Жизнь взаймы – по-русски или по-американски

Жизнь взаймы – по-русски или по-американски

Мои долги – не моё богатство
Россия, расходуя отнюдь не малые средства на СВО, удивляет мир способностью воевать, а заодно и наращивать ВВП, снижая при этом долговое бремя. Нет, сводить федеральный бюджет с профицитом, как это уже было до пандемии, никто сейчас в здравом уме не собирается. Но и в большие долги залезать явно не планирует ни российское правительство, ни Центральный банк.

И это при том, что перспектива так или иначе вернуть в оборот арестованные весной 2022 астрономические суммы из наших резервов становится всё более сомнительной. А на Западе кое-кто готов уже чуть ли не передать 300 русских миллиардов, то ли долларов, то ли евро – разница небольшая, в управление киевскому режиму.

Вообще-то, такое было бы настоящим подарком для России – у неё бы сразу оказались развязаны руки на предмет того, как поступать с активами банков и компаний из так называемых недружественных стран. Казалось бы, отсюда просто напрашивается вывод – 300 с лишним миллиардов нам заморозили, но отнять – это уж вряд ли.

Просто потому, что себе дороже – незамедлительная ответка, и не только от России, может оказаться слишком дорогой. И всё же – опыт санкций убеждает, что коллективный Запад как-то странно печётся о собственной выгоде. Или же там смотрят уже очень и очень далеко в будущее. По принципу – когда Москва с Киевом разберутся, то ни та ни другой никуда от них не денутся.

Подобной самоуверенности можно только позавидовать, особенно с учётом сомнительных перспектив того же Запада на Ближнем Востоке. Впрочем, здесь не об этом, а о долгах и о кредиторах.

Итак, на сегодня Россия, которая будто бы едва сводит концы с концами, снова в числе лидеров среди стран с самым низким внешним долгом. Вот уже полтора десятка лет, с тех пор как удалось рассчитаться за фокусы кризиса 2008–2009 годов и абсурдные вложения наших ЦБ и Минфина в погоревшие фонды Fannie Mae и Freddie Macс, Россия мало кому что-то должна.

И просто «мало» – это ещё мягко сказано, поскольку абсолютно все свои внешние долги Россия может отработать меньше чем за полгода. При этом в благополучном ещё не так давно Европейском союзе есть норматив в 60 % к ВВП, после которого стране уже надо ужесточать бюджетную политику, либо ей придётся помогать всем Союзом.

Не будем сейчас напоминать, что дала такая, с позволения сказать, «помощь» Греции, Испании с Италией, а также новым членам ЕС из Восточной Европы. Потому хотя бы, что у Соединённых штатов, точно не члена ЕС, но связанных с Европой тесными узами, внешний долг давно превысил аж 100 % ВВП, и долг страны в Вашингтоне сокращать даже не планируют.

Его наращивали как при республиканцах и Дональде Трампе, так и наращивают, причём опережающими темпами, и при демократах с Джо Байденом. Тем не менее международные позиции всемирного должника – США, что бы мы там себе сами не твердили, увы, не идут ни в какое сравнение с нашими, российскими.

«Свои» потерпят
Не исключено, что так сложилось как раз с тех пор, когда премьер Евгений Примаков развернул свой самолёт над Атлантикой, а чуть позже его заместитель по экономике Юрий Маслюков вместе с главой Центробанка Виктором Геращенко разгребали завалы неплатежей.

Жизнь взаймы – по-русски или по-американски
И делали они всё это, категорически отказавшись как от сомнительного аргентинского опыта, так и от финансовых вливаний, в виде многомиллиардных кредитов от МВФ и Всемирного банка. Нет, поиграть в продолжение приватизации – это пожалуйста, соглашения о совместном освоении недр – тоже, сборочные производства – да на здоровье. Но на этом – всё!

Есть стойкое ощущение, что именно этого нам и не простили. И последовательное внедрение русского бизнеса при Кучме, а особенно при Януковиче на Украине – житнице с мощной индустрией, тоже. И запустили «оранжевую» революцию, вообще-то провальную, а потом и майдан с многолетними обстрелами Донбасса.

С учётом того, как Россия ответила Крымской весной, а до того – как у нас обошлись с Джорджем Соросом, как убрали с большой нефтяной дороги компанию BP и ей подобных, всё вообще-то объяснимо безо всякой конспирологии. Правда, при этом внутри России и свою широкую публику откровенно кинули, как с народными IPO, так и с тремя девальвациями, и со сгоревшими дореформенными вкладами.

Но это же – «свои». Они потерпят, и не такое терпели. Зато страна теперь – без долгов и без кредитов, хотя при этом народу регулярно твердят о дефиците ресурсов. Не природных, а финансовых, разумеется. Но ведь главное же – на нас никто давить не сможет, мы как бы самые независимые чуть ли не на всей планете.

Хотя кто сейчас вообще может твердить о какой-то независимости? Все на этой планете зависят от всех, и по большому счёту никто и ничего ни добыть, ни произвести без посторонней помощи на самом деле не может. Какой бы та помощь ни была – технической, сырьевой, интеллектуальной или же финансовой.

Последнее-то как раз проще всего, и отнюдь не зря США стремятся весь мир подсадить на доллары. В Федеральной резервной системе Карла Маркса читали очень внимательно – а это он назвал экспорт денег лучшим из видов экспорта.

Жизнь взаймы – по-русски или по-американски
Отсюда вывод – залезая в долги по самое не могу, в том же Вашингтоне не только и не столько себе руки развязывают, сколько своих кредиторов по рукам и ногам вяжут. К тому же проценты, которые в том же Федрезерве платят и по кредитам, и по вкладам – это же просто копейки по сравнению с прибылями сколько-нибудь успешного бизнеса.

Вот почему России вряд ли стоит так гордиться тем, что она мало кому должна. Другое дело, что ей сегодня на выгодных условиях не очень-то в долг и дают, особенно за границей. И даже на том самом Востоке, куда мы, как известно, развернулись – и быть может, раз и навсегда.

Про Китай с Индией в таком ракурсе говорить вообще не приходится, поскольку они скорее сами в долги залезут, чем кого-то кредитовать станут на приличных условиях. Зато на грабительских или около того – сколько угодно.

И ныне приходится нам идти по-ленински – иным путём, кредитуя, к примеру, другой традиционный объект западных санкций – Иран. Если это всего лишь плата за зону свободной торговли с ЕАЭС, так тому и быть, но почему же тогда так скромно и на таких жёстких, если не сказать, жестоких условиях, как в нашем ЦБ РФ, сегодня кредитуются российские банки и компании?

О гражданах в этом плане и вовсе пока лучше умолчать – это отдельная и весьма достойная тема для заметок. Как и разговор про корпоративные долги – те, которые числятся за компаниями и банками. В России или в США – не так важно.