АО ОКБ «Факел» – лидер по разработке электроракетных двигателей для космических аппаратов


Неяркий специалист

9 октября 2022 года в разделе «Мнение» была опубликована статья М. Павлова «Механика ступора и импотенции советских НИИ и КБ периферийной зоны», которая имела резонансный характер. Автор пытался убедить всех, что он был «достаточно ярким специалистом», которому закостенелая система не позволила раскрыть свой талант.

Вначале я хочу представить ОКБ «Факел», которое автор пытается выставить в таком невыгодном свете. Я работаю на предприятии уже 45 лет. За это время ОКБ «Факел» заняло более 10 % мирового и 60 % отечественного рынка двигателей ориентации и коррекции орбиты космических аппаратов. Фирмы практически всех космических держав покупают двигатели в Калининграде. Уже здесь можно было бы поставить точку.

По работе я вполне мог пересечься с автором, но не случилось. Обратился к ветеранам, и никто из них не смог вспомнить такового. Справку дал отдел кадров: М. Павлов поступил на предприятие в марте 1983 года после окончания МВТУ им. Н. Э. Баумана и уволился в июне 1985 года, то есть проработал на предприятии чуть больше двух лет. За давностью времен автор статьи что-то мог забыть, а где-то и включить фантазию, но все же мне бросилось в глаза явное несоответствие реальности с обстановкой в изложении автора.

Известно, что высшие учебные заведения всегда имели различные рейтинги: где-то базовая и специальная подготовка получше, где-то похуже. Так вот, в табеле о рангах примерно одинаковые позиции занимали МАИ и ХАИ. Только лучшие выпускники МАИ к защите дипломного проекта уже успевали определиться и найти себе работу в столице или Подмосковье и не стремились на периферию, хотя там было единственное место работы по специальности.

С ХАИ было все по-другому: для выпускников лучшим распределением был Калининград. Начальник отдела кадров предприятия в конце последнего семестра приезжал в Харьков на собеседование и отбирал лучших студентов, которые проходили в ОКБ «Факел» преддипломную практику, а затем и защищали дипломную работу по одному из актуальных направлений. Выпускники Бауманки поступали к нам по распределению…

В данном случае работал естественный отбор, в котором явные преимущества имели выпускники ХАИ. Потом время всех расставляло по своим местам, и уже не имело значения, что ты заканчивал.

Нормоконтролера критик не прошел?
Начало 80-х годов пришлось на один из самых продуктивных периодов в ОКБ «Факел». Из ускорителя с замкнутым дрейфом электронов, предложенного А. И. Морозовым, мы сделали стационарный плазменный двигатель (СПД). Это был гигантский шаг от устройства, потребляющего энергию, до одного из самых эффективных электрических ракетных двигателей.

Что касается личного вклада М. Павлова – это сборочный чертеж двигательного блока изделия 17Б14, упомянутого в статье, и немного мелочевки. Комплект конструкторской документации содержит более 300 позиций, в которых я нашел его подписи на 35 чертежах (заводские знаки, хомуты для крепления трубопроводов, ниппели, скобы, заглушки, плата для крепления разъемов, а также кронштейны, уголки и крышки из листа).

Конечно, без каждой из этих деталей не собрать двигательный блок, но их разработка не требовала особой квалификации. То, что на предприятии сохранился комплект документов сорокалетней давности, указывает на существовавший уже тогда порядок в документообороте.

Много необоснованной критики М. Павлов вывалил на нормоконтролера, который якобы с особым пристрастием относился к его разработке. Это от непонимания того, что нормоконтроль отвечает за правильность и единообразие оформления конструкторской и технической документации, как того требуют нормативные документы, и не в его компетенции оценивать совершенство изделия.

Каждый конструктор помнит свой первый поход к «нормоку», после которого все листы были испещренны цветными карандашами. Приходилось проштудировать ЕСКД и всё переделывать как следует. Потом замечаний становилось всё меньше. Это как один раз переболеть корью.

Что-то подсказывает, что нормоконтролера М. Павлов так и не прошел.

Без двигателей «Факела» остались бы без телевидения, связи, услуг глобальной навигации…
Не вижу смысла дальше разбирать претензии автора к предприятию, которое непрерывно развивалось, завоевывая сначала отечественный, а потом и международный космический рынок, так как он об этом просто ничего не знает.

В этот же период ОКБ «Факел» разработало термокаталитические двигатели для систем ориентации космических аппаратов и продолжало поисковые работы по другим типам двигателей. Главный конструктор Р. К. Снарский больше тяготел к научно-исследовательской работе и не спешил к серийному производству, как того требовало время.

В результате в 1980 году главным конструктором ОКБ «Факел» назначили Михаила Ивановича Шаламова – «мужичка с серийного завода», как его уничижительно назвал М. Павлов. Новый руководитель не мог знать тонкостей нашего ремесла, но понимал, как организовать и перестроить производство, за что мы ему благодарны. Он много сделал для того, чтобы в период с 1982 по 1988 год была развернута орбитальная группировка ГЛОНАСС.

Если к 2000 году продукция предприятия использовалась на 120 космических аппаратах, то сегодня их число уже перевалило за 700 (включая иностранные). В космос слетало свыше 1 100 стационарных плазменных и около 4 000 термокаталитических двигателей, и все они функционировали без отказа.

Назовите еще пример такой надежной космической техники! Кто еще в этом плане может конкурировать с ОКБ «Факел»? Не знаете? И я тоже.

Всю продукцию ОКБ «Факел» делает под ключ.

Начинаем обычно с эскизного проекта, разработки конструкторской и технологической документации, изготовления опытных образцов, экспериментальной отработки применительно к компоновке и особенностям работы конкретного космического аппарата. Когда цикл отработки успешно завершен, поставляем двигательную установку, двигательные блоки или просто двигатели.

О предприятии нужно судить не по отзывам и личным мнениям, а по результатам его деятельности.

Так вот, сегодня Российская орбитальная группировка насчитывает свыше сотни космических аппаратов (КА), в число которых входят: космическая обсерватория «Спектр-РГ», два КА серии «Электро-Л», пять КА серии «Канопус-В», 26 КА ГЛОНАСС, три КА семейства «Ямал», 14 КА серии «Экспресс», четыре КА серии «Луч», «Арктика-М», и на каждом из них стоят двигатели, изготовленные в Калининграде.

Если бы единовременно на орбите выключились все наши двигатели, это почувствовал бы каждый: остались бы без телевидения, связи, услуг глобальной навигации и много другого.

Вот такое оно, «КБ периферийной зоны»! Источник