Вертолёты против украинских безэкипажных катеров и БПЛА-камикадзе: временное решение с высокими рисками

Вертолёты против украинских безэкипажных катеров и БПЛА-камикадзе: временное решение с высокими рисками
Изображение vk.com/milinfolive

Боевые действия, ведущиеся на Украине в рамках проведения специальной военной операции (СВО), поставили перед Вооружёнными Силами Российской Федерации (ВС РФ) ряд проблем, требующих решения в кратчайшие сроки. В частности, сегодня речь вновь пойдёт о противодействии украинским беспилотным летательным аппаратам (БПЛА) и безэкипажным катерам (БЭК), применяемым в качестве камикадзе вооружёнными силами Украины (ВСУ) и главным управлением разведки (ГУР) Украины.

Существующие зенитные ракетные комплексы (ЗРК), оказались ограниченно годными для решения задач противостояния БПЛА-камикадзе противника, поскольку противник, получая информацию от средств разведки стран Запада, осуществляет прокладку маршрутов в обход наших средств противовоздушной обороны (ПВО), с использованием рельефа местности, естественных и искусственных возвышенностей.

Собственно, у противника имеются те же самые проблемы, только помноженные на критическую нехватку ЗРК и зенитных управляемых ракет (ЗУР) для них, а также качественное и количественное превосходство ВС РФ в средствах воздушного нападения (СВН). Однако стоит отдать должное, противник использует для охоты на российские БПЛА-камикадзе все доступные средства, вплоть до пулемётов Максима, прожекторов и размещённых в разных точках на территории Украины мобильных телефонов со специальным программным обеспечением для обнаружения пролетающих БПЛА-камикадзе по звуку винта/двигателя.

Вертолёты против украинских безэкипажных катеров и БПЛА-камикадзе: временное решение с высокими рисками
Мобильные противодроновые патрули ВСУ. Изображение «Телеграм»-канала «Военный осведомитель»
Тем не менее предпринимаемые меры не обеспечивают противнику защиту от российских БПЛА-камикадзе, проблема в том, что и украинские БПЛА-камикадзе большой дальности периодически достигают своих целей. С БЭК-камикадзе ситуация, судя по всему, ещё хуже.

Одновременно йеменские хуситы наносят удары по гражданским и военным судам в Йеменском заливе и в Красном море с помощью аналогичных БПЛА-камикадзе, а ограниченно – и с помощью БЭК-камикадзе. При этом, судя по информации, распространяемой зарубежными ресурсами, военно-морские силы (ВМС) США и их союзников используют вертолёты для уничтожения БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе, причём эффективность использования вертолётов для решения этих задач оказалась достаточно высокой. Соответственно, периодически поднимается вопрос об использовании вертолётов ВС РФ аналогичным образом – для противодействия украинским БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе.

Такое решение имеет право на жизнь, однако применение вертолётов для уничтожения БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе имеет не только преимущества и недостатки, но и несёт определённые риски.

Преимущества
А почему бы не использовать для этой цели многофункциональные истребители?

Несмотря на то, что боевые самолёты типа истребитель-бомбардировщик или многофункциональный истребитель вполне способны бороться с БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе, применение их для решения этих задач вряд ли целесообразно.

Во-первых, на патрулирование будет тратиться драгоценный ресурс дорогостоящих высокотехнологичных боевых машин, которые могут применяться для решения иных, куда более важных задач.

Во-вторых, час полёта современного истребителя стоит дорого, как и управляемое вооружение, которое истребитель может применить против БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе.

В-третьих, если применять неуправляемое вооружение, например, пушку, то существует риск потери самолёта, как от столкновения с поверхностью, зданиями или сооружениями, при полёте на малой высоте, так и от обломков сбитого БПЛА-камикадзе, в чём вооружённые силы Украины смогли убедиться на собственном опыте, потеряв истребитель МиГ-29 при атаке российского БПЛА.

В этом смысле применение вертолётов для уничтожения БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе выглядит куда более разумным решением. Стоимость как самого боевого вертолёта, так и часа его полёта, в несколько раз ниже, чем у истребителя.

Вертолёты против украинских безэкипажных катеров и БПЛА-камикадзе: временное решение с высокими рисками
Стоимость часа полёта различных авиационных средств ВВС США – правда, некоторые цифры вызывают сомнения, например, кажется завышенной стоимость часа полёта БПЛА MQ-1B, которая сравнима со стоимостью часа полёта боевого вертолёта AH-64, также стоимость часа полёта сверхзвукового бомбардировщика B-1B с изменяемой геометрией крыла меньше, чем у куда более старого дозвукового B-52H
Скорость полёта вертолёта варьируется от нуля (режим висения) до 250–300 километров в час и более, что позволяет выбрать оптимальную скорость для того, чтобы как догнать, так и сопровождать БПЛА-камикадзе, движущиеся со скоростью порядка 150–200 километров в час. То же самое касается и БЭК-камикадзе, чья скорость ещё меньше, вплоть до полной остановки и резкой смены направления движения.

Недостатки
Основной недостаток большинства вертолётов, которые могут быть использованы для охоты на БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе – это отсутствие эффективной радиолокационной станции (РЛС), имеющейся у ЗРК и истребителей. Одних оптических средств разведки для решения задачи обнаружения БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе явно будет недостаточно – с их помощью можно только осуществлять допоиск, сопровождение и обеспечивать уничтожение цели.

Вообще, технически РЛС имеются у боевых вертолётов Ка-52(М) и Ми-28НМ (судя по всему, не у всех Ми-28НМ), вопрос в том, сколько таких машин удастся выделить для охоты на БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе, с учётом их загруженности на линии боевого соприкосновения (ЛБС)?

Кроме того, вопрос в том, какова эффективность вертолётных РЛС в части обнаружения таких целей, как малозаметные в радиолокационном диапазоне длин волн БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе?

Вертолёты против украинских безэкипажных катеров и БПЛА-камикадзе: временное решение с высокими рисками
В состав бортового оборудования боевых вертолётов Ми-28НМ и Ка-52(М) входит РЛС
Таким образом, можно с высокой степенью уверенности утверждать, что боевые вертолёты будут эффективны в части противодействия БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе при условии выдачи им внешнего целеуказания, например, с самолётов дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ) А-50У или самолётов-разведчиков Ту-214Р. Способность к самостоятельному поиску вертолётами БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе будет зависть от наличия и эффективности их собственной РЛС.

Проблема в том, что если вертолёты для охоты на БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе ВС РФ найти ещё могут, то с самолётами ДРЛОиУ, а также самолётами-разведчиками Ту-214Р, у нас всё значительно хуже. Можно предположить, что эффективность вертолётов США и их союзников, работающих по БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе, запущенных йеменскими хуситами, во многом обусловлена выдачей им первичного целеуказания от надводных кораблей и самолётов ДРЛОиУ, сосредоточенных в регионе.

Также необходимо понимать, что применение вертолётов для уничтожения БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе несёт достаточно серьёзные риски потери этих машин.

Риски
На первый взгляд ни БПЛА-камикадзе, ни БЭК-камикадзе в настоящее время не способны нанести вертолётам какой-либо ущерб, разве что вертолёт сам влетит в БПЛА-камикадзе или его обломки. Разумеется, нельзя исключать и небоевых потерь из-за отказов техники, вследствие интенсивной эксплуатации, или ошибок пилотирования, однако существуют и другие риски.

В частности, при охоте на БПЛА-камикадзе в зоне действия российских ЗРК могут быть случаи «дружественного огня». Также при действии на низкой высоте над сушей существует вероятность столкновения вертолётов со зданиями и сооружениями, например, с линиями электропередач (ЛЭП).

В принципе, риски «дружественного огня» могут быть минимизированы путём создания выделенной зоны – полосы, в рамках которой будут действовать только боевые вертолёты-охотники на БПЛА-камикадзе, а ЗРК или будут вовсе отсутствовать, или у них будут ограничены секторы стрельбы.

С БЭК-камикадзе всё несколько сложнее – в настоящее время они также не способны причинить ущерб вертолётам – даже врезаться в БЭК-камикадзе будет достаточно затруднительно, фактически из рисков присутствует только возможность «дружественного огня», что может быть минимизировано или исключено тем же способом, что и в случае с БПЛА-камикадзе – созданием выделенных зон для действий вертолётов-охотников на БЭК-камикадзе.

Однако, противник прикладывает значительные усилия, направленные на совершенствование этого вида вооружений, в том числе оснащения БЭК-камикадзе различными модулями вооружения. Существует неподтверждённая информация о том, что украинские специалисты уже обеспечили установку на БЭК-камикадзе блоков неуправляемых авиационных ракет (НАР), заявлено о скорой интеграции на БЭК-камикадзе модуля с малокалиберной скорострельной автоматической пушкой.

Вертолёты против украинских безэкипажных катеров и БПЛА-камикадзе: временное решение с высокими рисками
Украинский БЭК-камикадзе Sea Baby, по заявлению разработчиков, он будет иметь дальность хода до 1 000 километров, помимо заряда взрывчатки, он будет нести турель с малокалиберной скорострельной автоматической пушкой
Можно не сомневаться, что в ближайшем будущем на украинские БЭК-камикадзе будет интегрировано и управляемое вооружение, например, противотанковый управляемый ракетный комплекс (ПТРК) «Сгуна-П» или переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК). Учитывая то, что ПТРК устанавливают даже на БПЛА, нет никаких серьёзных технических препятствий для установки их на БЭК-камикадзе.

К чему это приведёт?

К тому, что боевые вертолёты, осуществляющие поиск и уничтожение БЭК-камикадзе, могут превратиться из охотника в мишень. Если от ПЗРК ещё можно попробовать защитить боевые вертолёты бортовыми комплексами самообороны, например, типа «Витебск», тем более что много ракет ПЗРК на БЭК-камикадзе не поставить, то против ПТРК средств самообороны пока не существует, кроме высокой скорости полёта, равно как и от скорострельных автоматических пушек. Да и защиту от ПЗРК комплексы типа «Витебск» обеспечивают далеко не стопроцентную.

Какие у нас альтернативы?

Оптимальное решение
Ранее в материалах «В ожидании БПЛА «Гелиос-РЛД»: для защиты от низколетящих средств воздушного нападения» и «БПЛА «Сириус-ПВО»: охотник на средства воздушного нападения» автором рассматривались перспективные элементы глубокоэшелонированной противовоздушной обороны нашей страны, способные с высокой эффективностью осуществлять обнаружение и перехват БПЛА-камикадзе в выделенной зоне. Указанная связка из БПЛА-ДРЛО и БПЛА-перехватчика способна эффективно бороться и против БЭК-камикадзе.

Вертолёты против украинских безэкипажных катеров и БПЛА-камикадзе: временное решение с высокими рисками
БПЛА «Гелиос-РЛД»
Проблема состоит в том, что и БПЛА «Гелиос-РЛД», и БПЛА «Сириус» в настоящее время находятся на стадии разработки, точные сроки поступления их на вооружение неизвестны, но вряд ли это случится ранее, чем через несколько лет, тогда как обнаружение и уничтожение БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе необходимо обеспечивать уже сейчас.

Единственный среднеразмерный БПЛА, серийно выпускающийся в настоящее время в России – это БПЛА «Орион». Предположительно, БПЛА «Орион» также может быть вполне эффективен в качестве охотника на БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе, при условии выдачи ему первичного целеуказания. К его минусам можно отнести малую полезную нагрузку, кроме того, разнятся данные по скорости полёта – от 120 до 180 километров в час, на нижней границе перехват БПЛА-камикадзе «Орионом» будет возможен только на встречных курсах.

Вертолёты против украинских безэкипажных катеров и БПЛА-камикадзе: временное решение с высокими рисками
БПЛА «Орион». Изображение группы Кронштадт
Существуют в России и БПЛА вертолётного типа, разрабатываются гибридные БПЛА, способные осуществлять вертикальный взлёт, а затем переходить в самолётный режим, возможно, что оптимальное решение будет найдено где-то в этом направлении, но это вопрос будущих лет.

Выводы
Боевые вертолёты могут быть использованы для поиска и уничтожения БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе, с учётом ряда ограничений, текущих и перспективных рисков.

С точки зрения обнаружения БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе важное значение имеет наличие на вертолётах РЛС обнаружения и сопровождения целей, в части охоты на БЭК-камикадзе, для защиты от ПЗРК, целесообразно наличие бортовых комплексов самообороны.

Применение боевых вертолётов для поиска и уничтожения БЭК-камикадзе с интегрированными в их конструкцию модулями с малокалиберными скорострельными автоматическими пушками и/или ПТРК может стать слишком рискованным и привести к неоправданным потерям. Возможно, что с этого момента для поиска и уничтожения БЭК-камикадзе лучше использовать более скоростные летательные аппараты, например, штурмовики Су-25СМ. Для повышения эффективности их работы они могут быть оснащены РЛС и/или средствами радиотехнической разведки (РТР) в контейнерном исполнении.

Вертолёты против украинских безэкипажных катеров и БПЛА-камикадзе: временное решение с высокими рисками
Штурмовик Су-25СМ. Изображение: Владимир Язынин, Евгений Волков и Александр Мартынов (russianplanes.net)
Однако применение для поиска и уничтожения БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе, как боевых вертолётов, так и самолётов штурмовиков, является временной мерой, как с точки зрения эффективности и рисков потерь этих боевых машин, так и с точки зрения стоимости эксплуатации.

Предположительно, наиболее оптимальным вариантом станет использование для решения этих задач БПЛА «Сириус» и БПЛА «Гелиос-РЛД», при этом БПЛА «Гелиос-РЛД» должны использоваться для первичного обнаружения БПЛА-камикадзе и БЭК-камикадзе, с последующей выдачей целеуказания на них БПЛА «Сириус».

До тех пор, пока не будет завершена разработка и начато серийное производство БПЛА «Сириус» и БПЛА «Гелиос-РЛД», эффективным средством для охоты на БЭК-камикадзе могут стать серийно выпускаемые БПЛА «Орион». Однако, не имея собственной РЛС, они должны получать первичное целеуказание от самолётов ДРЛОиУ или самолётов разведчиков типа Ту-204Р, но, как мы уже говорили выше, с этими самолётами у нас, судя по всему, имеются серьёзные проблемы, так что проблема первичного обнаружения БЭК-камикадзе и низколетящих БПЛА-камикадзе пока остаётся открытой.

Важно не упустить момент, когда БЭК-камикадзе противника станут оснащаться вооружением, которое может быть применено против наших вертолётов, чтобы избежать неоправданных потерь техники и личного состава.