Частные военные компании: выбор оружия


В сентябре 2021 года на страницах «Военного обозрения» была опубликована статья «Частные военные компании: экспорт агрессии», в которой рассматривались проблемы, перспективы и целесообразность легализации российских ЧВК. С момента публикации той статьи прошло чуть больше года, и на примере ЧВК «Вагнер» наглядно стала видна эффективность структур такого типа.

Характерно, что когда зашла речь о целесообразности привлечения заключённых к участию в боевых действиях, то основатель ЧВК «Вагнер» Евгений Викторович Пригожин через свою пресс-службу (телеграм-канал «Кепка Пригожина») высказал мнение, весьма созвучное одному из тезисов, сформулированных в вышеупомянутом материале.


Скриншот из телеграм-канала «Кепка Пригожина»
А вот цитата из материала «Частные военные компании: экспорт агрессии»:

«…Есть люди – мужчины, а иногда и женщины, с повышенной склонностью к насилию. Иногда они идут на службу в государственные структуры – десантные войска, спецназ, где их наклонности и способности могут быть использованы на благо государства. Иногда они идут в профессиональный спорт – силовые единоборства, бои без правил.

В этом случае чаще всего всё заканчивается хорошо. Человек занимает своё место в жизни, получает своё причитающееся вознаграждение, использует свои наклонности и способности там, где они приносят пользу. Однако вакансий спецназовцев и спортсменов на всех не хватает – в современной армии требуется больше технических специалистов – операторов комплексов вооружений, нежели «викингов».

В результате огромный пласт людей вымещает свои негативные качества на окружающих, идёт умышленно, или попадает случайно, в криминальную среду, разрушая общество изнутри и вынуждая государство тратить средства на свою нейтрализацию…

Убрав статью о запрете наёмничества, государство даст значительной части населения зарабатывать на законных основаниях, осуществить «экспорт насилия» за пределы своих границ…»
Одно можно сказать точно, в правовом поле, или вне его, но фактически ЧВК в России существуют и, скорее всего, продолжат существовать в дальнейшем, и потребность в их услугах будет только возрастать.

Так почему же всё-таки целесообразно легализовать российские ЧВК?

Право на выбор
Ещё один тезис, озвученный в материале «Частные военные компании: экспорт агрессии» – это необходимость предоставления ЧВК права на инициацию разработки и заказ вооружений у предприятий российского военно-промышленного комплекса (ВПК) и частных компаний.

«…Как связаны частные военные компании и предприятия оборонно-промышленного комплекса? В настоящее время никак.

Во-первых, в России официально не разрешены ЧВК.

Во-вторых, инициировать разработку оружия и вооружений могут лишь государственные силовые структуры Российской Федерации.

Но Министерство обороны РФ при всём желании не сможет охватить и оплатить многие интересные концепции и разработки – просто не хватит денег. Да и не все они необходимы вооружённым силам.

В то же время специфика ЧВК может потребовать разработки вооружений, которые ВС РФ не очень-то и нужны, по крайней мере, на первый взгляд.

Например, отсутствие поддержки авиации, противостояние численно более крупным группировкам противника, действие в условиях противостояния нескольких центров силы. В Сирии, к примеру, одновременно действуют США и НАТО, Израиль, Россия, Турция и многие другие страны. Не говоря уже о десятках, а то и сотнях независимых вооружённых группировок.

Выжить и обеспечить победу в этой ситуации поможет только самое эффективное вооружение и техника. Необходимо не просто легализовать ЧВК, но и обеспечить им возможность инициировать и оплачивать разработку вооружений предприятиям российского оборонно-промышленного комплекса…»
И вот совсем недавно всё тот же основатель ЧВК «Вагнер» через свою пресс-службу сообщил о создании некоей структуры «ЧВК Вагнер Центр», чьей задачей является генерация и развитие оборонных технологий, направленных на укрепление национальной безопасности Российской Федерации.


Скриншот из телеграм-канала «Кепка Пригожина»
Таким образом, можно предположить, что ситуация в этом направлении начала меняться – своё оружие ЧВК получат, но какое?

Выбор оружия
Какое оружие и вооружение может потребоваться ЧВК?

Во многом это зависит от того, какие задачи им придётся решать. Одно дело – работа в странах Африки, другое – настоящая, полномасштабная военная операция на Украине.

Тем не менее выделить определённые тенденции можно, исходя из понимания некоторых особенностей, присущих ЧВК. Эти особенности во многом можно отнести и к подразделениям специального назначения: повышенная мобильность, скрытность, эффективность, зачастую проблемы с логистикой, ограничения на использование тяжёлой техники, отсутствие условий по высокотехнологичному обслуживанию техники (вряд ли у ЧВК будут возможности, к примеру, для восстановления «стелс-покрытия» на каком-то сверхсовременном самолёте).

Исходя из вышеизложенного, какое оружие можно считать для ЧВК оптимальным?

1. Конечно, в первую очередь можно вспомнить беспилотные летательные аппараты (БПЛА). Одним из наиболее эффективных инструментов для ЧВК могут стать носимые БПЛА в габаритах ручного противотанкового гранатомёта (РПГ), которые обеспечат поражение бронированных целей и укреплений противника, а также микробеспилотники, предназначенные для поражения непосредственно живой силы противника.


Мини- и микро-БПЛА могут стать одним из наиболее эффективных средств поражения бронетехники и живой силы, потеснив РПГ, противотанковые управляемые ракетные комплексы (ПТРК) и ручное стрелковое оружие
2. Одними БПЛА дело вряд ли ограничится, в арсенале ЧВК могут оказаться востребованными безэкипажные надводные корабли, которые сейчас активно разрабатываются как на Востоке, так и на Западе. К примеру, они могут применяться для решения задач противостояния морскому пиратству, охране портов и объектов газонефтедобычи, расположенных в открытом море.


Безэкипажные надводные корабли – новый класс вооружений, который сейчас находится в самом начале своего развития, но в перспективе он может оказать на формат морских сражений столь же большое влияние, как и БПЛА на боевые действия на суше
3. Одним из наиболее эффективных средств поражения остаётся стрелковое оружие. В настоящее время вооруженные силы США реализуют программы создания стрелкового оружия нового поколения, которое потенциально может склонить чашу весов на поле боя в их сторону. Если аналогичные программы в России и ведутся, то о них ничего не известно, при этом ЧВК вполне могут инициировать разработку для своих нужд перспективного стрелкового оружия.


Как знать, возможно, именно ЧВК помогут появлению стрелкового оружия нового поколения, которое впоследствии заменит АК в Российской армии
4. Антиподом стрелкового оружия и других средства нападения являются средства индивидуальной бронезащиты (СИБЗ). В принципе, ЧВК и сейчас вполне могут легально их закупать (как и обычные граждане РФ), а также финансировать их разработку. Однако расширение сфер применения ЧВК, увеличение их численности, может стать фактором, влияющим на интенсификацию работ по развитию в России технологий для перспективных средств индивидуальной бронезащиты.


Перспективные технологии создания СИБЗ могут существенно уменьшить эффективность современного противопехотного оружия и повысить выживаемость личного состава ЧВК
5. Компенсировать ограничения по количеству личного состава в рамках проводимых операций, повысить скрытность действий и выживаемость бойцов ЧВК позволят дистанционно-управляемые модули вооружения.


Дистанционно-управляемые модули вооружения – автоматизированные огневые точки
К примеру, при обороне объекта дистанционно-управляемые модули вооружения могут первыми наносить внезапный удар по противнику, отвлекая на себя его ответный огонь, вынуждая раскрыть свои позиции, что позволит бойцам ЧВК их подавить. В ходе проведения разведывательно-диверсионных мероприятий по уничтожению линий снабжения противника дистанционно-управляемые модули вооружения позволят остановить и уничтожить колонну противника. На их стороне фактор внезапности – дистанционно-управляемые модули вооружения ничего не излучают в тепловом диапазоне, а значит – их нельзя обнаружить с помощью тепловизора, в том числе с БПЛА.

6. ЧВК могут инициировать разработку и закупку специальной боевой техники, способной действовать скрытно и эффективно, не нанося побочного ущерба, подобной той, что изложена в концепции «тигр-снайпер».


Концепт «тигр-снайпер», предназначенный для ведения высокоинтенсивных контртеррористических боевых действий с выборочным поражением целей и минимальной демаскировкой огневых позиций
7. В настоящее время развивается новый класс средств передвижения, таких как реактивные ранцы, ховерборды и ховербайки. Они создаются частными компаниями, находятся на начальном этапе своего развития и пока мало интересуют вооружённые силы, однако, перспективы у них огромные.


Концепты реактивного ховербайка в пассажирском и беспилотном грузовом исполнении от компании Mayman Aerospace
Реактивные ранцы, ховерборды и ховербайки значительно повысят мобильность наземных подразделений, позволят применять новые, невозможные ранее тактические приёмы.

К примеру, в фильме «Лучшие в аду» можно наглядно увидеть, насколько сложен штурм занятого противником и подготовленного к обороне здания. С использованием ховербайков или реактивных ранцев ударная группа может в считанные секунды высадиться на крышу захватываемого здания, сломав противнику всю схему его обороны.

А в беспилотном варианте ховербайки могут обеспечить оперативное высокоточное снабжение и поддержку передовых отрядов, эвакуацию раненых.

8. Дирижабли и аэростаты. Бред? Абсурд? Зачем они нужны ЧВК?

А затем, что нет средства лучше для продолжительного патрулирования обширных территорий в условиях, когда у противника нет средств, способных поражать воздушные цели на высоте более пяти километров. Да и тепловой след от дирижабля будет нулевой – поразить его «классическим» переносным зенитно-ракетным комплексом (ПЗРК) с инфракрасным (ИК) наведением невозможно в принципе.

Например, беспилотный дирижабль с разведывательной аппаратурой может месяцами контролировать район вокруг группы нефтедобывающих платформ, своевременно выявляя потенциальные угрозы. Здесь не требуются гигантские размеры или сверхвысокие технологии. Да и стоимость часа полёта у дирижабля будет минимальной по сравнению с любыми другими типами авиационной техники, включая БПЛА.

Выводы
Выше перечислен лишь незначительный перечень направлений развития вооружений, военной и специальной техники (ВВСТ), а также технологий, к которым ЧВК потенциально могут «приложить руки». За скобками остались малогабаритные носимо-возимые зенитно-ракетные комплексы (ЗРК), превосходящие современные ПЗРК по характеристикам, но способные к скрытому перемещению и развёртыванию.

Отдельная и сложная тема – малая авиация, самолёты штурмовики с винтовыми движителями, малозаметные для инфракрасных головок самонаведения ПЗРК, а также лёгкие вертолёты, с минимальной стоимостью часа полёта и высочайшей маневренностью – вниманием российской авиационной промышленности они пока обделены.

Нет сомнений в одном. ЧВК могут серьёзно «взбодрить» российский ВПК в части разработки перспективных ВВСТ. Со временем всё сильнее будет проявляться эффект положительной обратной связи – ЧВК заказывают разработку и приобретают новые ВВСТ, эффективность ЧВК возрастает, они лучше решают возложенные на них задачи, расширяют сферу охвата рынка услуг ЧВК, их финансирование возрастает, часть его идёт на разработку новых ВВСТ, цикл повторяется…

Кроме того, получивший дополнительное финансирование, освоивший новые технологии и создавший перспективные образцы ВВСТ российский ВПК также будет осваивать новые рынки сбыта, вытесняя оттуда наших врагов и конкурентов.

В свою очередь, синергетический эффект от поставок ВВСТ и деятельности ЧВК будет способствовать расширению политического и экономического влияния России на мировой арене.

Всё вышеперечисленное вполне реально при условии легализации российских ЧВК и поддержке их деятельности государственными институтами, а также при глубоком взаимодействии с Вооружёнными Силами Российской Федерации.

СВО на Украине показала – мир вступил в следующую стадию своего развития, дипломатия закончилась, и силовые действия станут основным способом решения проблем на международной арене. Надо быть к этому готовыми. Источник