Вопрос о применении тактического ядерного оружия

Вопрос о применении тактического ядерного оружия
Первые официальные подтверждения о наличии планов по применению тактического ЯО в локальном конфликте относятся к 2017 году. Источником информации такого характера стал документ «Об утверждении Основ государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года».

«В условии эскалации военного конфликта демонстрация готовности и решимости применения силы с использованием нестратегического ядерного оружия является действенным сдерживающим фактором.»
(Параграф № 37)
Можно поспорить об истинном значении слов в «параграфе 37», но для работающей концепции необходимы реальные действия.

Запад слишком расслабился и привык к тому, что в классических концепциях ядерное оружие ограничено функцией «церемониального меча». Таким мечом можно чертить «красные линии». Но, как показывает практика СВО, подобных мер недостаточно. Заявления о приведении ядерных сил в повышенную готовность не повлияли на уровень вовлечённости в конфликт спонсоров украинского режима.

Каждый раз удары дальнобойными ракетами западного производства вызывают у общества резонный вопрос — а не пора ли ответить?

В качестве достойного ответа звучат предложения о разовом применении нестратегического ядерного оружия. Демонстративный удар ЯО по выбранному объекту киевского режима позволил бы в кратчайший срок добиться всех поставленных военных и политических целей. Бегство подразделений ВСУ, освобождение значительной части территории Украины — при сохранении жизней наших солдат.

В представленном виде разовое применение тактического ЯО представляется не столько актом устрашения, сколько воистину — актом гуманизма.

Увы, при всех достоинствах такого решения, оно вызывает изрядную долю скептицизма.

Какие вопросы волнуют военных экспертов?

Классические доктрины ядерного сдерживания были основаны на строгих математических расчётах
За основу бралось количество зарядов и технические возможности средств их доставки. Со всесторонней оценкой боевых аспектов «ядерной триады», анализа подлётного времени, возможных траекторий, радиуса поражения и кругового вероятного отклонения боеголовок.

Новая доктрина основана на единственном допущении — в стане у противника находятся одни трусливые слабаки. Напуганные вспышкой взрыва, они согласятся пойти на любые наши условия.

Но насколько оправданы надежды на очередную встречу с цветами и с поднятыми руками?

Завышенные требования к успешности операции
Этот вопрос никогда ранее не звучал в доктринах применения ЯО.

В условиях глобального ядерного конфликта некоторые из сотен запущенных ракет и их боевых частей не смогут поразить цели по различным причинам. Как демонстрируют все учебные и испытательные стрельбы — процент успешных запусков велик, но никогда не достигает значения 100 %.

Технический сбой или перехват отдельного носителя в условиях мировой ядерной войны не представляют большого значения. Считать и анализировать будет некому. В такой войне достанется всем!

Одиночное применение ЯО в локальной войне ставит вопрос ребром. Необходима 100 % гарантия успеха. Неисполнение приказа на одном из этапов командной цепочки, превентивный удар по носителю, перехват противоракетой «Пэтриота» или техническая неисправность ядерного заряда (упал и не взорвался на нейтральной или вражеской территории!). Такой сценарий будет иметь самые катастрофические последствия.

При наличии всевозможных планов и директив, последствия применения ЯО не могут быть просчитаны и не являются элементами стратегии
Эксперты с осторожностью описывают ситуацию только в течение первых минут после нанесения удара тактическим ЯО. Вариантов всего два.

Первый — это шоковое состояние у противника и немедленно поднятый белый флаг.

Противоположный сценарий предусматривает ответные действия военного характера. Наиболее ожидаемой реакцией станут демонстративные попытки уничтожения носителя. Удары по позициям ОТРК «Искандер», откуда стартовала ракета со специальной БЧ.

Всё дальнейшее скрыто за горизонтом событий…

Вопрос о применении тактического ядерного оружия
Что касается открыто прозвучавшего наименования, то по мнению западных экспертов, именно оперативно-тактический ракетный комплекс 9К720 «Искандер» является наиболее вероятным средством доставки в операции такого формата. Использование ОТРК требует наименьшего числа подготовительных мероприятий и позволяет сократить длину командной цепочки до минимальных значений. Кроме этого, ракеты ОТРК обладают наименьшим подлётным временем и трудноуязвимы для средств ПВО/ПРО.

Угроза распространения ЯО вдоль границ России
Научно-технические возможности некоторых государств позволяют им создать ядерное оружие в кратчайшие сроки при наличии политического решения. Например, для Японии, уже обладающей запасами оружейного плутония, эксперты отводят срок в несколько месяцев.

От создания собственного ядерного оружия Японию отделяет лишь добровольное соблюдение установленных правил.

Советский Союз, США, Великобритания, Франция и Китай определили условия «легитимности» обладания ЯО. Для этого требовалось произвести ядерное испытание в срок до 1 января 1967 года. Все, кто опоздал — обречены на вечные санкции со стороны «великих ядерных держав».

Но главным сдерживающим фактором были не санкции. Главным было обещание, данное перед лицом всего мира и закреплённое репутацией «великих держав».

Не применять ЯО против тех, кто не обладает таким оружием.

В настоящее время применение ядерного оружия против неядерной страны способно открыть «ящик Пандоры».

Разговор о мощности тактического ЯО
Представления о тактическом ЯО как о «маленькой бомбочке» не соответствуют ожиданиям.

Не существует никаких нормативных документов, которые бы ограничивали мощность тактических ядерных боеприпасов.

Различия между «стратегическим» и «нестратегическим» ядерным оружием всегда определялись не мощностью боевых частей, а дальностью действия носителей.

Стратегическое ЯО размещается на носителях, обладающих межконтинентальной дальностью полёта.

Всё остальное — относится к области тактического (нестратегического) ядерного оружия.

Мощность зарядов всегда выбиралась исходя из военной необходимости. При помощи тактического ЯО предполагалось бороться с укрепрайонами, останавливать танковые армии и поражать корабельные соединения в открытом океане. Масштабные задачи, которые не могли быть решены за счёт «игрушечных» зарядов малой мощности.

Специальные ядерные части тактического назначения превышают по мощности параметры боеголовок стратегических МБР/БРПЛ.

Скоростная торпеда «Шквал» в ядерном оснащении имела боевую часть, эквивалентную по мощности боеголовке БРПЛ «Булава» (150 килотонн).

Сотня килотонн для тактического ЯО — далеко не предел. Для поражения авианосных группировок и корабельных соединений, следующих в противоатомном ордере, в состав советского противокорабельного комплекса П-500 входили ракеты со специальными боевыми частями мощностью 350 кт.

В составе другого противокорабельного комплекса П-120 «Аметист» использовались ракеты с термоядерными частями мощностью в мегатонну.

Вопрос о применении тактического ядерного оружия
Примерно так выглядит противоатомный ордер, где минимальная дистанция между кораблями измеряется в милях. Для гарантированного поражения такой эскадры требуются боеголовки мегатонного класса
В настоящее время американские термоядерные бомбы B61 третьей, четвёртой и десятой модификации, считающиеся тактическим ЯО, оснащены зарядом регулируемой мощности от 0,3 до 170 кт. При максимальной мощности взрыва такие бомбы способны вызвать большие разрушения, чем боеголовки стратегических ракет «Трайдент-2» (W78, 100 кт).

Ядерный взрыв подчиняется тем же законам, что и взрывы «обычных» боевых частей, снаряжённых химическим взрывчатым веществом.

При распространении в атмосфере взрывная волна ослабевает в третьей степени от пройденного расстояния. Иными словами, в километре от эпицентра воздействие любого взрыва ослабевает в миллиард раз.

Обратная кубическая зависимость делает бессмысленным все попытки увеличивать площадь поражения за счёт повышения мощности самого боеприпаса. Заряд мощностью в 1 мегатонну будет обладать всего в 4 раза большим радиусом поражения, чем бомба, сброшенная на Хиросиму (16 кт).

Неслучайно ещё полвека назад стратегические ядерные силы отказались от использования термоядерных зарядов большой мощности, сделав выбор в пользу разделяющихся головных частей индивидуального наведения (РГЧ ИН). Десять боеголовок мощностью по 100 кт — где каждый взрыв происходит вблизи назначенной цели, имеют значительно большую эффективность, чем одиночная царь-бомба мегатонного класса.

Уже после окончания боевых действий в 1945 году американские военные провели исследования на руинах города Хиросима. Было установлено, что тот масштаб разрушений мог быть достигнут при помощи 2 кт обычных авиабомб.

Вопрос о применении тактического ядерного оружия
Последствия ядерного удара в данном случае вряд ли будут заметны
Подавляющая часть энергии, выделившейся при взрыве «Толстяка», была потрачена на разогрев и испарение объектов, находившихся вблизи эпицентра. Вопреки военной необходимости, строения «разбиралась» на отдельные атомы.

Обычные авиабомбы, падая на некотором расстоянии друг от друга, обеспечивают значительно более «эффективное» распространение ударной волны и других поражающих факторов. Потому для нанесения схожего ущерба городской застройке им требовалось в 8 раз меньше энергии, чем при ядерном взрыве. Что было неоднократно доказано на практике при бомбардировках немецких и японских городов.

В качестве резюме
Остаётся добавить, что при достигнутых показателях точности современных средств воздушного нападения, необходимость в тактическом ЯО выглядит сомнительно.

В качестве возможных целей для подобного удара обычно называют места дислокации вражеских войск и скопления техники. В этом случае прямые попадания ФАБов с унифицированным модулем планирования и коррекции (УМПК) имеют куда большее тактическое и военное значение, чем одиночный взрыв ядерного боеприпаса мощностью в десятки (и даже сотни) килотонн.

Вопрос о применении тактического ядерного оружия
Прилёт 500 кг бомбы с УМПК по складам нацистов в Бериславе
Вопрос о применении тактического ядерного оружия сопряжён с непоправимыми внешнеполитическими рисками. Существует угроза, что подобные действия оттолкнут и без того немногих настоящих союзников, которые в настоящее время готовы оказывать нам поддержку.

Тактическое ЯО не является тем волшебным мечом, что способен разом перерубить «гордиев узел» проблем. А его применение будет иметь беспрецедентные экономические, политические и военные последствия, которые могут негативным образом сказаться на обороноспособности страны. Это должны понимать все, кто в избытке эмоций призывает «бахнуть» по противнику.

Ко всему прочему, в этом отсутствует всякая военная необходимость.

Доклад окончен.

Читателям представляется возможность самостоятельно порассуждать на данную тему и представить своё видение ситуации.