В другой раз: оружие, которое не пригодилось на Украине

В другой раз: оружие, которое не пригодилось на Украине
Вертолеты – одни из немногих образцов вооружений, целиком и полностью подтвердившие свою актуальность

СВО – крупнейший конфликт после 1945 года или нет?
Размышления в статье «Смерть ПТРК на Украине» на страницах «Военного обозрения» вызвали неоднозначную реакцию, как экспертного сообщества, так и читателей. Тема интересная и животрепещущая, к тому же совершенно не ограничивается противотанковыми ракетными комплексами.

СВО заставила по-новому посмотреть на многие системы вооружений, как в странах НАТО, так и в России. Немалой доли критики удостоились замечания в статье о масштабности событий в СВО, которая является самым крупным вооруженным конфликтом со времен Второй мировой войны.

Попробуем разобраться в этом тезисе подробнее.

Первое и главное отличие от всех предыдущих конфликтов заключается в линии фронта. Упоминаемая комментаторами ирано-иракская война развернулась на границе двух государств протяженностью в 1 600 км. В СВО только линия фронта достигает 2 тысяч километров. Это не учитывая границы Украины с Белоруссией, где обе стороны вынуждены держать серьезные силы и оборудовать линию обороны.

Вторым отличием от предыдущих событий является активное использование всего арсенала, начиная от пистолетов и заканчивая баллистическими и гиперзвуковыми ракетами. Не говоря уже крылатых ракетах. Иран и Ирак если и применяли что-то подобное (например, баллистические Р-17), то совершенно в других масштабах.

Идем далее.

В ирано-иракской войне только к концу удалось серьезно нарастить численность войск – к началу 1987 года армии противников насчитывали совокупно 1,65 млн человек. На фронте воевали далеко не все бойцы, надо отметить. А начинался конфликт Ирака и Ирана с 200-тысячной и 290-тысячной армии соответственно.

К концу второго года СВО только с российской стороны участвовало не менее 617 тысяч военных. Само собой, это число постоянно увеличивается – поток патриотов-добровольцев не иссякает. Не меньше, если не больше, участвует на стороне ВСУ. То есть совокупно больше 1,2 млн человек сейчас сражается на фронте СВО. С учетом ротаций и опосредованной вовлеченности военнослужащих в тыловых подразделениях, численность задействованных войск с обеих сторон можно смело доводить до двух миллионов.

В другой раз: оружие, которое не пригодилось на Украине
Если рассматривать вьетнамскую кампанию Соединенных Штатов в качестве ориентира, то необходимо понимать совершенную неравноценность противников. До вмешательства янки война севера и юга Вьетнама была, хотя и кровавой, войной слабой интенсивности. Когда в игру вступили США, началась битва Давида и Голиафа. Даже с учетом поддержки Советского Союза Северный Вьетнам в техническом плане кратно уступал американской армии, что не могло не сказаться на соотношении потерь сторон. В СВО Россия столкнулась с достаточно высокоразвитым противником, во многом ровней себе. С принципиальной оговоркой – на данный момент вся украинская военная машина держится на западной помощи.

Исходя из положения, что СВО – это крупнейший вооруженный конфликт с 1945 года, особый интерес представляет эволюция применяемых вооружений. В частности, техника, не оправдавшая надежд, либо оперативно замещенная другими образцами оружия. Важно это еще потому, что в обозримом будущем именно на арсенал СВО будут ориентироваться оборонные ведомства по всему миру. Как и на тактику использования войск.

Минус в оружейную карму
Первыми кандидатами на вылет являются высотные и относительно тихоходные Bayraktar TB2.

Конфликт на Украине четко указал на место этих персон. Насколько удачно выступили ударные дроны в Нагорном Карабахе, настолько невнятными они оказались в СВО. За исключением, разумеется, самого начала спецоперации, когда стороны конфликта, так скажем, друг к другу притирались.

Называть Bayraktar TB2 совершенно бесполезной игрушкой нельзя – турки вполне успешно могут воевать этими дронами, например, с курдами. И вообще тихоходная беспилотная цель больше годится для войны с партизанами в тапках. Но для высокоразвитой армии с мощной ПВО такая техника малоэффективна.

Единственный выход – в использовании Bayraktar TB2 на сверхнизких высотах, то есть работать, задевая стойками шасси верхуши деревьев. Но машина, во-первых, для этого совершенно не приспособлена, а во-вторых, дальность полета в таком случае будет стремиться к нулю. Повесить где-нибудь рядом ретранслятор – плохая затея, его собьют, и в итоге оппонент потеряет уже два БПЛА.

В другой раз: оружие, которое не пригодилось на Украине
Работа вне зоны вражеской ПВО стала фирменным почерком спецоперации. По такому алгоритму вынужден работать противник – аналогичным образом воюют и Российские ВКС. Возможно, когда-то в будущем отечественному Су-34 и придется воспользоваться своей уникальной маневренностью и навыками штурмовика, но пока самолет исполняет роль доставщика дальнобойного и высокоточного оружия. Назвать такие «умения» лишними язык не поворачивается, но к итоговой стоимости самолета они добавляют немало.

Самое интересное, что, не проникая глубоко за линию фронта, у Су-34 продолжают совершенствоваться бортовые РЭБ. Это говорит о том, что уровень опасностей для авиации настолько высок, что просто для сохранения существующего status quo приходится постоянно улучшаться.

В другой раз: оружие, которое не пригодилось на Украине
Если опираться на опыт СВО, то F-35 может стать самой дорогостоящей оружейной аферой века
В итоге знаменитая максима о господстве в воздухе сейчас недостижима ни для одной армии в мире, если против нее воюет равноценный по техническому уровню противник. Россия с этим столкнулась на Украине, большая часть территории которой сейчас под запретом доступа.

Возникает крамольный вопрос – а зачем создавать самолеты пятого поколения, если они будут обречены использоваться в качестве воздушных пусковых установок планирующих бомб и ракет?

Покуда земля не будет под сапогами союзников. Работать по партизанам и отсталым армиям с воздуха можно и машинами подешевле. Поэтому все самолеты 5-го поколения пока можно считать исключительно маркетинговыми игрушками – ни один из них не доказал свою эффективность в настоящем бою. До тех пор, пока РЭБ и ПВО будут царствовать на поле боя, у самолетов исчезающее мало шансов на выживание.

Присутствует альтернативное мнение на счет применимости современных образов вооружений в СВО. Дескать, как только начнется настоящая заварушка с НАТО, вот тут-то все сверхдорогие опции и понадобятся.

Но любой конфликт с конвенциональными средствами с блоком НАТО – это крайне скоротечная война. Здесь не успеют проявить свои достоинства самолеты 5-го поколения или танки предельных параметров – инцидент неизбежно и очень быстро скатится к обмену ядерными ударами. И хорошо, если стороны остановятся на тактическом уровне и не устроят ядерный апокалипсис.

В связи с этим вызывает сомнения концепция танка предельных параметров. В советское время таким был Т-64, сейчас – Т-14 «Армата». Как оказалось, ни один из них не был приспособлен к реалиям военного времени. Дело, как всегда, не в высоких ТТХ, а в технологичности и массовости производства.

За примером не надо далеко ходить. Т-34 объективно уступал немецким танкам в финале войны по всем параметрам, кроме подвижности. «Тигр» был своеобразным танком предельных параметров для немецкой промышленности, но устоять против тактики применения советских бронированных машин и их массовости он не мог.

Поэтому нужен ли танк предельных параметров вообще как явление?

Не эффективнее ли обеспечить массовое производство настоящих боевых лошадок – Т-72, Т-80 и Т-90 последних модификаций?

Вопрос риторический, и на него уже давно ответили в России.

В другой раз: оружие, которое не пригодилось на Украине
С упрямством, достойным лучшего применения, американцы продолжают работы над КАЗ. На фото последняя модификация БМП Bradley М2А4Е1 Iron Fist Light
Продолжая о бронетехнике, нельзя не вспомнить о комплексах активной защиты, которые не появились на СВО. Также решено было пропустить и агрессию Израиля против сектора Газа.

КАЗ – вообще уникальное изделие: все про него говорят, но мало кто видел его работу вне полигонов. Еще один сугубо маркетинговый проект и тупиковая ветвь прогресса. Если, конечно, активная оборона танка не найдет противоядие от FPV-дронов.

Где-то в далеком будущем, возможно, окажутся полезны плавающие бронемашины. Спецоперация, как и многие другие конфликты до неё, показали несостоятельность БМП и БТР, которые умеют передвигаться по воде. Сейчас в самый разгар СВО менять что-то поздно, но в будущем этот провал должен быть исправлен. Как и крайне рискованная идея с десантированием боевой техники с самолетов.

Повторимся, пока РЭБ и ПВО царствуют на полях сражений, ни о какой авиадесантируемой технике и речи быть не может. Это опция должна стать атавизмом и музейным экспонатом.

Но что мы все об отечественной боевой технике? Пора поговорить о западных технологиях, ситуация с которыми еще краше.

Во-первых, в ПВО Запад сильно отстал. Выбрав в своё время концепцию уничтожения крылатых ракет и самолетов другими самолетами, натовцы сами себя загнали в тупик. Североатлантический блок не в состоянии снабдить Украину адекватной обороной от дронов и крылатых ракет России. Которые, как известно, «давно закончились».

Настоящим провалом оказались попытки перехватить гиперзвуковые ракеты. На данный момент нет ни одного доказанного случая поражения с земли «Кинжала» или «Циркона».

О чем это говорит?

О том, что и у американцев нет противоядия от такого оружия. Под удар автоматически попадают все десять строевых авианосцев США – цели очень жирные и тихоходные. Это, пожалуй, сейчас самая большая головная боль аналитиков Пентагона. Горькую пилюлю подкатили братья-евреи, оповестив, что «американские системы, которые действовали против иранских баллистических ракет во время нападения на Израиль, по большей части потерпели неудачу – из восьми иранских ракет, было перехвачено только две». Речь о ЗРК Patriot самых последних модификаций.

В другой раз: оружие, которое не пригодилось на Украине
GLSDB – самый многообещающий провал американского высокоточного оружия на Украине.
Во-вторых, массовый GPS-спуфинг, которым покрыла всю линию фронта Армия России, серьезно подорвал точность западных «вундерваффен» – HIMARS, GLSDB и M982 Excalibur. В случае с последним декларируют падение точности с 70 до 6 процентов, то есть десятикратное. Нивелировать такой разнобой приходится классическими снарядами, отчего и наблюдается хронический артиллерийский голод. И пока будет GPS-спуфинг, ситуация будет только усугубляться.

Следующим на очереди стоит ATACMS, к которому «россияне смогут адаптироваться за очень короткий промежуток времени». Это заявил советник комитета верховной рады Украины по вопросам нацбезопасности Иван Ступак. Может, очередное жалобное блеяние для Запада, а может, и сухая констатация фактов.

Передел оружейных арсеналов в самом разгаре и, если кто-то в мире желает получить действительно боеспособную, а не парадную армию, самое время начать пристально изучать СВО. Ведь именно здесь прямо сейчас пишется история будущего. Во всех смыслах этого понятия.