Украинские ударные беспилотники: барражирующие боеприпасы, «Байрактары» и дальние реактивные разведчики, переделанные в крылатые ракеты


Помимо БПЛА, предназначенных для разведки, наблюдения за полем боя и корректировки артиллерийского огня, украинские вооруженные формирования активно используют ударные дроны.

Наряду с «квадриками», изначально произведёнными для гражданского применения, которые кустарно приспосабливают для подвески ручных гранат и других средств поражения, в распоряжении ВСУ имеются специализированные барражирующие боеприпасы (дроны-камикадзе), турецкие разведывательно-ударные аппараты среднего класса Bayraktar TB2 и дальние реактивные беспилотные разведчики советского производства Ту-141 и Ту-143, переделанные в крылатые ракеты.

Барражирующие боеприпасы
С 2014 года украинские разработчики БПЛА вели работы по созданию дистанционно управляемых одноразовых дронов, несущих осколочно-фугасную или кумулятивную боевую часть. Однако по состоянию на февраль 2022 года в ВСУ не было официально принятых на вооружение барражирующих боеприпасов.

В мае 2022 года появилась информация об использовании в боевых действиях на территории Украины американских дистанционно управляемых «летающих бомб» семейства Switchblade. До сих пор американцы поставляли их только Великобритании.

Известно, что украинская армия использует барражирующие боеприпасы двух типов: Switchblade 300 и Switchblade 600.


Барражирующий боеприпас Switchblade 300
Дрон-камикадзе Switchblade 300 создан компанией AeroVironment в 2011 году в рамках контракта, заключённого с МО США. Американские военные, дислоцированные в Афганистане, желали получить компактное и относительно недорогое управляемое средство поражения, пригодное для переноски военнослужащими, действующими в пешем порядке, которое могло бы точечно уничтожать вражескую живую силу, укрывшуюся в складках местности, на дистанциях, недостижимых для стрелкового оружия, гранатомётов и миномётов.

Специалистам компании AeroVironment удалось создать неплохой одноразовый аппарат с электрическим двигателем, который востребован и через 12 лет после начала производства. По состоянию на 2021 год стоимость одного беспилотника Switchblade 300 составляла около 6 000 долларов. К середине лета 2022 года ВСУ получили не менее 100 таких дронов. Сейчас Украине передано не менее 700 легких барражирующих боеприпасов Switchblade 300.


Switchblade 300 имеет небольшие размеры и вес. При длине 610 мм, его снаряженная масса составляет 2,5 кг. Гораздо больше весит комплект оборудования для запуска и наведения: электрический компрессор, предназначенный для выброса из пусковой трубы, и аппаратура дистанционного управления. В носовой части дрона расположены дневная и ночная камеры. Боевая часть по осколочному действию сравнима с ручной гранатой.

Хотя компания-производитель утверждает, что всё необходимое для применения барражирующего боеприпаса Switchblade 300 легко переносят пехотинцы, обычно дроны в пусковых трубах, компрессор и терминал управления перевозятся автотранспортом. Помимо переносного варианта, существует многозарядная установка, смонтированная на автомобиле HMMWV.


Запуск Switchblade 300
После выброса дрона сжатым воздухом из пусковой трубы, похожей на лёгкий миномёт, происходит раскрытие крыльев, хвостового оперения и включение электрического двигателя. Максимальная скорость полёта может достигать 160 км/ч. Крейсерская – 100 км/ч. Дальность – 10 км. Дрон способен держаться в воздухе 15 минут, за это время оператор должен обнаружить и поразить цель, либо подать команду на безопасный подрыв боевого заряда в воздухе.


Оператор БПЛА Switchblade 300
Точность наведения БПЛА Switchblade 300 высокая, в условиях хорошей видимости тренированный оператор попадает в круг диаметром 1 м, при этом сплошная зона поражения осколками составляет 6 м. Также заявлено, что этот дистанционно управляемый аппарат может применяться для перехвата беспилотников.

В марте 2021 года командование специальных операций США заключило контракт стоимостью 26 млн долларов на поставку тактических беспилотных ударных комплексов Switchblade 600. В сентябре 2022 года стало известно, что Пентагон выделил 2,2 млн долларов для закупки и последующей передачи Украине беспилотников-камикадзе Switchblade 600. Стоимость одного аппарата и их количество не разглашаются, но эксперты пишут, что Switchblade 600 в 8–10 раз дороже, чем Switchblade 300.


Барражирующий боеприпас Switchblade 600
Барражирующий боеприпас Switchblade 600 похож на Switchblade 300, но при этом гораздо крупнее и тяжелее. В отличие от ранней модели, дрон Switchblade 600 способен эффективно поражать сильно защищённые бронированные цели, для чего его снабдили боевой частью ПТРК Javelin, и он имеет гораздо большую дальность и продолжительность полёта. Платой за улучшенные характеристики стал многократный рост стартовой массы. Снаряженный вес «летающей бомбы» составляет 22,7 кг. Комплект аппаратуры управления с источником питания весит 54,4 кг.


После запуска Switchblade 600 способен барражировать более 40 мин. Дальность удаления от управляющей станции достигает 40 км. При атаке дрон разгоняется до 185 км/ч. Крейсерская скорость – 112 км/ч. В Switchblade 600 использована технология прерывания задачи с повторным выходом на цель, которая позволяет операторам при необходимости приостановить миссию, а затем повторно атаковать предыдущие или новые цели.

В октябре 2022 года появилась информация об использовании ВСУ в Запорожской области барражирующих боеприпасов польского производства Warmate.


Барражирующий боеприпас Warmate
Хотя этот польский дрон-камикадзе в техническом отношении не столь продвинут, как аппараты семейства Switchblade, он тоже представляет реальную опасность для российских солдат.

Warmate интересен тем, что может использоваться в качестве тактического разведывательного БПЛА – производить разведку, вести наблюдение и распознавание различных объектов, а при установке осколочной, термобарической или кумулятивной боевой части, способен поражать живую силу, транспортные средства, лёгкие инженерные сооружения и бронированную технику. Осколочно-фугасная БЧ массой 1 350 г содержит 530 г взрывчатки и по поражающему эффекту сравнима с 82-мм миной. Кумулятивная БЧ по нормали пробивает 220-мм гомогенную броню.


Компоненты системы Warmate
Старт аппарата осуществляется с помощью пневматического запуска из контейнерной пусковой установки, после чего раскладываются крылья и запускается электрический двигатель.

Размах крыла БПЛА Warmate составляет 1,4 м, а длина – 1,1 м. Максимальная взлётная масса – 4 кг. Радиус действия комплекса – 10 км, продолжительность барражирования – 30 минут, максимальная скорость – 150 км/ч, максимальная высота полёта – 500 м.

Ещё в 2016 году было анонсировано, что черниговское предприятие «Чезара» приобрело лицензию на БПЛА Warmate и намерено осуществлять его выпуск под наименованием «Сокол». Однако данных о производстве таких беспилотников на территории Украины не имеется.

В конце прошлого года стало известно, что «Укроборонпром» готовится к выпуску дронов-камикадзе большой дальности. Есть основания полагать, что украинский Shahed – это БПЛА E300 Enterprise спроектированный компанией AeroDrone. Как заявил министр обороны Украины Алексей Резников, аппарат имеет дальность полёта свыше 3 000 км и способен нести боевую часть массой до 300 кг. Но при полёте на максимальную дальность вес боевой нагрузки будет многократно меньше. В прошлом фирма AeroDrone занималась сборкой из импортных комплектующих беспилотников сельскохозяйственного назначения.

Разведывательно-ударный БПЛА Bayraktar TB2
Согласно данным The Military Balance, в начале 2022 года Украина имела 12 беспилотников Bayraktar TB2 (по 6 единиц в Воздушных силах и в Морской авиации). Первые шесть «Байрактаров» и наземные станции управления украинские военные получили в январе 2019 года. Стоимость одного беспилотника составила 3,4 млн долларов. По результатам успешного применения «Байрактаров» азербайджанской армией в Нагорном Карабахе официальные лица Украины выразили желание дополнительно закупить ещё 48 дронов и наладить их сборку на территории страны. После начала российско-украинского вооруженного противостояния Турция поставила ещё не менее 30 «Байрактаров», часть их передана безвозмездно.


Украинский БПЛА Bayraktar TB2
Появление БПЛА Bayraktar TB2 во многом связано с нежеланием США продавать Турции современные беспилотники среднего класса. Столкнувшись с острой потребностью в таких БПЛА, турецкое правительство в 2009 году заключило с компанией Baykar Makina соглашение на поставку разведывательно-ударных дронов.

В 2014 году Bayraktar TB2 побил мировой рекорд среди беспилотных летательных аппаратов в своём классе по продолжительности полёта: на высоте 8 км он находился 24 часа 34 минуты.

Беспилотник с максимальным взлётным весом 650 кг оснащён поршневым двигателем Rotax 912, который вращает толкающий винт изменяемого шага. Длина аппарата – 6,5 м. Размах крыла – 12 м. Топливные баки вмещают 300 л бензина. В горизонтальном полёте «Байрактар» может разогнаться до 222 км/ч. Крейсерская скорость – 130 км/ч. Практический потолок составляет 8 200 м, рабочая высота – 5 500 м. Дальность управления беспилотником с наземной станции Mobile GCS Baykar, размещаемой в универсальном контейнере на шасси грузовика повышенной проходимости – до 150 км.


Станции управления Mobile GCS Baykar
В состав авиационного беспилотного комплекса в стандартной комплектации входят: две мобильные наземные станции управления, два дизель-генератора, средства наземного обслуживания и поддержки, комплект ЗИП и дополнительный автотранспорт, шесть БПЛА. Стоимость комплекса составляет 70 млн долларов, что сравнимо с ценой двух истребителей F-16С Block 52.

Глазами «Байрактара» является гиростабилизированная оптико-электронная платформа Wescam MX-15D, разработанная американской компанией L3Harris Technologies Inc. Данная платформа включает в себя модуль электрооптических камер видеонаблюдения, модуль инфракрасной камеры наблюдения и лазерный дальномер-целеуказатель совмещённый с GPS-приемником.


Оптико-электронная платформа Wescam MX-15D
В составе аппаратуры Wescam MX-15D имеется две цветных ТВ-камеры. Одна из них предназначена для ведения обзорной разведки. Другая – для дальнего обнаружения целей. Вторая камера оснащена объективом точного наведения большой кратности и имеет четыре фиксированных степени увеличения. Эта камера даёт возможность идентифицировать наземную технику на удалении 50–70 км, а на дистанции 20 км можно хорошо рассмотреть отдельного вооруженного пехотинца. Наличие во вращающемся блоке лазерного дальномера-целеуказателя позволяет осуществлять целеуказание на дистанции до 20 км.

БПЛА Bayraktar TB2 также может комплектоваться мини-РЛС с АФАР, что в условиях плохой видимости позволяет обнаруживать замаскированную технику, или станцией радиотехнической разведки, выявляющей работу и фиксирующей координаты наземных радиолокаторов.

Для уничтожения наземных целей используются две ПТУР с лазерным наведением L-UMTAS. Длина ракеты – 1,75 м. Диаметр – 160-мм. Масса – 37,5 кг. Дальность стрельбы – до 8 км. Но гораздо чаще на четырёх подкрыльевых узлах «Байрактара» подвешивают малогабаритные корректируемые авиационные бомбы MAM-L и MAM-C.


КАБ MAM-L и MAM-C на подкрыльевых узлах подвески БПЛА Bayraktar TB2
Малогабаритные управляемые бомбы с лазерным наведением разработаны и производятся турецкой компанией Roketsan Roket Sanayii ve Ticaret A. S. Они могут быть снаряжены различными боевыми частями и является высокоточным оружием с КВО не более 1 м.


Характеристики корректируемых авиационных бомб MAM-L и MAM-C
Компания Baykar Makina заявляет, что фюзеляж беспилотника, изготовленный из углеродного волокна, кевлара и гибридных композитов, имеет ЭПР не более 0,3 м2. Такой показатель примерно соответствует радиолокационной заметности истребителя 5-го поколения F-35 Lightning II, в связи с чем делается вывод, что «Байрактар» является малозаметным для РЛС противника летательным аппаратом. Однако на практике, в ходе боевых действий в Ливии и Нагорном Карабахе беспилотники турецкого производства в большинстве случаев успешно обнаруживались современными российскими радарами. В то же время, если БПЛА Bayraktar TB2 летел на большой высоте, он был не уязвим для ПЗРК, ЗРПК и ЗРК малой дальности. Современные ЗРК средней и большой дальности уничтожают его легко.

С первых дней российско-украинского конфликта БПЛА Bayraktar TB2 активно использовались для ведения разведки и нанесения ударов. Хотя боевые порядки российских войск в достаточной степени были насыщены средствами ПВО, украинским дронам удалось достичь определённых успехов. На их счету имеются: уничтоженная бронетехника, артиллерийские системы, РСЗО, мобильные ЗРК малой и средней дальности, командно-штабные и машины связи.

Потери Российских сил от средств воздушного нападения в первую очередь вызваны утратой управления армейской ПВО на марше, плохим уровнем взаимодействия различных родов войск, непониманием личным составом целей и задач. Основной же причиной болезненных потерь стал низкий уровень профессионализма и информированности командования, что привело к критическим ошибкам в планировании операции.

Также «Байрактары» сыграли заметную роль в событиях вокруг острова Змеиный, что стало одним из факторов, приведших к «жесту доброй воли».

Вооруженные силы Украины на определённом этапе пытались применять турецкие беспилотники для нанесения ударов по российской территории. Согласно открытым источникам, три «Байрактара» были сбиты силами ПВО 26 и 27 апреля в Курской и Белгородской областях и ещё один – 1 мая в Курской области. По состоянию на сентябрь 2022 года потери украинских БПЛА Bayraktar TB2 составляли не менее 10 единиц.

После того, как линия вооруженного противостояния стабилизировалась, информации о применении украинских «Байрактаров» для ударов по наземным целям нет. Это объясняется высокой уязвимостью тихоходных и маломанёвренных дронов к дальнобойным средствам ПВО и истребительной авиации.

В настоящее время беспилотники турецкого производства эпизодически используются ВСУ для выполнения патрульных и разведывательных полётов над районами, где риск их перехвата минимален.

Дальние реактивные беспилотные разведчики Ту-141 и Ту-143, переделанные в крылатые ракеты
В наследство от Советской Армии украинским вооруженным силам досталось несколько десятков беспилотных реактивных разведчиков Ту-141 и Ту-143. Эти БПЛА создавались для ведения разведки в районах с сильной ПВО, в основном развёртывались на западных границах СССР и выпускались на Харьковском авиационном заводе, в связи с чем большая часть Ту-141 и Ту-143 осталась в Украине.

Беспилотные разведчики Ту-141 и Ту-143 имели много общего внешне, но отличались геометрическими размерами, массой, дальностью полёта, составом и возможностями бортовой разведывательной аппаратуры. Оба аппарата были построены по схеме «бесхвостка» с низкорасположенным треугольным крылом со стреловидностью по передней кромке 58°, с небольшими наплывами в корневых частях. В передней части фюзеляжа имеется неподвижный дестабилизатор трапециевидной формы, обеспечивавший необходимый запас устойчивости. ПГО – переставляемое на земле в пределах от 0° до 8° в зависимости от центровки самолета, с углом стреловидности по передней кромке 41,3°.


Украинский БПЛА Ту-141 на пусковой установке в музейной экспозиции
Воздухозаборник двигателя расположен над фюзеляжем, ближе к хвостовой части. Такая компоновка позволила не только упростить устройство стартового комплекса, но и снизила радиолокационную заметность беспилотного разведчика. Для уменьшения размаха крыла при транспортировке консоли крыла Ту-141 отклонялись в вертикальное положение. Длина Ту-141 составляет 14,33 м, а Ту-143 – 8,6 м. Размах крыльев: 3,88 метра и 2,24 метра соответственно.


Подготовка к запуску украинского БПЛА Ту-141
Ту-141 использовался в составе разведывательного комплекса ВР-2 «Стриж». В его состав, помимо беспилотника, входили машины, предназначенные для заправки и подготовки БПЛА к запуску, буксируемая стартовая установка, контрольно-проверочные стенды и аппаратные для работы с разведывательной техникой. Все элементы комплекса размещались на мобильных шасси и могли передвигаться по дорогам общего пользования.


Запуск Ту-141 производился с помощью твердотопливного стартового ускорителя, монтировавшегося в нижней части фюзеляжа. Приземление беспилотного разведчика после выполнения задания осуществлялась с помощью парашютной системы, расположенной в обтекателе в хвостовой части фюзеляжа над соплом турбореактивного двигателя.

Беспилотные разведчики Ту-141 поздних серий оснащались турбореактивным двигателем КР-17А с тягой 2 000 кгс. Реактивный летательный аппарат с взлётной массой 5 370 кг, на высоте 2 000 м развивал скорость 1 110 км/ч и имел дальность полёта 1 000 км. Минимальная высота полёта на маршруте составляла 50 м, потолок – 6 000 м.


БПЛА Ту-141 был оборудован совершенной для своего времени навигационной аппаратурой, аэрофотоаппаратами, инфракрасной разведывательной системой, средствами, позволяющими определять типы и координаты работающих радиолокаторов и производить радиационную разведку местности. На маршруте беспилотный разведчик управлялся автопилотом, манёвры и включение-выключение разведывательного оборудования происходили по заранее заданной программе.

Всего с 1979 по 1989 год в Харькове было построено 152 разведчика Ту-141. Согласно справочным данным, Украина располагала примерно 50 беспилотниками этого типа.

По компоновочной схеме и техническим решениям беспилотный разведчик Ту-143 являлся как бы уменьшенной копией Ту-141. Первый успешный полёт Ту-143 состоялся в декабре 1970 года. Официальное принятие на вооружение Ту-143 произошло в 1976 году.


БПЛА Ту-143 в музейной экспозиции
Беспилотный разведчик со стартовой массой 1 230 кг запускался с мобильной пусковой установки на базе колёсного тягача БАЗ-135МБ. Погрузка Ту-143 в пусковую установку и эвакуация с места посадки осуществлялась с помощью транспортно-заряжающей машины.


Погрузка разведчика Ту-143 на транспортно-пусковую установку СПУ-143 с помощью транспортно-заряжающей машины ТЗМ-143
Техническое обслуживание БПЛА и подготовка к запуску производились с использованием контрольно-проверочного комплекса, автозаправщика, автокрана, пожарных и грузовых автомобилей. Предстартовая подготовка занимала около 15 минут. Непосредственно перед стартом запускался турбореактивный маршевый двигатель ТРЗ-117 с максимальной тягой 640 кгс, после чего беспилотный разведчик стартовал с помощью твердотопливного ускорителя.


Полет Ту-143 выполнялся по запрограммированному маршруту с помощью автоматической системы управления, в состав которой входил автопилот, радиовысотомер и измеритель скорости. Разведывательный БПЛА был способен выполнять полет на малой высоте со скоростью до 950 км/ч, в том числе и в местности со сложным ландшафтом. Комплекс ВР-3 «Рейс» с БПЛА Ту-143 обеспечивал ведение тактической воздушной разведки в светлое время суток на глубину 60–70 км от линии фронта с использованием фото, телевизионной техники и аппаратуры разведки радиационного фона. Прием телевизионного изображения был возможен на удалении 30–40 км от наземной аппаратной.

Перед посадкой в заданном районе Ту-143 одновременно с остановкой двигателя производил горку, после чего осуществлялся выпуск двухкаскадной парашютно-реактивной системы и шасси. Поиск места посадки беспилотного разведчика производился по сигналам бортового радиомаяка. Далее производилось изъятие контейнера с разведывательной информацией и доставка БПЛА на техническую позицию для подготовки к повторному использованию. Обработка фотоматериалов происходила в мобильном пункте приема и дешифрования разведывательной информации, после чего обеспечивалась оперативная передача полученных данных по каналам связи.

Согласно сведениям, опубликованным в открытых источниках, с учетом прототипов, предназначенных для испытаний, в период с 1973 по 1989 годы было построено более 950 Ту-143. По состоянию на 2014 год в распоряжении ВСУ имелось 66 Ту-143 (большая часть на хранении).

Украинские разведывательные БПЛА Ту-141 и Ту-143 использовались ВСУ в ходе боевых действий на востоке страны в 2014–2015 гг. Их эксплуатация была возложена на 321-ю отдельную эскадрилью беспилотных самолётов-разведчиков, дислоцированную в посёлке Рауховка Березовского района Одесской области.

Беспилотные аппараты использовались для фотографирования позиций ополченцев, проведя разведку территории площадью более 250 000 га. Зафиксировать удалось около 200 объектов, включая 48 блокпостов и более 150 объектов инфраструктуры (мостов, дамб, перекрёстков, участков дорог). Однако в связи с моральным и физическим устареванием приборного оборудования советского производства разведка в реальном масштабе времени была невозможна. Временной промежуток от момента съемки до дешифровки и использования данных мог быть значительным, что во многом обесценивало результат разведывательного вылета. Несколько украинских разведывательных беспилотников в ходе этих миссий было потеряно.


Однако на этом использование, казалось бы, безнадёжно устаревших БПЛА украинскими вооруженными силами не прекратилось. Последние учения с использованием Ту-141 и Ту-143 состоялись в июне 2021 года, когда они выступали в роли тренировочных целей для расчётов ПВО.

Ещё на этапе проектирования Ту-141 и Ту-143 рассматривался вариант создания на их базе крылатых ракет, но в СССР это реализовано не было. Однако к данной идее вернулись в Украине. В декабре 2022 года украинские реактивные беспилотные разведчики, оснащённые боевой частью, атаковали аэродромы российских дальних бомбардировщиков. Показательно, что от авиабазы Дягилево до подконтрольной Украине территории около 500 км, а до авиабазы в Энгельсе – около 700 км. В результате атаки несколько самолётов получили повреждения, пострадала наземная инфраструктура, имелись убитые и раненные.

С учётом того, что дальность полёта Ту-143 составляет около 200 км, скорее всего, для ударов по авиабазам использовались тяжелые БПЛА Ту-141 с дальностью полёта около 1 000 км.


Совершенно очевидно, что для переоборудования в крылатую ракету Ту-141 подвергся серьёзной доработке. Громоздкая и тяжелая советская разведывательно-навигационная аппаратура была заменена современной системой навигации, корректирующей маршрут полёта по сигналам спутниковой системы позиционирования. Судя по всему, беспилотник также оснастили высокоточным лазерным или радиолокационным высотомером, что позволило осуществлять полёт на предельно малой высоте. Место, освободившееся в отсеке разведывательного оборудования, использовано для размещения заряда взрывчатки, который, по неподтверждённым данным, составлял 80–120 кг.

С учётом того, что максимальная дальность полёта Ту-141 была меньше, чем он мог пролететь до полного израсходования топлива, на борту импровизированной крылатой ракеты ещё имелось изрядное количество авиационного керосина, и это могло существенно повысить поражающий эффект.

Возможные меры противодействия украинским ударным БПЛА
Российские ЗРК средней и большой дальности при нормальной организации боевой работы в состоянии успешно бороться с БПЛА Bayraktar TB2, и в настоящее время аппараты этого типа очень редко появляются в зоне боевых действий.

Однако ситуация может измениться, если ВСУ получат американские БПЛА MQ-1C Gray Eagle или MQ-9 Reaper, о чём в настоящее время ведутся переговоры.

Боевой дрон MQ-1C Gray существенно превосходит турецкий «Байрактар» и способен нести ракеты AGM-114 Hellfire и управляемые бомбы GBU-44/B Viper Strike. Ещё более высоким ударным потенциалом обладает турбовинтовой MQ-9 Reaper.


Под крылья «Жнеца» можно подвесить 225-кг корректируемые авиабомбы JDAM с дальностью планирования более 20 км. Беспилотник с таким оружием может наносить удары, не входя в зону действия войсковой ПВО.

В этой ситуации могут помочь истребители Су-35С с дальнобойными ракетами. Но для этого необходимо организовать дежурство в воздухе, что с учётом численности истребителей этого типа и протяженности линии боевого соприкосновения не реально.

Кроме того, истребителям неизбежно потребуется поддержка самолётов ДРЛО, а с этим у ВКС РФ дело обстоит не очень хорошо. Также стоит отметить, что где-то с мая 2022 года наши пилотируемые боевые самолёты действуют в основном над передовой, особо не углубляясь на территорию, занятую противником.

Теоретически против дронов с управляемыми ракетами и планирующими бомбами действенным методом борьбы является подавление помехами каналов управления БПЛА и сигналов спутниковой навигационной системы GPS. Однако стоит признать, что наша активно распиаренная «всемогущая» РЭБ на практике оказалась не столь эффективна, как хотелось бы.

В реальных боевых условиях, при столкновении с современным западным вооружением выяснилось, что действительно работающей аппаратуры не очень много. К тому же после ряда крайне неприятных инцидентов российское командование стало избегать размещения станций постановки помех в прифронтовой полосе. Подтверждением этого является тот факт, что уже в течение длительного времени нам не удаётся оказать по-настоящему реальное противодействие дронам-камикадзе и управляемым реактивным снарядам GMLRS, которыми ведут огонь установки M270 MLRS, M142 HIMARS и MARS II.

В случае если противник начнёт массово использовать собственные аналоги «Шахидов», а наладить производство такого оружия при западной поддержке можно достаточно быстро, российская объектовая ПВО может оказаться в очень сложном положении. Как показывает украинский опыт, в экономическом отношении является крайне нерациональным тратить на дрон стоимостью около 20 000 долларов зенитную ракету, цена которой больше 1 млн долларов.

Уже сейчас едва ли не ежедневно появляется информация о работе систем ПВО в Крыму, в Белгородской и Курской областях. Конечно, крупные российские города от «летающих бомб» можно прикрыть «Торами», «Панцирями», «Тунгусками» и прочими мобильными войсковыми комплексами малой дальности, у которых стоимость средств поражения по сравнению с «Буком», С-300П/В и С-400 не столь велика. Но в этом случае придётся снять большую часть войсковой ПВО с фронта.

Очень показательной являются пощечины в виде неоднократных атак аэродромов в глубине российской территории.

Устаревшие громоздкие беспилотники Ту-141 сумели преодолеть сотни километров, не будучи обнаруженными и перехваченными. Страшно представить, что может случиться, если целью удара вражеских тяжелых БПЛА станет не аэродром «стратегов», а АЭС, плотина крупной ГЭС или химическое производство, где используются токсичные вещества.

В это самое время, когда украинские «Стрижи» свободно летают над центральной частью России, имеющиеся С-300П используются для обстрела наземных целей.

Совершенно очевидно, что в сложившейся ситуации, помимо укрепления системы ПВО вокруг критически важных объектов, необходимо искать пути для скорейшего прекращения боевых действий. Источник