«Мы начинаем дифференцировать»: немцы решили разделить захоронения советских воинов


Источник: wikipedia.org

Гамбургские мерзости
Европейской культуре оказалось мало оголтелой русофобии, которой они пропитали все вокруг. Отменив все русское для живых, они взялись за мертвых. В Гамбурге некто Кристиан Любке озвучил идею разделения захоронений погибших красноармейцев по происхождению на русских и украинцев.

Кто такой Любке? Это глава местной ассоциации по уходу за военными захоронениями, существующей, между прочим, на государственные деньги. Любке не устраивает, что в документах погибшие идентифицируются либо как русские, либо как советские воины. Вспомнив о прошлом гитлеровской сегрегации и традициях геноцида, инициатор открыто заявляет:

«Мы начинаем дифференцировать».
В Гамбурге похоронено не менее 1,4 тыс. советских солдат, и каждого из них Любке предлагает разделить на русских и украинцев. В этой гамбургской мерзости даже руки пачкать нет желания, но здесь задета память наших павших героев, поэтому разобраться с Любке и ему подобными все-таки стоит.

Прежде всего, с какой целью ассоциация по уходу за военными захоронениями призывает прикрепить на надгробья украинские и российские флаги? Если чиновники не знают, то им стоит напомнить о 1945 годе, в котором не было ни России, ни Украины. Был Советский Союз. С таким же успехом можно отделять могилы подданных Российской империи, к которым отнесется добрая часть польских захоронений.

В публикации Zeit так никто и не объяснил, с какой рациональной целью следует дифференцировать могилы.

Вероятнее всего, в Германии сейчас все хорошее связано с украинским, а плохое – с русским. Пусть не на законодательном уровне, но эмоционально именно так. Вот и требуется выделить «правильные» могилы и «неправильные». А если погребен русский солдат (как считает Любке), то украинец на могильной плите может что-то похабное выцарапать. И на сердце, наверное, легче станет, что хоть как-то ущемил «москаля». Имеет право, просто потому, что украинец.

Примерное такие процессы пытаются запустить немцы у себя на родине. Причем это лишь первый шаг и, если дать волю, то они и останки неугодных красноармейцев выкопают, сожгут и развеют над Балтикой.

Любке бравирует. Поводом для гордости стал отказ в последние годы от акции «Бессмертный полк», который показался немцу националистическим событием с ревизионистским подтекстом. Впрочем, кому как не потомку истинных арийцев разбираться в таких тонкостях. Нюх, наверное, по наследству передается.

Разделять на украинцев и русских автор инициативы предлагает на основе места рождения. То есть, если уроженец Харькова или Киева, то под «жовто-блакитный» флаг, а если москвич или ленинградец, то…

Вот здесь снова непонятная история. Если Любке предлагает флаг Советского Союза, то все запутывается окончательно – Украинская ССР была частью СССР. Пусть и самой высокоразвитой. А если современный находчивый немец предлагает российский триколор, то тут еще сложнее. Мало того, что России в 1944–1945 годах как государства не существовало, так еще этим флагом пользовались предатели из власовской РОА.

Если же Любке готов идти в кажущейся ему исторической справедливости до конца, то можно посоветовать ему флаги РСФР и Украинской ССР. Но кто о них сейчас помнит, тем более в Германии?

Любке или не в курсе, или не хочет признавать очевидное. По месту рождения в Советском Союзе, как и в любой другой стране мира, нельзя достоверно говорить о национальности человека. У нас, например, помощник президента и главный переговорщик Владимир Мединский родом из Черкасской области. Его теперь тоже в украинцы записывать?

Если Любке кто-то подскажет из неравнодушных коллег, то немцы могут идентифицировать украинцев по фамилиям. Здесь все еще хуже. Народы настолько тесно переплетены, и по фамилии определить решительно ничего нельзя. Вспомним русофоба и по совместительству мэра Днепра Бориса Филатова. Или секретаря украинского Совбеза Алексея Данилова. По месту рождения оба эти деятеля на сто процентов украинцы. А по фамилии – типичные русские.

Феномен Любке
Поскольку найти рациональные причины инициативы Любке вряд ли удастся, попробуем определить, как в стране, формально подавившей в себе нацизм, во всеуслышание заявили о таком.

Справедливости ради некоторые оправдания от Германии мы все-таки услышали. Официальные власти попытались опровергнуть слова чиновника, дескать, это его частное мнение. Только вот мнение совсем не частное – Любке государственный служащий. Позже немного подкорректировали и новостную ленту Zeit.

В первом сообщении, по словам редакторов, создалось впечатление, что чиновник предлагает прямо на могильных плитах гравировать национальность павших. На самом деле, пишет издание, речь об архивных документах, в которых сделают соответствующие пометки. Не более того. Если совсем точно, то

«ассоциация по уходу за военными захоронениями не делает никаких различий в фактической заботе о могиле, но хочет записать страны происхождения погибших на войне при исследовании биографий».
Формально инициатива Любке нарушает российско-немецкий договор от 16 декабря 1992 года, по которому Германия взяла на себя расходы по сохранению советских воинских захоронений на своей территории. Взамен Москва позволила Берлину содержать в порядке немецкие воинские захоронения в России. Официальные лица ФРГ быстро смекнули, что такие мерзкие инициативы могут найти ассиметричный ответ.

В итоге высказывания Любке немного пригладили в дипломатической манере.

Но пример с высказываниями Любке может стать заразительным. Например, по стопам большого брата отправятся чехи, которые уже признали Россию террористической страной. Что им мешает дифференцировать воинские захоронения на потеху Киеву?


Источник: wikipedia.org
Если же инициатива в любом её прочтении станет реальностью, то она должна упростить украинцам возлагать цветы именно к «своим» павшим в годы Великой Отечественной войны. То есть расовая сегрегация в любом варианте оказалась бы публичной. Вдвойне мерзко, когда это касается мертвых. Они ответить Любке не могут.

Как немецкая общественность дошла до такого упадничества?

Ответ кажется простым – в Германии постепенно теряют связь с ужасами Второй мировой войны. Поколение свидетелей краха Третьего рейха практически полностью на том свете, остальные знают историю лишь со слов. И это в лучшем случае. В подавляющем большинстве немцы осознают, что они не ответственны за грехи отцов, а значит и нечего себя больше сдерживать. Любке один из таких. В его миропонимании истерика с украинским кризисом – отличный повод окрасить спящий национализм новыми красками. Прощупать почву, так сказать. Если с усопшими история пройдет, то почему бы не повторить на живых. Такое в Германии уже проходили. Немцы просто забывать стали.

Источник