Стрелецкое восстание 1682 года и приход к власти царевны Софьи


Царь Фёдор Алексеевич не отличался сильным здоровьем. Он долго болел и 27 апреля 1682 года скончался в возрасте 21 года. Возник вопрос, который возникает после смерти каждого монарха, который не оставил завещания: кто будет новым царём? По закону, существовавшему тогда, трон должен был достаться старшему из оставшихся сыновей царя Алексея. Фёдор наследников не оставил, а старшим был слабоумный пятнадцатилетний Иван, который даже разговаривал с трудом. Всем было ясно, что он не сможет править страной, поэтому патриарх предложил провозгласить царём младшего из царевичей, десятилетнего Петра.

Началась борьба за власть. На неё претендовали два семейства: Милославские, родственники первой жены царя Алексея Михайловича, их кандидатом был старший, но слабоумный Иван; и Нарышкины, родственники второй жены царя Алексея Натальи, их кандидатом был её сын, 10-летний Пётр.

Перед бурей
Казалось бы, отстранили бы Ивана как не способного править страной, провозгласили бы царём Петра, а до его совершеннолетия страной будет править в качестве регента его мать царица Наталья. Так бы всё и было, если бы не одно «но». Воцарение Петра не устраивало влиятельное семейство Милославских, во главе которых стояли сестра Петра царевна Софья и её фаворит Иван Михайлович Милославский. Обнаружилась и сила, которая могла бы им помочь – стрельцы.

Стрелецкое войско было более привилегированным, чем остальные войска. При царе Алексее стрельцы получали всякого рода подачки от властей. Всего было 19 стрелецких полков, два из них с семьями жили в стрелецких слободах Москвы. Хоть и были стрельцы привилегированными, но служба у них была пожизненной, а жалование – скудным.


Иван V. В 1682-1696 годах формально являлся царём, но никакого участия в государственных делах не принимал
Стрельцы решили воспользоваться сменой царя и 30 апреля, через 3 дня после смерти Фёдора, обратились к правительству с жалобой на полковника Семёна Грибоедова. Они обвиняли полковника в жестоком обращении с ними и требовали наказать его. Царица Наталья Кирилловна удовлетворила требования стрельцов: полковник Грибоедов был бит батогами, у него отобрали имение и заставили уплатить стрельцам указанную ими сумму. Они почувствовали свою силу, и в тот же день правительство вынуждено было наказать полковников ещё 19 полков. Стрельцы поняли, что теперь они стали хозяевами положения.

Царица Наталья вернула из ссылки своего сторонника Артамона Сергеевича Матвеева, возвратила ему прежние титулы, чины и имения. Матвеев был чуть ли не единственным умным и с политическим опытом человеком в партии Нарышкиных. Дом его всегда был обставлен по-европейски, и сам он был западником, за что его и ненавидели многие бояре, особенно избавиться от него хотели Милославские.


Артамон Матвеев
В Москву Матвеев приехал только 12 мая вечером. Неизвестно, что именно он хотел предпринять против стрельцов, но никаких мер принято не было. А заговор с целью отстранения Нарышкиных от власти расширялся у всех на глазах. Милославские не жалели ни денег, ни вина на подкуп стрельцов. Кто-то из них даже составил список бояр, которых планировали уничтожить.

Восстание
Утром 15 мая Нарышкины продолжали быть абсолютно спокойными, не зная, что их участь уже решена. В полдень этого же дня стрельцы с развёрнутыми знамёнами и под барабанные бой двинулись к Кремлю. Формальной причиной этого было то, что кто-то пустил среди них слухи, будто Нарышкины убили царевича Ивана. Пока Матвеев с царицей Натальей размышляли о том, закрывать ли им ворота Кремля, стрельцы ворвались в него. Наталья с двумя царевичами и боярами вышли на крыльцо, внизу которого бушевала толпа стрельцов. Увидев царевича Ивана живым, стрельцы поначалу успокоились. Но потом несколько пьяных стрельцов собрались на крыльце и начали расспрашивать Ивана, подлинный ли он царевич. Казалось, получив утвердительный ответ, они должны были разойтись. Но они предъявили царице Наталье список бояр, которых требовали выдать им. Боярин Михаил Долгорукий прервал вопли стрельцов и обратился к ним с грубостью победителя:

«Ступайте по домам. Здесь вам делать нечего, полно буянить! Всё дело разберётся без вас!»
Разъярённая толпа стрельцов пришла в бешенство. Они взобрались на крыльцо, схватили Михаила Долгорукова и сбросили на копья своих товарищей, стоявших внизу. Следующим на копья полетел боярин Матвеев. Потом настала очередь боярина Языкова, стольника Салтыкова, думного дьяка Лариона Иванова. По ошибке был убит стрельцами вместо брата царицы Ивана Кирилловича другой её брат, Афанасий Кириллович. Стрельцы глумились над убитыми – волокли трупы по земле, выкрикивая:

«Вот боярин Артамон Сергеевич, вот Долгорукий, вот думный едет, дайте дорогу!»

Слева князь М. Долгорукий и боярин А. Матвеев убеждают стрельцов, ворвавшихся в Кремль, разойтись. Справа в тереме видна царевна Софья. Миниатюра из рукописи
На следующий день стрельцы не угомонились, требуя выдать им Ивана Нарышкина. Царица вынуждена была выдать своего брата, зная, что стрельцы его убьют. Получив Нарышкина, стрельцы сначала отвели его в застенок Константиновской башни, где несколько часов пытали, выбивая признание в измене. Но так и не получив признание, окровавленного, его вынесли на Красную площадь и там же изрубили на куски у всех на глазах.


Мятеж стрельцов в 1682 году. Стрельцы выволакивают из дворца Ивана Нарышкина. Царица Наталья рыдает на коленях, 10-летний Пётр её утешает, рядом стоит царевна Софья. Картина А. И. Корзухина, 1882 год
Десятилетний Пётр, который наблюдал все эти кровавые события, убийство бояр, убийство родного дяди, на всю жизнь запомнил их, возненавидя стрельцов. Он тоже вполне мог бы лишиться жизни. Но после того, как стрельцы схватили и зверски убили Матвеева, царица Наталья спешно увела обоих царевичей во дворец и спрятала их там.

Все эти события до глубины души потрясли Петра, который узнал, что такое власть толпы. В глубине души он, конечно же, поклялся отомстить стрельцам за эти убийства своих родных и близких людей. И та жестокость, которая позже проявилась у Петра, была следствием кровавых майских дней 1682 года. Да, психика будущего самодержца серьёзно пострадала. Это и неудивительно, на его месте любой десятилетний ребёнок тяжело бы воспринял такие события.

Всего же в ходе кровавых событий 15-17 мая бунтовщики убили несколько сотен человек, включая детей и немощных стариков. Многие были убиты по ошибке, так как пьяные толпы стрельцов рубили всех, кто был у них на пути.

Так Москва фактически оказалась во власти стрельцов. Они, почувствовав свою безнаказанность, ещё больше обнаглели и диктовали правительству свои условия. Сначала они потребовали, чтобы все оставшиеся в живых Нарышкины были высланы из Москвы. Опасаясь новых погромов, это требование удовлетворили. Потом стрельцы потребовали, чтобы страной управлял не сам Пётр, а вместе с братом Иваном, при этом Иван считался первым царём. Ещё через три дня было оглашено новое требование: чтобы реальная власть перешла к царевне Софье. Его тоже удовлетворили.


Стрельцы в XVII веке
В начале июня стрельцы потребовали, чтобы в Москве был установлен столб, на котором должны быть написаны их заслуги перед государями в ходе убийств 15-17 мая. Массовые убийства невинных людей стрельцы назвали своим подвигом, а убитых людей – злодеями. Этот столб был установлен на Красной площади и простоял там целых три месяца. Кроме того, бунтовщики потребовали, чтобы их наградили царскими грамотами за «заслуги» перед государями. Также они присвоили себе имущество убитых и высланных ими из Москвы.

Летом 1682 года власть в Москве фактически была в руках нового руководителя стрельцов князя Ивана Хованского, которого стрельцы обожали и называли своим «батюшкой».

Роль Софьи
На первый взгляд может показаться, что стрельцы, убивая сотни людей, были неуправляемы. Но это не так. В действительности же всеми их действиями управляла царевна Софья. Она отдавала им приказы, наблюдая за их действиями. И то, что все стрельцы были пьяные в дни восстания, это тоже заслуга Софьи, которая не жалела для них ни вина, ни водки.

Она, конечно, понимала, что сильно перегнула палку, что стрельцы теперь не подчинялись никому, кроме своего «батюшки» Хованского. С ними надо было что-то делать. Но как? Ведь они стали значительной силой.


Царевна Софья. В 1682 году ей было всего 25 лет, но она уже действовала как опытный политик
Софья долго вынашивала план по устранению Хованского от власти. 20 августа настало время действовать. Софья взяла с собой двух царевичей, членов Боярской думы и выехала из Москвы в село Коломенское. Надворная пехота, как теперь называли стрельцов, была в панике, но Софья убедила их, что выехала из Москвы по собственному желанию. Из Коломенского царский кортеж направился к Троицкому монастырю с продолжительной остановкой в селе Воздвиженском. Оттуда 14 сентября Софья издала указ, гласивший, чтобы всё дворянское ополчение со всеми дворянами и боярами прибыли в Воздвиженское. Прибыть они должны были к 18 сентября. Получил приглашение и Хованский.

Спустя три дня боярину Михаилу Лыкову было велено возглавить отряд, чтобы князя Ивана Хованского и сына его Андрея взять в дороге и привезти в село Воздвиженское.

Концы в воду
Ещё до этих событий какой-то стрелец подбросил в Коломенское письмо, в котором говорилось, что князь Хованский хочет убить двух царевичей, Софью и царицу Наталью, патриарха и архиереев, а также бояр, которые не подчинятся ему. Потом он якобы собирается царских дочерей отправить в монастырь, а на одной из них женить своего сына. После этого Хованский планирует захватить при помощи стрельцов власть и вернуть старообрядчество. Письмо было подписано: «Вручить государыне царевне Софье Алексеевне».

Софья, уже будучи в Воздвиженском, получила письмо и 17 сентября зачитала его членам Боярской думы. Бояре приговорили Хованского и его сына к смертной казни.

Между тем боярин Лыков арестовал Хованского с его свитой, а позже и сына Хованского, и связанных, доставил их в Воздвиженское. Узнав, в чём его обвиняют, Хованский потребовал следственного разбирательства. Однако Софья, зная, что в ходе разбирательства все узнают о её руководящей роли в майском стрелецком бунте, приказала немедленно привести приговор в исполнение. В тот же день без суда и следствия князь Иван Хованский и его сын Андрей были казнены: им отрубили головы.

Казнив Хованских, Софья опасалась возвращаться в Москву, так как боялась мести стрельцов. Собрав войска, она отправилась в Троицкий монастырь, который был неприступной крепостью с высокими стенами, на которых имелись пушки. Опасения Софьи оказались ненапрасными. Младший сын Хованского Иван, узнав о казни отца и брата, бежал в Москву, где поднял стрельцов на новый бунт. Они захватили Кремль и готовились оборонять его, думая, что войска идут в Москву перебить их. Но войск и Софьи не было, они сидели в Троицком монастыре, выжидая стрельцов. На случай осады монастыря Софья назначила командующим обороной своего фаворита боярина Василия Голицына. Стрельцам был дан приказ, чтобы они отобрали от каждого полка по 20 человек, и те ехали в Троицкий монастырь. Приехав и увидев Софью, они начали просить у неё прощения. Софья простила их и сказала, что скоро едет в Москву.

Обладая огромным войском, Софья уже не боялась стрельцов, и 2 ноября царский кортеж въехал в столицу. Стрельцы вынуждены были покинуть Кремль, а также убрать с Красной площади столб, на котором были написаны их «заслуги». Все бунтовщики отделались очень мягкими наказаниями, так как судебного расследования Софья приказала не начинать, ведь тогда её участие в бунте стало бы очевидным. Особо отличившиеся в ходе беспорядков стрельцы были высланы в другие города. Руководителем стрелецкого приказа стал фаворит Софьи думный дьяк Фёдор Шакловитый.

Так начиналось семилетнее правление царевны Софьи, которая мечтала о царской короне, но так и не стала царицей.

Страной начала править женщина, что до сих пор в истории России было всего два раза: первый раз княгиня Ольга в X веке, второй – Елена Глинская при малолетнем Иване Грозном в XVI веке. В чём-то Софья была похожа на княгиню Ольгу: сильная и властная женщина, умная, которая своим врагам мстила подло и жестоко. По сути, она использовала стрельцов для прихода к власти, а потом, чтобы те не чувствовали себя значительной силой, наказала их за это же. Правду говорят, что неблагодарность – царская черта. Источник