Противотанковые возможности американской авиации в годы Второй мировой войны


До вступления во Вторую мировую войну в США не имелось специализированных боевых самолётов, предназначенных для борьбы с бронетехникой. Работы в этом направлении начались позже, чем в других странах и, несмотря на создание ряда летающих прототипов, не завершились принятием на вооружение реальных образцов.

В дальнейшем для борьбы с танками, помимо истребителей-бомбардировщиков и легких бомбардировщиков, наносивших авиаудары с использованием реактивных снарядов, баков с напалмом, 113-кг, 227-кг и 454-кг авиабомб по скоплениям вражеской бронетехники, активно работали дальние четырёхмоторные бомбардировщики, несущие тяжелые фугаски.

В отличие от британских Королевских военно-воздушных сил, в ВВС США не было эскадрилий, специализирующихся на охоте за немецкой бронетехникой. Американские истребители-бомбардировщики, привлекаемые для ударов по наземным целям, действовали по заявкам наземных авианаводчиков или занимались «свободной охотой» в ближнем немецком тылу или на коммуникациях. После высадки союзных войск в Нормандии основной тактикой противодействия немецким танкам и САУ стала изоляция поля боя и недопущение подвоза на фронт снаряжения, боеприпасов и горючего, а также не допущение возможности своевременного обслуживания, ремонта и эвакуации неисправной бронетехники.

Истребитель-бомбардировщик/пикирующий бомбардировщик А-36А Apache
В начальный период войны ВВС США не располагали штурмовиками непосредственной авиационной поддержки и, хотя проектирование таких самолётов велось, серийно они не строились. Для уничтожения бронированных целей американцы активно применяли самолёты, изначально для этого не предназначенные. Из всех американских боевых самолётов истребители-бомбардировщики «Мустанг» и «Тандерболт», действующие над передним краем и в ближнем немецком тылу, уничтожили и подбили больше всего танков.

Первым американским самолетом, добившимся заметных успехов в деле борьбы с вражеской бронетехникой, стал относительно малоизвестный у нас истребитель-бомбардировщик A-36 Apache, используемый также для бомбометания с пикирования.


A-36А Apache
Первые истребители «Мустанг» появились в строевых эскадрильях RAF в начале 1942 года. Самолёт обладал прекрасной аэродинамикой, был простым в управлении и имел хорошую манёвренность.

Однако двигатель Allison V-1710-39, устанавливаемый на истребитель «Мустанг I» после набора высоты более 4 000 метров существенно терял мощность. С учётом того, что воздушные схватки над Британскими островами в основном проходили на средних и больших высотах, боевая ценность первого «Мустанга» как перехватчика была не высока. В связи с этим всю партию истребителей американского производства передали Тактическому воздушному командованию, непосредственно взаимодействовавшему с армейскими подразделениями.

Британские пилоты, летавшие на «Мустангах» первой модификации, в основном занимались маловысотной фоторазведкой, свободной охотой на железнодорожных и автомобильных дорогах и атаковали точечные наземные цели вдоль побережья. Позже в число их задач ввели перехват одиночных немецких самолётов, пытающихся на малой высоте, вне зоны видимости британских радаров, прорваться и нанести удары по объектам в Великобритании.

С учетом успехов маловысотных истребителей «Мустанг», в апреле 1942 года компания North American получила заказ на создание чисто ударного самолёта, который мог бы сбрасывать бомбы с пикирования. Всего предполагалось построить 500 самолётов.

Ударный А-36А имел максимальный взлётный вес 4 535 кг. Практическая дальность полёта составляла 1 200 км. Двигатель жидкостного охлаждения Allison 1710-87 мощностью 1 325 л. с. в горизонтальном полёте мог разогнать самолет до 587 км/ч. Встроенное вооружение включало в себя шесть 12,7-мм пулемётов. Боевая нагрузка первоначально состояла из двух 227-кг (500-фунтовых) бомб, в дальнейшем на пикировщик стали подвешивать зажигательные баки с напалмом.

В связи с тем, что в крутом пике «Апач» мог развить очень высокую скорость, для обеспечения безопасного бомбометания на А-36А установили перфорированные тормозные щитки.


Первое боевое применение «Апачей» произошло в июле 1942 года. Пилоты 27-й легкой бомбардировочной группы и 86-й группы пикирующих бомбардировщиков, действующие в Италии, приступили к выполнению первых боевых заданий, совершая атаки по целям в Сицилии, и в течении месяца было выполнено более 1 000 боевых вылетов. В августе 1943 года обе группы переименовали в истребительно-бомбардировочные.

На начальном этапе пилоты А-36А в основном бомбили с пикирования. Обычно боевые вылеты совершались в составе группы 4–6 самолётов, которые поочерёдно пикировали на цель с высоты 1 200–1 500 м, точность бомбометания при этом была достаточно высокой. После сброса бомб цель зачастую обстреливали из пулемётов, совершая 2–3 боевых захода.

Конструкторы и командование считали, что залогом неуязвимости «Апачей» является их высокая скорость. Отчасти это было так, но в расчёт не принимались достаточно высокие характеристики немецкой малокалиберной зенитной артиллерии и уровень подготовки зенитных расчётов. При совершении повторных заходов на цель зенитчики успевали среагировать и пристреляться, и потери пикировщиков зачастую были очень значительными. Кроме того, при пикировании с высокой скоростью самолёт часто становился неустойчивым, что было связано с ненормальной работой аэродинамических тормозов.

Для снижения потерь была применена другая тактика: все бомбы сбрасывали в одном заходе, бомбометание осуществлялось с более пологого угла пикирования и с большей высоты. Это позволило снизить потери, но и точность бомбометания существенно упала.

Наблюдатели отмечали, что А-36А весьма успешно действовали по местам скопления бронетехники и транспортным колоннам. Однако 500-фунтовые бомбы мало подходили для использования против танков, развёрнутых в боевые порядки. Боевая эффективность «Апачей» против танков могла бы быть существенно выше при использовании зажигательных баков с напалмом. Но зажигательные баки применялись в основном против японцев, в джунглях Бирмы.

Стоит отметить, что «Апач» не был лёгким противником для неприятельских истребителей и вполне мог за себя постоять, но чаще всего истребители-бомбардировщики благодаря высокой скорости полёта отрывались от вражеских перехватчиков.

На определённом этапе боевых действий «Апачи» сыграли очень заметную роль, оказав существенное влияние на ход боевых действий на отдельных участках фронта. Так, в сентябре 1943 года истребители-бомбардировщики А-36А и тяжелые истребители Р-38 оказали едва ли не решающую помощь подразделениям 5-й армии США на Апеннинах, которые попали в очень сложную ситуацию. Благодаря серии успешных ударов по точкам концентрации сил противника, мостам и коммуникациям, наступательный порыв немецких войск удалось остановить.

Именно пилоты «Апачей» выработали тактику, которая впоследствии оказалась наиболее успешной. Вместо того, чтобы гонятся за вражескими танками на поле боя, их старались накрыть во время движения в колоннах по узким дорогам, предварительно разрушив мосты и переправы или создав завалы из разбитой техники на ключевых перекрёстках и горных дорогах.

Всего на Средиземноморском и Дальневосточном театрах истребители-бомбардировщики А-36А совершили 23 373 боевых вылета, в ходе которых было сброшено более 8 000 тонн бомб. В воздушных боях А-36А сбили 84 вражеских самолёта. Собственные потери составили 177 единиц. Большая часть потерянных «Апачей» была поражена зенитным огнём.

Боевая карьера А-36А в боевых эскадрильях ВВС США завершилась в первой половине 1944 года, когда начали массово поступать истребители P-51D Mustang и P-47D Thunderbolt.

Истребители-бомбардировщики P-51D Mustang и P-47D Thunderbolt и их вооружение, используемое против бронетехники
К моменту высадки войск союзников на севере Франции американские эскортные истребители Р-51 и P-47, благодаря увеличенной дальности полёта, могли сопровождать бомбардировщики в рейдах над всей территорией Германии. Их характеристики улучшились настолько, что они стали способны уверенно противостоять любым самолётам люфтваффе.

На обратном пути лётчики «Мустангов» и «Тандерболтов» зачастую обстреливали наземные цели из пулемётов. Также выяснилось, что эти самолёты в случае подвески бомб и ракет способны эффективно оказывать непосредственную авиационную поддержку наземным подразделениям и бороться с танками.


P-51D Mustang
«Мустанг» был не только очень красивым, но и одним из самых скоростных американских поршневых истребителей периода Второй мировой войны. После того как Р-51D получил двигатель Rolls-Royce Merlin V-1650-7 максимальной мощностью 1 695 л. с., он мог разогнаться в горизонтальном полёте до 705 км/ч. При максимальной взлётной массе 5 262 кг боевой радиус составлял 1 520 км.

Встроенное вооружение «Мустанга» было стандартным для американской истребительной авиации – шесть 12,7-мм «Браунингов». На Р-51D устанавливали усиленные бомбодержатели. Теперь истребитель-бомбардировщик мог нести две бомбы по 454 кг – по тем временам это была нормальная бомбовая нагрузка фронтового бомбардировщика. Соответственно, вместо бомб можно было взять реактивные снаряды или подвесные баки большей емкости.


Истребитель модификации Р-51D стал самым массовым в семействе «Мустангов», их было построено более 7 900 единиц. Хотя самолёт имел двигатель жидкостного охлаждения, который был менее устойчивым к боевым повреждениям, чем мотор, охлаждаемый воздухом, это не стало препятствием для активного использования «Мустангов» в ударных миссиях.

«Тандерболт» был не столь изящен, как «Мустанг», и не обладал такой хорошей аэродинамикой. Но этот самолёт являлся ярким примером того, что очень мощный двигатель способен обеспечить достаточно высокие лётные данные машине, не блещущей совершенством форм.


Р-47D Thunderbolt
Двигатель воздушного охлаждения Pratt Whitney R-2800-63 с мощностью на форсаже 2 300 л. с. обеспечивал в горизонтальном полёте скорость немногим более 700 км/ч. Максимальная взлётная масса составляла 7 998 кг. Столь тяжелому самолёту, оснащенному очень мощным мотором, не было равных в пикировании, чем американские пилоты часто пользовались, когда было нужно оторваться от вражеских истребителей. В отвесном падении Р-47D мог превысить скорость 850 км/ч. Дальность полета позволяла сопровождать дальние бомбардировщики. При использовании ПТБ – 2 897 км.


Вооружение Р-47D было очень мощным – восемь 12,7-мм пулемётов. В качестве истребителя-бомбардировщика на Р-47D можно было подвесить до 1 135 кг бомб: две 454-кг бомбы под крыльями и одну 227-кг бомбу под фюзеляжем.

«Тандерболты» активно воевали на всех ТВД, всего заказчик принял 12 602 истребителя модификации Р-47D.

Когда пилотам американских истребителей-бомбардировщиков предстояло действовать против вражеской бронетехники, они предпочитали использовать реактивные снаряды.


Американский военнослужащий держит в руках 114-мм неуправляемую авиационную ракету М8А2
Американский 114-мм (4,5 дюйма) реактивный снаряд М8 по сравнению с британской ракетой RP-3 имел гораздо более совершенную конструкцию, отличался лучшей аэродинамикой пусковых установок, хорошим весовым совершенством и высокой точностью стрельбы. Этого удалось добиться за счёт удачной компоновки и использования подпружиненных стабилизаторов, которые раскрывались при выходе реактивного снаряда из трубчатой пусковой установки.


Истребитель-бомбардировщик Р-51D с ПУ НАР М8
Реактивный снаряд М8 имел массу 17,6 кг и длину 911 мм. Двигатель, содержащий 2,16 кг твёрдого топлива, разгонял его до 260 м/с. На практике скорость ракеты суммировалась со скоростью полёта носителя. Фугасная боевая часть содержала 1,9 кг тротила. В случае прямого попадания ракеты с фугасной боеголовкой, она проламывала броню толщиной до 30 мм. Также имелась бронебойная модификация со стальной болванкой, которая при прямом попадании могла пробить 45–50-мм броню, но использовались такие ракеты редко.

Боевое применение реактивных снарядов М8 началось весной 1943 года. Первым носителем ракет М8 был истребитель P-40 Tomahawk, но впоследствии эти НАР получили очень широкое распространение и использовались на одномоторных и двухмоторных американских боевых самолётах.


Истребитель-бомбардировщик P-47D с пусковыми установками ракет М8
В конце 1943 года в серию пошли улучшенные модели М8А2 и М8А3. Эти модификации получили складные стабилизаторы увеличенной площади, что позволило улучшить устойчивость после пуска. Масса взрывчатки в боевой части возросла на 200 г. Благодаря использованию новой рецептуры пороха, была увеличена тяга маршевого ракетного двигателя, что в свою очередь благотворно сказалось на точности и дальности стрельбы.

Всего до начала 1945 года было произведено более 2,5 млн 114-мм авиационных ракет.

В целом семейство НАР М8 оказалось очень удачным. По точности стрельбы 114-мм американские авиационные ракеты превосходили британские RP-3 примерно в 2 раза. В то же время, обладая хорошим действием по живой силе и слабо защищённым целям, реактивные снаряды М8 не всегда могли поразить тяжелую бронетехнику и ДОТы даже при прямом попадании. В связи с этим в 1944 году на вооружение американской авиации приняли 127-мм НАР 5HVAR (англ. High Velocity Aircraft Rocket – высокоскоростная авиационная ракета). В ВВС США она получила неформальное имя «Святой Моисей» (Holy Moses).


127-мм НАР 5HVAR
В качестве осколочно-фугасной части ракеты 5HVAR использовался 127-мм артиллерийский снаряд массой 20,4 кг, снаряженный 3,5 кг тротила. Без учёта скорости самолёта-носителя реактивный снаряд длиной 1,83 м и массой 64 кг разгонялся маршевым твердотопливным двигателем до 420 м/с.

Для уничтожения бронированных целей предназначалась ракета со сплошной стальной боеголовкой, с твердосплавным наконечником. Согласно американским данным, 127-мм НАР со сплошной стальной бронебойной боевой частью была способна пробить лобовую броню немецкого «Тигра», а осколочно-фугасная ракета в случае прямого попадания гарантировано выводила из строя средние танки и САУ на их базе.


На испытаниях 5-дюймовыми осколочно-фугасными ракетами удавалось проламывать 57-мм корабельную цементированную броню. В непосредственной близости от точки взрыва осколками могла быть пробита броня толщиной 12–15 мм. Несмотря на то, что на данной ракете использовались нескладные крестообразные стабилизаторы, по точности пуска она не уступала М8.

По комплексу служебно-эксплуатационных и боевых характеристик 127-мм 5HVAR считаются наиболее совершенным типом неуправляемых авиационных реактивных снарядов из числа применявшихся американцами во время Второй мировой войны. Они получили широкое распространение в странах-союзниках США и в ряде государств стояли на вооружении до конца 1990-х годов.

На немецкую бронетехнику с американских истребителей-бомбардировщиков часто сбрасывали 113-кг, 227-кг и даже 454-кг бомбы. При этом для исключения поражения осколками собственных бомб приходилось жестко ограничивать минимальную высоту сброса или применять взрыватели с замедлением. Также со средины 1944 года в Европе с одномоторных ударных самолётов стали сбрасывать 625-литровые баки с напалмом, но использовали их относительно не часто.


В роли бомбовозов чаще использовались более грузоподъёмные «Тандерболты», а под крылья «Мустангов», как правило, подвешивали реактивные снаряды. Понятно, что Р-47D сильно уступал по точности бомбометания специализированным пикирующим бомбардировщикам, но с учётом калибра бомб, сбрасываемых с «Тандерболтов», величина промаха зачастую не имела определяющего значения.

Эффективность действий американской авиации против немецких танков
Американцы во многом вынуждено применяли для решения ударных задач истребители-бомбардировщики. Впрочем, такое решение оказалось вполне удачным, что связано со специфическими условиями боевых действий в Западной Европе. К моменту высадки союзников в Нормандии основные лучшие лётные кадры немцев были перемолоты на Восточном фронте или защищали небо Германии от разрушительных налётов тяжелых бомбардировщиков.

Даже при наличии в люфтваффе исправных истребителей, они зачастую не могли подняться в воздух из-за хронической нехватки авиационного бензина. Да и зенитная артиллерия немцев на Западном фронте в 1944 году была совсем не той, что, скажем, в 1942 году на Востоке. Нет ничего удивительного, что в этих условиях небронированные «Мустанги» и «Тандерболты» доминировали над полем боя и пиратствовали в ближнем тылу противника.

Типичной тактикой американских истребителей-бомбардировщиков была внезапная атака с пологого пикирования. При действиях по колоннам, железнодорожным узлам, артиллерийским позициям и другим целям за линией немецкой обороны повторные боевые заходы во избежание потерь от зенитного огня, как правило, не выполнялись. Американские пилоты, оказывая непосредственную авиационную поддержку своим подразделениям, также старались наносить «молниеносные удары», после чего осуществляли уход на малой высоте.

В отличие от советских Ил-2, они не утюжили цель, совершая по нескольку атак, и соответственно потери американских истребителей-бомбардировщиков от малокалиберной зенитной артиллерии были минимальными. При такой тактике, с учётом тотального превосходства союзников в воздухе и количества американских ударных самолётов, ежедневно вылетающих на боевые задания, для немцев в дневное время при лётной погоде оказывалось невозможным любое движение по дорогам в прифронтовой полосе.


Непрекращающиеся атаки с воздуха оказывали изнуряющее воздействие на танкистов. Как говорили сами немцы, на Западном фронте у них выработался «немецкий взгляд» – личный состав панцерваффе даже вдали от передовой постоянно с тревогой смотрел в небо в ожидании авиационного налёта.


В целом же средняя эффективность бомбово-штурмовых ударов Р-51D и Р-47D с использованием бомб и ракет была примерно такой же, как у советских или немецких штурмовиков. Так, в идеальных условиях полигона в неподвижную цель ракетами удавалось попасть в 6–8 % пусков.

Не лучше дела с точностью реактивных снарядов обстояли на поле боя. Так, при обследовании подбитой и уничтоженной немецкой бронетехники на месте боёв в Арденнах выяснилось, что реактивными снарядами было поражено всего 6 танков и САУ, хотя пилоты утверждали, что им удалось добиться попаданий в 66 бронированных машин. При массированной атаке ракетами танковой колонны из примерно полусотни танков на шоссе в окрестностях Ла-Балейна во Франции было заявлено об уничтожении 17 единиц. В ходе обследования места авиаудара на месте обнаружили только 9 танков, и лишь два из них нельзя было восстановить.

С учётом тотального превосходства в воздухе, имевшегося у союзников на завершающем этапе войны, американцы могли использовать против немецких танков всю имеющуюся у них боевую авиацию, в том числе и тяжелые бомбардировщики. Известно немало случаев, когда к бомбёжке немецких танковых подразделений привлекались десятки тяжелых бомбардировщиков В-17 и В-24, которые ковровым бомбометанием сметали места сосредоточения войск противника. После таких массированных бомбёжек даже уцелевшие экипажи на исправных танках из-за сильнейшего морального потрясения зачастую теряли боеспособность.

Непосредственная охота за немецкой бронетехникой была не столь действенной в части снижения боеспособности противника, как парализующие удары по немецким транспортным коммуникациям. Намного более эффективными являлись атаки против незащищённых бронёй целей, таких как железнодорожные составы, тягачи, грузовики и бензовозы.

Истребители-бомбардировщики союзников в дневное время при хороших метеоусловиях надежно блокировали передвижение немецких войск, делали невозможным подвоз боеприпасов, горючего, продовольствия и эвакуацию повреждённой техники. Это обстоятельство самым негативным образом сказывалось на возможностях германских войск. Немецкие танкисты, оставшись без горючего, боеприпасов и запчастей, были вынуждены бросать свои машины.

Таким образом, американские истребители-бомбардировщики, не способные поразить большую часть вражеской бронетехники, стали наиболее эффективным противотанковым средством, лишив противника снабжения. Источник