БПЛА-шторм поднимается


Каждый военный конфликт служит проверкой вооружённых сил на прочность.

Каждый военный конфликт проверяет на прочность стратегию, тактику и тактико-технические характеристики (ТТХ) вооружений.

Каждый военный конфликт проверяет способность предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК) адаптироваться к быстро меняющейся ситуации на поле боя.

Говорят, что «генералы всегда готовятся к прошедшей войне». Отчасти это правда, вооружённые силы (ВС) любой страны – это весьма инертная система. Но иногда появляется некто, вроде «отца атомного флота» вице-адмирала (с 1958 года) Хаймана Джорджа Риковера, который говорит «атомным подводным лодкам быть», и это решение в корне изменило военно-морские силы (ВМС) США и военно-морские флоты (ВМФ) других ведущих стран мира. А иногда революционные комплексы вооружений появляются по принципу «голь на выдумки хитра», когда более слабый противник, в ожидании неизбежного нападения, отчаянно ищет возможности для того, чтобы склонить чашу весов в свою пользу.

Понимание ошибок и возможностей приходит в момент наступления нового военного противостояния, причём противостояния с приблизительно равным по силе противником – иначе легко можно сделать вывод о том, что ни с кем страшнее бородатых террористов воевать не придётся. И именно таким противостоянием стало проведение российской специальной военной операции (СВО) на территории Украины, разумеется, с учётом того «вклада», который привносят в этот конфликт страны Запада. Да, именно война на Украине – это наиболее показательный военный конфликт последнего времени, поскольку нападение США/НАТО на Ирак и Югославию – это как избиение школьника командой «Майков Тайсонов».

Пожалуй, самым значительным открытием СВО можно считать беспилотный летательный аппарат (БПЛА)-камикадзе «Герань-2». Именно применение БПЛА-камикадзе «Герань-2» в ходе проведения российской СВО на Украине показало, насколько эффективны могут быть эти комплексы – а ведь ранее про них практически никто ничего не слышал или не придавал особого значения. У всех на слуху были турецкие БПЛА «Байрактар», неплохо показавшие себя в ряде локальных конфликтов, но ставшие законной добычей российских средств противовоздушной обороны (ПВО) в ходе СВО.

Итак, БПЛА «Герань-2». Что в нём примечательного?


БПЛА «Герань-2» / «Shahed 136» стал широко известен в ходе проведения СВО на Украине
«Герань-2» или «Shahed 136»?
Споры по вопросу, чем является БПЛА «Герань-2», российской разработкой, украинской разработкой (есть и такое мнение) или иранским БПЛА «Shahed 136», не утихают с того момента, как это оружие было применено на Украине, и по сей день. Впрочем, иранские корни БПЛА «Герань-2» вряд ли у кого-то вызывают сомнения, а степень локализации этого оружия в РФ сейчас не так важна – идёт война, необходимо использовать все доступные ресурсы.


Операторы БПЛА-камикадзе «Герань-2» / «Shahed 136»
Ключевые преимущества БПЛА «Герань-2» также озвучивались уже неоднократно. В первую очередь это цена, цена и ещё раз цена. По разным оценкам, стоимость БПЛА «Герань-2» составляет от 20 000$ до 200 000$. В любом случае это в 5-50(!) раз ниже, чем стоимость «настоящих» крылатых ракет (КР), типа российской КР «Калибр» или американской КР «Томагавк». Конечно, характеристики БПЛА «Герань-2» и КР «Калибр»/«Томагавк» несравнимы – масса боевой части и скорость полёта БПЛА «Герань-2» в 4-5 раз ниже, чем у КР «Калибр»/«Томагавк». Однако вполне сопоставимы другие характеристики – дальность полёта, которая для БПЛА «Герань-2» оценивается, по разным данным, от 1000 до 2500 километров, а также точность наведения на цель, обеспечиваемая российской глобальной спутниковой навигационной системой (ГЛОНАСС), а возможно, что и её американским аналогом GPS.

Почему концепция БПЛА «Shahed 136» в его нынешнем виде появилась и получила широкое распространение именно в Иране? А всё по тому же принципу: «голь на выдумки хитра».

Долгие годы находясь в условиях жёстких международных санкций, в условиях серьёзных финансовых и технологических ограничений, под непрерывной угрозой нанесения ударов Израилем и США, у Ирана не было никакой другой возможности, кроме как «выкручиваться», искать способы нанесения максимального ущерба врагу в случае конфликта. Не исключено, что в случае американского вторжения в Иран флот США также ожидали бы некие малоразмерные дистанционно-управляемые «сюрпризы», способные значительно потрепать американские авианосные ударные группы (АУГ). Впрочем, вернёмся к БПЛА «Герань-2» / «Shahed 136».

По данным зарубежных СМИ, Иран поставил в Россию несколько тысяч БПЛА «Shahed 136» / «Герань-2», что Россия и Иран отрицают. Допустим, что были поставлены какие-то комплекты, позволяющие собрать указанные несколько тысяч БПЛА «Герань-2» на территории России. Вряд ли Иран поставил всё, что у него есть. Тогда сколько БПЛА «Shahed 136» находится на вооружении Ирана? Четыре тысячи? Десять тысяч? Даже если именно сейчас десяти тысяч БПЛА «Shahed 136» у Ирана нет, то с высокой вероятностью за 5-10 лет они могут произвести такое количество, а то и куда большее.

Для Ирана основным региональным соперником является Израиль, расстояние до которого с запасом покрывается предполагаемой дальностью полёта БПЛА «Shahed 136». По разным оценкам, у Израиля имеется от пятидесяти до четырёхсот ядерных боеголовок, существование которых Израиль не подтверждает, но и не отрицает. При этом предполагаемые попытки Ирана обзавестись ядерным оружием Израиль и США жёстко пресекают.


Расстояние от Ирана до Израиля составляет чуть более тысячи километров по прямой
Допустим, что Иран и Израиль дошли до «горячей» фазы конфликта, и Израиль нанёс по Ирану ядерный удар. Не имея собственного ядерного оружия, Иран применяет все имеющиеся БПЛА «Shahed 136», причём половина из них будет нести отработанное ядерное топливо, представляя собой так называемую «грязную бомбу». В дополнение к ним пойдут баллистические ракеты разных типов, сколько их там у Ирана – несколько тысяч? Кто понесёт больший ущерб в результате такого обмена ударами? Ирану придётся несладко, даже если ядерных боеголовок у Израиля всего две сотни. Но и у Израиля всё будет плохо – территория маленькая, проживание компактное, на годы, а то и десятилетия, пока не дезактивируют местность усилиями «мирового сообщества», она может стать непригодной для жизни.

Рассмотрим и более «мягкий» сценарий развития событий. Ядерное оружие и «грязные бомбы» не применяются – только конвенциональные боеприпасы. Израиль атакует Иран «классическим» высокоточным оружием, баллистическими и крылатыми ракетами, израильскими версиями американских самолётов пятого поколения F-35I и другим вооружением. Иран в ответ наносит удар тысячами БПЛА «Shahed 136», в дополнение к которым будут использованы баллистические ракеты с конвенциональной боевой частью и другое вооружение.

Никаких шансов перехватить тысячи БПЛА «Shahed 136» у ПВО Израиля просто нет – в лучшем случае собьют 5-10 %. Тем более что добрые соседи вполне могут поучаствовать в налёте, заняв ПВО/ПРО Израиля дешёвыми неуправляемыми «Кассемами».

Кто понесёт большие потери в результате такого конфликта? По мнению автора – однозначно Израиль. Всё по той же причине – слишком компактна эта страна, слишком высока плотность населения (свыше 400 человек на квадратный километр).

Скажем прямо, у Ирана нет и не будет никаких шансов нанести вред Израилю традиционными видами вооружений – авиацией, флотом, сухопутными силами. В любых сценариях он будет обречён на поражение. Но появление БПЛА «Shahed 136» в корне меняет ситуацию, и нет сомнений, что в Израиле крепко задумались после того, как посмотрели на работу БПЛА «Герань-2» на Украине, а ведь они применяются там десятками-сотнями, а не тысячами или десятками тысяч.

Миллионы «Гераней» – это реально?
В каких объёмах могут производиться БПЛА типа «Герань-2» или «Shahed 136»?

Здесь важнейшим фактором является цена. Ранее мы говорили, что стоимость БПЛА «Герань-2» оценивается в диапазоне от 20 000$ до 200 000$. Возьмём что-то среднее – 100 000$. Тогда миллион БПЛА типа «Герань-2» будет стоить 100 000 000 000$ (сто миллиардов долларов). Для России эта сумма является неподъёмной, как и для остальных стран мира, за исключением США.

Для США сто миллиардов долларов – это немногим более 10 % от их оборонного бюджета. Но нужен ли США миллион условных БПЛА «Герань-USA»? А почему нет, если они поймут, что с их помощью могут выиграть конфликт практически с любым противником, причём используя только их. По открытым данным, в ходе бомбардировок Союзной республики Югославия (СРЮ) США и страны НАТО применили порядка 23 000 бомб и ракет и быстро сломали эту страну. А сколько нужно высокоточных ударов для того, чтобы сломить Россию, особенно зимой? А страну меньшего размера?

В материале Удары украинских БПЛА по аэродрому в Энгельсе как показатель крайней уязвимости авиации в пунктах базирования мы рассмотрели, что даже с имеющимся арсеналом высокоточного оружия большой дальности США потенциально могут уничтожить всю российскую авиацию прямо на аэродромах.

Сложно даже представить, какие возможности предоставит миллион высокоточных боеприпасов с дальностью полёта в несколько тысяч километров. Можно уничтожить не только авиацию на аэродромах, но и флот в военно-морских базах, всю топливную инфраструктуру вооружённых сил, все склады с боеприпасами, предприятия военно-промышленного комплекса (ВПК), военные базы, казармы – всё, что имеет отношение к вооружённым силам. При этом они даже могут не трогать силы ядерного сдерживания (СЯС), правительственную инфраструктуру и гражданские объекты. Вроде бы страна цела, но никаких военных возможностей у неё не осталось – приходи, бери голыми руками. А уж жадных рук по периметру России достаточно – самим США можно и не «пачкаться», снабдят и науськают кого надо – те же укронацисты с радостью пойдут хоть до Хабаровска.

Миллион БПЛА-камикадзе в год, пять миллионов за пять лет, десять миллионов за десять лет. По сути, можно просто держать противника в каменном веке, нанося по нему ежедневно почти по три тысячи ударов. Годами.

Знаете, кто наш основной союзник в том, чтобы такое оружие и в таких количествах у США не появилось? Это американский ВПК, которому не нужны никакие революции и претенденты на бюджет – им интереснее произвести три эсминца Zumwalt или десяток-другой бомбардировщиков B-2, в общем, что-то очень дорогое и малосерийное. Проблема в том, что рано или поздно могут появиться человек или компания, которые сделают ВС США настолько привлекательное предложение, что они не смогут от него отказаться. Или их вынудит к этому реальность, опыт других стран, угроза поражения, которую нельзя будет отрицать.


Дорогие «игрушки» ВС США
Всё необходимое для этого у США есть – серийное производство двигателя Limbach L550E немцы им обеспечат, причём на территории США. С корпусом, электроникой и прочим проблем тем более не будет. Более того, появление спутниковой связи в смартфонах уже стало реальностью: первой это сделала компания Apple, а теперь и крупнейший производитель ARM чипсетов Qualcomm представил решение Snapdragon Satellite, способное обеспечить смартфонам двустороннюю спутниковую связь. При чём здесь «Герань-USA»? А при том, что эта технология может попасть в каждый БПЛА, обеспечив им возможность перенацеливания в полёте, что на порядок повысит эффективность таких дронов.


Решение Snapdragon Satellite – спутниковая связь в каждый смартфон от компании Qualcomm
Производство может осуществляться на полностью роботизированных предприятиях по полному циклу, участие человека может быть минимальным. При столь крупносерийном производстве – миллион изделий в год, стоимость за единицу неизбежно будет снижаться, особенно если правильно стимулировать разработчиков, инженеров, технологов – снизили цену на доллар, сэкономили стране миллион долларов в год, сто тысяч получили в виде премий и так далее.

В общем, вопрос производства в США миллиона БПЛА-камикадзе «Герань-USA» в год – это вопрос скорее политический, нежели технический или финансовый.

Кто ещё может произвести миллион БПЛА-камикадзе?

Конечно, это Китай. Характеристики «Герань-CN» будут чуть хуже, чем у американской версии, но явно не хуже иранского оригинала. Да и цена будет поменьше, что позволит китайцам выйти на сравнимые с США объёмы при меньшем бюджете. Возможно, что и Евросоюз сможет производить сравнимое количество «Герань-EU» «в складчину».

Что касается России, то если выйти на объём в миллион изделий в год и не получится, то, при большом желании, на сотни тысяч, скорее всего, можно. Но лишь при большом желании и целеустремлённости на уровне высшего руководства страны. Разумеется, мы возвращаемся к фактору стоимости. Если стоимость условной «Герань-РФ» удастся удержать на уровне 20 000$, максимум 30 000$, то и миллион изделий в год потенциально наша страна потянет, пусть даже в ущерб закупкам каких-то других вооружений, ведь миллион БПЛА «Герань-РФ» дадут нашим вооружённым силам куда больше возможностей, чем «Арматы», «Сарматы», Ту-160М и многие другие типы вооружений, неспособные сейчас существенно повлиять на ход конфликта.

Ранее в материале Проект «Кондор»: смерть с небес мы уже рассматривали концепцию планирующих БПЛА-камикадзе оперативно-тактического уровня, предназначенных для нанесения ударов по противнику на дальности порядка 100-200 километров при сбросе с транспортного самолёта на высоте порядка 10 километров. Концепция БПЛА-камикадзе «Кондор» предусматривает его производство в количестве порядка 300 000 единиц в год. Во многом концепции БПЛА-камикадзе «Герань-2» и планирующего БПЛА-камикадзе «Кондор» схожи – недорогие комплектующие, крупносерийное производство и стоимость боеприпаса, меньшая, чем стоимость зенитных управляемых ракет (ЗУР), которыми он может быть сбит.


Концепт планирующего БПЛА-камикадзе «Кондор»
БПЛА «Кондор» сложнее сбить – нет тепловой сигнатуры и звука двигателя, он явно должен быть дешевле в производстве, но и его применение сложнее – необходимы транспортные самолёты, тогда как под «Герань-2» можно приспособить практически любую платформу-носитель. Но главное это то, что если БПЛА-камикадзе «Кондор» – это оружие оперативно-тактического класса, то «Герань-2» – это фактически уже стратегическое оружие.

Миллион БПЛА-камикадзе типа «Герань-2» в год позволят не только превратить Украину в руины, но и достойно рассчитаться со всеми европейскими пособниками нацистского режима, начиная с Польши и стран Прибалтики.

Обладая наступательным потенциалом в миллион БПЛА-камикадзе в год все остальные вооружённые силы можно вообще не задействовать. К примеру, военно-воздушные силы (ВВС) могут использоваться только для обеспечения противовоздушной обороны собственной территории – никаких пилотов в плену у противника, никаких потерь от ПВО противника. В равной степени наземным подразделениям не потребуется входить на территорию противника, поскольку, полностью лишившись транспортной и энергетической инфраструктуры, складов вооружений и ремонтных предприятий, противник просто не сможет вести сколь либо серьёзные наступательные операции, ведь то, что сейчас происходит на Украине – это лишь следствие ограниченного нанесения ударов по ключевым объектам инфраструктуры этой страны.

Если же удары тысячами БПЛА-камикадзе будут дополняться традиционными видами вооружённых сил, то синергетический эффект от их совместного использования будет ещё выше. Например, когда вслед за БПЛА-камикадзе пойдут самолёты радиоэлектронной разведки (РТР), самолёты радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и малозаметные истребители с противорадиолокационными ракетами (ПРР), способные вскрыть и полностью уничтожить ПВО противника.

Что, если США смогут, а мы нет?
Потенциальное получение миллиона БПЛА-камикадзе большой дальности в год однозначно спровоцирует США на интенсификацию боевых действий по всей планете, в первую очередь против России. Причём на начальном этапе они могут даже не наносить ударов по российской территории – уничтожат все наши немногочисленные военные базы за рубежом, в том числе и в Сирии, массированными ударами уничтожат все российские вооружённые силы на территории, считаемой Украиной своей. Разумеется, это будет лишь начало – затем процесс будет уже не остановить.

А это значит, что России необходим свой миллион БПЛА «Герань-РФ», поскольку лучшая оборона – это нападение. Тем не менее, как защита от удара США «свои» БПЛА «Герань-2» слабо помогут – слишком далеко находится наш заокеанский враг, слишком сильный у него флот – носители просто не подпустят к побережью США. Нам они нужны лишь для военного доминирования в пределах континента, где целями будут вооружённые силы стран Европы и базы США в регионе.

Поэтому для исключения удара сотнями тысяч-миллионами БПЛА-камикадзе по России необходимо иметь возможность разрушения инфраструктуры, обеспечивающей их применение – то есть спутников системы глобального позиционирования GPS, спутников связи типа Iridium и Starlink, разведывательных спутников всех классов.

Достать спутники на высоких орбитах хоть и сложно, но можно. Однако противник активно развивает низкоорбитальные спутниковые группировки, включающие в себя тысячи спутников. А значит, нам нужны «Жнецы», способные выкосить низкоорбитальную инфраструктуру противника и не позволить ему вновь её развернуть.


Концепция орбитального перехватчика «Жнец»
Без орбитальных группировок разведки, навигации и связи БПЛА-камикадзе большой дальности – это просто бесполезный хлам. Ведущие страны мира активно работают над автономными системами навигации, основанными на квантовых эффектах, но пока эти работы далеки от завершения.

Выводы
Невозможно! Нереально! Это фантазии! Так рассуждают многие не только среди обывателей, но и среди профессионалов. Ведь это так «уютно» – жить прошлым, когда сам был моложе и мир казался таким простым. Красивые кораблики, морячки в тельняшках и бескозырках по ним бегают, солнышко светит – вот что нам нужно, огромный надводный флот с авианосцами. Героические десантники выбрасываются с парашютами из сотен транспортных самолётов и мужественно атакуют врага на своих консервных банках. Танки и артиллерия, огневой вал, «и сотни тысяч батарей, за слёзы наших матерей»…

Вот только в наше время всего этого может оказаться мало и бесполезно – даже «трупами завалить» противника не получится, точнее, трупы то будут, но вот толку от них не будет никакого.

Прозрение может наступить слишком поздно.

Технологии меняются слишком быстро. Достаточно оглянуться назад и посмотреть, насколько изменился мир за последние 20-30 лет. Совсем недавно люди звонили из телефонных будок, а в СССР, особенно в регионах, многим, чтобы позвонить в соседний город, требовалось идти в специальные пункты связи. А сейчас уже и спутниковая связь может появиться в кармане у каждого. Города наводнил электрический транспорт – электросамокаты, электровелосипеды. Тепловизор с вполне неплохими характеристиками уже можно приобрести за цену в районе примерно 1000$.

Гражданские БПЛА стали привычными, за 1000$ можно купить аппарат с такими возможностями съёмки (читай – разведки), которые 10 лет назад были доступны лишь узкому кругу специальных служб – сколько гражданских БПЛА в год производит та же компания DJI с оборотом в 500 млрд долларов? А ведь ещё в 2010 году компания DJI насчитывала менее 20 человек.

Кстати, компания DJI планировала построить в 2022 году в Закарпатской области Украины завод по сборке 40 000 БПЛА в месяц.

Вооружённые силы ведущих стран мира инертны. Только это стоит на пути появления миллионов не только условных БПЛА «Герань-2», но и других прорывных вооружений, создание которых стало возможным буквально в последние пять лет.

Переход на экстремальное производство высокоточных боеприпасов неизбежен. С высокой вероятностью в первой четвёрке окажутся Иран/Израиль и Китай/Тайвань – именно у этих стран есть мотивация для опережающего развития в этом направлении. Иран – во многом он стал «амбассадором» БПЛА-камикадзе стратегического класса. Израиль – эта страна очень быстро реагирует на изменяющуюся ситуацию на поле боя.

Китай и Тайвань – у них впереди своя гражданская война. Обе страны (точнее, две разделённые части одной страны) обладают колоссальным промышленным потенциалом по производству всех необходимых для изготовления БПЛА-камикадзе компонентов. Обе части формально единой страны находятся в пределах дальности БПЛА-камикадзе типа «Герань-2».

Для России производство сотен тысяч-миллиона БПЛА – это вопрос принципиальной возможности создания современных производств, обеспечивающих не единичное, а крупносерийное производство высокотехнологичной продукции. Производство не только БПЛА, но и спутников различного назначения, приборов ночного видения, тепловизоров и многого другого. Это вопрос не только экспоненциального повышения наступательных возможностей ВС РФ, но и создания конкурентоспособной гражданской промышленности.

Так может ли массированное применение БПЛА-камикадзе большой дальности иметь эффект, сравнимый с применением ядерного оружия?

Да, на этот вопрос можно ответить утвердительно. Несколько тысяч ударов в сутки высокоточным оружием по промышленности и инфраструктуре страны-жертвы за несколько месяцев лишат её возможности нормально функционировать – не будет света в городах, не будет тепла в домах, остановится воздушное и железнодорожное сообщение. Если враг будет жесток и циничен, а он именно таков, то будут уничтожены школы, больницы и любые другие важные социальные объекты. Если не в каменный век, то в уж в средние века жертву точно загонят. При этом сам агрессор никаких потерь не понесёт. Очень привлекательная тактика для США и других стран Запада, не так ли? Источник