«Суда-вонючки» и Томас Кокрейн

«Суда-вонючки» и Томас Кокрейн
Английский фрегат против французского, Наполеоновские войны

Жизнь боевого офицера
Краткая биографическая справка. Лорд Томас Кокрейн, 10-й граф Дандональд родился 14 декабря 1775 года, и с 1793 года пошёл на флот в качестве гардемарина на корабль своего дяди. С 1800 года – кэптен, и собственно именно с этого времени начинается целая череда подвигов Кокрейна, которая потом будет отражена в книгах О’Брайена о Джеке Обри и серии книг про Горацио Хорнблауэра Сесилла Скота Форрестера.

И везде, в любом бою, начиная от боя брига «Speedy» с шебекой «El Gamo» до боя у Баскских Подходов, активным действиям предшествовал трезвый и точный расчёт, направленный на минимизацию потерь собственного личного состава и на нанесение как можно больших потерь противнику.

«Суда-вонючки» и Томас Кокрейн
Томас Кокрейн
Тогда же и пошли его знаменитые столкновения с вышестоящими, которые потом вылились в скандальную отставку в 1809 году. Чего только стоит случай с фрегатом «Pallas», который вошёл в гавань Плимута с тремя 5-футовыми позолоченными подсвечниками на мачтах, зримо доказывая успешность рейда Кокрейна. История этих подсвечников такова – их вместе с какой-то памятной золотой платиной сделали в Мексике и отослали в церковь Святого апостола (покровителя данного города) в Испании. На плимутской таможне, которую возглавлял лютый враг Кокрейна – портовый адмирал Томас Янг – призовой команде предъявили претензию, что за ввоз этих подсвечников надо заплатить пошлину. Причём такую, которая по сумме составляла больше, чем стоили эти подсвечники. Конечно же Янг рассчитывал, что Кокрейн раскошелится на то серебро и золото, которое он захватил.

Но сэр Томас был не дурак и отдал эти подсвечники таможне. Янг конечно же сначала обрадовался – подумал, что они полностью из золота, но далее… раздался звериный рёв ярости, когда оказалось, что это бронза с позолотой.

В общем, думаю, понятно, что характер сэра Томаса был не сахар.

В 1814 году его обвинили в махинациях на бирже, и в 1818 году он сначала уехал в Чили, где стал крёстным отцом чилийского флота, потом, в 1822 году, возглавил флот Бразилии, с 1825 по 1828 годы был командующим греческого флота, и в 1831 году вернулся в Англию, где его реабилитировали и сделали контр-адмиралом Синего Флага. Кокрейну хотели предложить в командование какую-нибудь эскадру, но тот отказывался до тех пор, пока ему не вернут рыцарское звание. Лишь в 1847 году королева Виктория вновь сделала сэра Томаса кавалером Ордена Бани.

Кокрейн и Крымская война
В 1848 году Кокрейн наконец-таки возглавил эскадру – его назначили командующим флотом Северной Америки и Вест-Индии. В Галифаксе Кокрейн, всегда отличавшийся тягой к научным знаниям, занялся смешиванием битума и угля, дабы изобрести новое и более эффективное топливо для пароходов. Этим самым он почти предвосхитил смешанное угольно-нефтяное топливо для броненосцев начала XX века. Один из речных пароходиков на его эскадре как раз ходил на угле, опрыскиваемом битумом.

В конце марта 1854 года Англия и Франция объявили войну России. И сразу же возник вопрос – кто возглавит флот, который Англия по традиции планировала отправить на Балтику. Одной из кандидатур был и вице-адмирал Белого Флага Томас Кокрейн.

На всякий случай – в 1854-м Кокрейну было уже 79 лет, но никто не сомневался в его возможностях и активности. В результате, после бурных дебатов, флот, следующий на Балтику, возглавил вице-адмирал Синего Флага Чарльз Нэпир. При этом Первый Лорд Адмиралтейства Джеймс Грэхэм прямо сказал, что боится назначать Кокрейна командующим, поскольку тот навяжет какой-нибудь бой и

«разобьет эскадру о бастионы Кронштадта назло мне и русским.»
При этом Грэхэм, назначая Нэпира, прямо запретил тому атаковать Свеаборг или Кронштадт, поскольку Первый Лорд был уверен, что русские выведут флот на генеральное сражение.

«Суда-вонючки» и Томас Кокрейн
Крепость Кронштадт в 1854 году
Кокрейн сильно переживал отказ в назначении, но, желая помочь Англии во время войны, обратился напрямую к королеве Виктории.

«Суда-вонючки»
В уже далёком марте 1812 года британский принц-регент, будущий Георг IV, получил от офицера Северного флота секретное предложение, направленное на подрыв прибрежной военной мощи императора Наполеона Бонапарта. Автором, естественно, был Томас Кокрейн.

Кокрейн в своём меморандуме говорил, что нужно построить два типа судов – «взрывной корабль» и «судно-вонючку». На судне первого типа надо убрать все переборки, внутренняя обшивка будет построена из брёвен и прочно прикреплена к корпусу. На дне должен быть уложен слой глины, на который укладываются как обычные боеприпасы, так и ракеты Конгрива и металлический лом. Сверху ещё нужно уложить «заряд» в виде толстого слоя пороха, а над ним будут уложены туши мёртвых животных.

Затем взрывной корабль должен быть отбуксирован на необходимое расстояние к стоянке французских кораблей, его следует правильно накренить, и взорвать. При взрыве корпус корабля сыграет роль жерла миномета и пошлёт свой смертоносный заряд по широкой дуге на противника. По мысли Кокрейна, три взрывных корабля вполне себе накроют площадь в половину квадратной мили, и вкупе с 6000 ракет Конгрива выведут из строя любую эскадру, пусть даже она находится на закрытом рейде.

«Суда-вонючки» и Томас Кокрейн
Бомбардировка Бомарзунда, 1854 год
Следующий шаг после использования «взрывного корабля» – это атака наземных укреплений. И здесь уже потребуются «суда-вонючки». Как и ранее, для облицовки старого корпуса будет использоваться глина, но верхняя палуба останется нетронутой, чтобы её можно было закрыть первым слоем древесного угля, а затем добавить серы, равной примерно одной пятой объёму топлива. Предполагалось, что такое «судно-вонючка» будет опущено на воду против береговой батареи, когда ветер дует в сторону берега, а затем команда перед эвакуацией подожжёт древесный уголь.

Ожидалось, что образующиеся облака «ядовитых испарений», как их назвал Кокрейн, будут достаточно сильными, чтобы ослабить любое сопротивление, поскольку защитники убегут, спасаясь от удушающего газа. Быстрая высадка британской морской пехоты могла бы тогда обеспечить захват позиции и расчистить путь для создания плацдарма. Кокрейн также экспериментировал с этой техникой, опираясь на унаследованную им от отца склонность к занятиям химией, в частности, свойствами угля и его побочных продуктов, кокса и каменноугольной смолы.

Принц-регент передал идеи Кокрейна группе экспертов, в которую входили сэр Уильям Конгрив и его сын; второй сын короля, Фредерик Август (герцог Йоркский); и два адмирала: Джордж, лорд Кейт и лорд Эксмут (бывший сэр Эдвард Пелью). В конце концов эта группа экспертов решила, что необычная схема Кокрейна имеет свои преимущества, но страх перед последствиями, которые такие радикальные устройства будут иметь для обычной войны, подавил их энтузиазм. Что произойдёт, размышляли они, если враг узнает об этой ужасной новой технологии и направит её против обороны Британии? Предложение было отклонено, и Кокрейн пообещал никогда не раскрывать подробности общественности.

Вопрос о «судах-вонючках» сэр Томас снова поднял в 1853 году, предложив их использовать против Севастополя. Когда же ему отказали в командовании эскадрой на Балтике, причём Грэхэм писал королеве Виктории, что

«опасается авантюрного духа Кокрейна, который заставит его предпринять какое-нибудь отчаянное предприятие.»
Кокрейн уже через прессу обратился к вопросу использования «судов-вонючек».

Кокрейн писал – мелкое паровое судно загружается бочками с дёгтем, смешанным с серой и нефтью, и идёт внутрь вражеской гавани. Смесь через дыры постепенно выливается в море во время хода, на половине пути, заклинив руль, команда покидает кораблик и взводит часовой механизм. Корабль, пройдя ещё вперёд, поджигает нефть калием и взрывается. Смесь дёгтя и серы даёт большие клубы дыма и вызывает удушье у людей. И после такое атаки мы просто входим в Севастополь или Кронштадт, считаем русские трупы и захватываем город с моря!

«Суда-вонючки» и Томас Кокрейн
Оборона Севастополя, 1855 год
К этому времени как раз Нэпир на Балтике уткнулся в русские крепости и ничего не мог с ними сделать, а с осадой Севастополя тоже не ладилось. Адмиралы покачали головами и сказали, что такое оружие слишком опасно. А вдруг нефть разольётся и дойдёт до наших кораблей? А вдруг изменится ветер и удушливый газ накроет наши корабли?

Заключение
В 1855 году в Англии сменилось правительство, и премьер-министром стал Генри Джон Темпл, лорд Пальмерстон. Кокрейн обратился со своим предложением к новому премьер-министру, и тому идея понравилась. Но, сказал Пальмерстон, денег в бюджете нет, поэтому если вы сможете привлечь под свой проект частных инвесторов – не вопрос.

Кокрейн в очередной раз предложил прессе использование его инновационных устройств – чуть больше недели хорошей погоды в Крыму будет достаточно для урегулирования конфликта, писал сэр Томас. Кокрейн пошёл со своим обращением в парламент, где искал поддержки для того, чтобы заставить правительство применить новое оружие против русских. Общественная поддержка использования этого оружия возросла, и даже предлагалось изыскать частные средства для оснащения адмирала ресурсами, необходимыми для самостоятельного выполнения работы.

Первые опыты, проведённые в мае 1855 года, внушали оптимизм, и план Кокрейна был принят, начали готовить «суда-вонючки». Они были готовы в сентябре 1855-го, однако к этому времени Севастополь уже пал, и их использование не потребовалось.

Все обсуждения революционного оружия были прекращены, а планы были запечатаны на полках, отведённых для конфиденциальных материалов в Уайтхолле.

Что касается Томаса Кокрейна – неугомонный моряк и адмирал умер в 1860 году, его похоронили в Вестминстерском аббатстве, на полу нефа, прям перед хоралом. Но как оказалось, умер он только для того, чтобы возродиться в литературе – ибо слишком уж много и хорошего, и плохого было в этом человеке.

Что касается планов «судов-вонючек», они оставались засекреченными до 1908 года, когда была опубликована переписка лорда Пальмерстона. Менее чем через десять лет серно-жёлтые облака горчичного газа удушили и убили тысячи людей в окопах Франции.

«Суда-вонючки» и Томас Кокрейн
Химическая война, у истоков которой стоял Томас Кокрейн, ставшая реальностью в Первой мировой
Литература:
1. Harvey, Robert. «Cochrane: The Life and Exploits of a Fighting Captain» – New York: Carroll & Graf, 2000.
2. Gardiner, Robert (ed.): «Steam, Steel and Shellfire: the steam warship 1815-1905» – Conway Maritime Press, 1992.
3. Stephenson, Charles. «The Admiral’s Secret Weapon: Lord Dundonald and the Origins of Chemical Warfare» – Boydell press, 2006