Херсон в ноябре. Пришло время подумать «как»

Не дождётесь…
Сейчас укропаблики и западные СМИ, забыв про штатовские выборы, буквально взорвутся, да уже взорвались воплями о России, которую наконец-то удалось поставить на колени. Но… как говорится в старом одесском анекдоте – не дождётесь!

Россия сосредотачивается – сказано давно, и сказано не нами. Надо ли напоминать, что русских нельзя обижать и унижать бесконечно. Разозлятся – не остановишь. Разозлились после Балаклеи и Купянска, но, как видно, не сильно. Разозлились после Керченского моста. И опять кому-то показалось мало.

Однако задача уморить холодом и голодом всех жителей Украины, среди которых украинцы по крови – это отнюдь не большинство, перед русскими не стоит. От слова совсем. Режим – да, вражеский, да, нацистский, и с ним что-то делать придётся. А люди – люди пусть просто одумаются.

Чересчур много теперь уже и сбежавших, и погибших, и тех, кто и вовсе «русне продался». Ещё когда в СВО только наметились первые пробуксовки, авторы давали понять, что всё в конце концов решится даже не на поле боя, а в мозгах (Перемоги не будет. Как победим). В мозгах украинских военных, которые давно и сильно сомневаются, за что же погибают.

Когда в ход пошли наши лучшие ракеты, целая серия вопросов «где», заданных диванными экспертами, так и осталась без ответа Где наш ответ? И ещё десятки разных «где»). А напрасно, сегодня генералу Суровикину было бы намного проще выступать с теми самыми непростыми решениями, которых так ждали и так опасались очень многие, да что там – все мы.

Кому же всё пофиг – те не в счёт, записываем их в дезертиры. Причём и реального, и виртуального медийного фронта. И повторять свои «где» со знаком вопроса мы не собираемся, поскольку теперь на повестке дня хватает и новых вопросов. И первый среди главных – про отступление.

Как отступим?
В своё время противовесом историческому бреду Резуна-Суворова и ему подобных достойно выступили со своими работами Дмитрий Волкогонов и особенно Владимир Карпов. Его «Полководцем» зачитывались, о его оценках и выводах спорили до хрипоты даже за праздничными столами, и не только ветераны, но и необстрелянная молодёжь.


Напомним, среди подвигов генерала М. Е. Петрова, так и не ставшего маршалом, явно выделялся отнюдь не победный – наш исход из Севастополя в тяжёлом 1942. Для немцев же отступление Приморской армии стало не просто сюрпризом, шоком. Порт Севастополь пал, главная база Черноморского флота – тоже, и что?

Стоит напомнить, что два года спустя – в мае 1944 город-герой мы отбили у фашистов и быстрее, и с меньшими жертвами, но сейчас об отступлении.

Уйти из Херсона, и с правобережья Днепра так скрытно, как это получилось у Петрова, увы, уже не получится.

Хотя не всем понятно, зачем было об этом твердить больше месяца, зачем почти регулярно объявлять обо всём во всеуслышание. Чтобы наших били в спину, чтобы отступление превратилось в бегство? Когда потери один к трём не в пользу наступающих перевернутся с точностью до наоборот?

Или же идёт деза, и стоит некая хитрая, строго засекреченная задача, а мы заманиваем? А может, всё это действительно результат какого-то очередного мерзкого торга, как с пленными азовцами или зерновой сделкой? И ведь нельзя же допустить, чтобы те самые вопросы «где» так и оставались без ответа.

Впрочем, кому-то может показаться и серьёзным успехом сам факт того, что мы лишаем шайку Зеленского лавров победителей в битве за Херсон… Битвы-то не будет, как не будет и позорного бегства русни. Будут «жовто-блакитные» полотнища над херсонской администрацией, но их и сбить можно. Можно и, сказали бы – нужно, но это при большом желании, и даже при не очень большом.


И ведь действительно, правы министр Шойгу и генерал Суровикин – хватит попусту наших парней класть на алтарь той локальной победы, которой точно не будет. И ордена и звёздочки Героев на груди у кого-то из генералов того не стоят уж точно. Солдаты вправе знать, за что отдают кровь, и старый лозунг «Всё для фронта, всё для победы!» сегодня, как никогда, актуален.

Как ответим и как победим?
Сейчас самым негативным итогом нашей внеочередной «перегруппировки» будет, если силы, накопленные для удара на Херсон, ВСУ и ВФУ смогут использовать на других направлениях. О нашем превосходстве там в силах, и даже о равенстве, увы, говорить ещё рано – эффект от мобилизации, да ещё и частичной, ещё только впереди.

Но случится ли негативный сценарий, зависит и от нас. Мы же с правого берега уходим ещё и потому, что не хотим подрыва Каховской ГЭС. Гуманисты мы, отвечать же волной по Киеву пришлось бы. И ситуацией на ЗАЭС при этом сильно рисковать. А всё это уже не просто ужас, а ужас, ужас, ужас!

Куда же теперь бить «Калибрами» и прочим, как использовать иные преимущества – решать это, конечно, профессионалам. Но догадываться и нам никто не мешает. Колонну техники, которую враг перебрасывает на другие участки фронта, остановить можно самыми разными способами, и профессионалы знают их лучше нас – сторонних наблюдателей.

Кстати, и запасы ГСМ у противника – не бесконечные, если мы, конечно, их уничтожать готовы. И не стоит сейчас напоминать уже устаревшие идеи с мостами через Днепр и железнодорожными узлами. Ведь можно и что-то новое придумать. Что не отменяет необходимости отдавить наконец-то противника от Донецка и пресечь все иные попытки большого «контрнаступа».

Такого сложного положения, как у наших под Херсоном, вообще-то, нет больше ни на одном из участков фронта. Это даже такие персонажи, как Конашенков, не могут не признать. Хотя в его уста негатив, вы, наверное, заметили, стараются не вкладывать.


Вряд ли стоит в ближайшее время ждать от наших больших наступлений, попыток снова двинуть на Николаев или Одессу. С флотом ведь у нас почти полный швах, да и за сделку зерновую отдуваться так или иначе приходится.

Другое дело, что и дожидаться, как у моря погоды, новых порций западного оружия и новых выученных где-то там озлобленных бойцов, как из ВСУ с ВФУ, так и наёмников, тоже было бы ошибкой. Да, однажды сработали на опережение – и не слишком удачно, но «стоянием города не берут». Это ещё Суворов говорил. Источник