FTX использовала средства клиентов для покупки дорогой недвижимости сотрудникам

В заявлении о банкротстве криптобиржи FTX указывается, что корпоративные средства компании тратились для покупки домов на Багамах, а также личных вещей сотрудникам и советникам. Соответствующая декларация появилась всего через несколько дней после того, как основатель компании Сэм Бэнкман-Фрид (Bankman-Fried), предположительно, выставил свой пентхаус на продажу за сумму около $40 млн.

Источник изображения: Art Rachen/unsplash.com

Пока неизвестно, из каких именно корпоративных фондов финансировались покупки недвижимости. В заявлении в суде недавно назначенный генеральный директор и специалист по реструктуризации Джон Дж. Рэй III (John J. Ray III) заявил, что недостаточный контроль распределения средств привёл к тому, что расходы осуществлялись «неприемлемым для коммерческого предприятия» способом.

Выделение корпоративного жилья — довольно распространённая практика, но, согласно заявлению Рэя, «определённая недвижимость была зарегистрирована на имена сотрудников и советников», что является нетипичным для бизнеса.

Пентхаус в частном жилом комплексе, где жил Бэнкман-Фрид и другие руководители FTX, буквально несколько дней назад был выставлен на продажу за сумму чуть менее $40 млн — по слухам, он принадлежит самому основателю криптобиржи.

В своём заявлении Рэй раскритиковал бывшее руководство биржи за «полное отсутствие финансового контроля», заявив, что не уверен в ставшей доступной ему бухгалтерской отчётности, а аудит в FTX выполнялся компаниями вроде Prager Metis, с которыми Рэй оказался «незнаком». Стоит отметить, что сам Джон Дж. Рэй III курировал в своё время реструктуризацию и банкротство известной компании Enron, имеет более 40 лет опыта в проведении процедур банкротства и хорошо знаком с бизнесом корпоративного уровня в целом.

«Должники не имеют бухгалтерии», — написал он, констатировав, что пройдёт некоторое время до того, как могут быть представлены надёжные финансовые отчёты. Известно, что FTX и некоторые аффилированные компании подали заявление о банкротстве ранее в этом месяце. Сам Бэнкман-Фрид назвал подачу заявления о банкротстве своей самой большой ошибкой. По его словам, без этого уже удалось бы исправить ситуацию.