Украина на жертвенном алтаре Запада


7 января в интервью журналу Newsweek посол Украины в Великобритании Вадим Пристайко сделал несколько достаточно интересных заявлений, которые можно интерпретировать достаточно недвусмысленно.

«Мы находимся в состоянии войны уже почти год. Мы теряем людей направо и налево. Мы не афишируем, сколько из потерянных – военные или гражданские, но вы можете себе представить, что цифры огромные. И города, некоторые из них полностью разрушены. У Запада сейчас есть уникальный шанс. В мире не так много наций, которые позволили бы себе пожертвовать столькими жизнями, территориями и десятилетиями развития ради победы над врагом»,
– заявил Пристайко.

Фактически это заявление означает, что Украина готова лечь на жертвенный алтарь Запада под нож жреца, только ради того, чтобы он (коллективный Запад) добился геополитической победы над Россией. Именно такова роль Киева в нынешнем конфликте.

Как так случилось, что мы оказались в такой политической реальности, и почему Украина и Запад действуют вопреки рациональной и экономической логике?

Триумф либерально-демократических ценностей в Европе после Второй мировой войны
К концу Второй мировой войны США принадлежало около 60 % мирового промышленного производства, около 61 % морского торгового флота и гражданской авиации. Экономическая и военная мощь, монопольное владение ядерным оружием, система союзов с остальными державами-победительницами позволяли США приступить к переустройству мира, приведя его к зависимости от американской экономики, а впоследствии и от их политической воли [1].

Единственным государством, которое могло противостоять политической воле США после Второй мировой войны, оказался Советский Союз, это противостояние было неизбежным в силу геополитических, экономических и идеологических причин. Как отмечает историк Алекс Бэттлер:

«Для Соединенных Штатов противостояние с СССР было решающим на их пути к достижению мировой гегемонии, ситуации, при которой они выступят в качестве силы, направленной на подчинение всех субъектов, участников международной политики, на реализацию интересов гегемона [2]».
Однако холодная война завершилась поражением СССР, который не выдержал борьбы на истощение с США. После распада Советского Союза началось безраздельное господство американской сверхдержавы.

Что касается Европы, то она утратила политическую независимость еще после Второй мировой войны. Как отмечает историк Е. С. Леонов, крупная финансовая поддержка в размере около 1,4 миллиарда долларов содействовала превращению Западной Германии к середине 1950-х гг. в одну из наиболее процветающих европейских стран. В то же время американские монополии установили контроль над рядом промышленно развитых регионов Западной Германии. Иначе говоря, американский капитал поставил ФРГ, и шире – Европу, в подчинённое положение [3].

«Программу восстановления Европы» («План Маршалла») можно сравнить со сделкой – деньги в обмен на предоставление Германией ключа от своей экономической и политической независимости.

Был ли у Германии иной выход с учетом того, что она проиграла войну и оказалась разделена между союзниками? Пожалуй, нет. Но этот вопрос следует подробно рассмотреть отдельно, вне рамок данного материала.

Ценой, которую пришлось заплатить европейским странам за американскую помощь, стала либерализация внутренних рынков, снижение таможенных тарифов на американский импорт, ограничение программ по национализации промышленности. Они по первому требованию должны были предоставлять американскому администратору планы и отчеты о состоянии и развитии своей экономики. США получали возможность влиять на бюджетную политику западноевропейских стран, а также могли увеличивать инвестиции в экономику европейских государств [4].

Триумф либерально-демократических ценностей в Европе произошел под полным контролем США, которые активно этому способствовали. Экономически и политически нынешний Евросоюз до сих пор находится в зависимости от Вашингтона.

Россия – неудачная попытка встроиться в Западный мир и переход к конфронтации
Политическое руководство Российской Федерации, которая образовалась на руинах СССР, попыталось встроиться в Западный мир, где господствовали США, на правах равноправных партнеров, однако эта попытка завершилась неудачно.

Разногласия между Россией и Западом, который возглавляют США, серьезно усилились после событий 2013–2014 года, когда американцы грубо вмешались во внутренние дела Украины, которую РФ считала зоной своего политического и экономического влияния. Ответом на это вмешательство стало присоединение Крыма к России и поддержка мятежного Донбасса, который также хотел стать частью России.

Несмотря на начало «гибридной войны», а также того факта, что открытое противостояние с Западом стало де-факто неизбежным, в Москве не решились на присоединение Донбасса и юго-востока Украины, где в целом царили пророссийские настроения. Вместо этого были подписаны Минские соглашения под гарантии европейских государств, которые, как уже было сказано выше, находятся в полной зависимости от США.

Здесь стоит отметить один немаловажный фактор: нынешние российские элиты, как и западные – это материалисты, для которых экономические категории приоритетнее духовных, культурных, политических и т. д. Превосходство экономического, это характерная черта эпохи Постмодерна. Как отмечает историк философии Дмитрий Моисеев:

«Роль экономического фактора из доминирующего стала тотальной – вся современная политическая борьба ведется ради экономических интересов. Более того, если ранее в «эпоху империй» и в период «холодной войны», эти интересы, как правило, принято было скрывать под завесой идеологических догм и постулатов, то в новейшее время в XXI веке, это заявляется совершенно открыто, а какое-либо идейное наполнение политического вызывает у современного человека подозрения и опасения [5]».
По мнению Д. Моисеева, на определенный срок это практически закрывает легальное политическое поле для какого-либо идейного напряжения. Идеализм окончательно уступил место материализму.

«В соответствии с новой политической тенденцией современного мира – устремлению к «новой искренности» – политические фигуры формируются по принципу максимальной схожести с «простым народом», массовым избирателем. Лидеры новейшего времени окончательно стали воплощением массового человека – их вкусы стандарты, этические ориентиры и духовно-культурные предпочтения практически ничем не отличаются от усредненного избирателя. Более того, успешность его политической карьеры зачастую зависит от степени его схожести с электоратом, и чем более упрощен и линеен публичный образ, тем больше у него шансов достичь больших высот в нашу эпоху [5]»,
– отмечает философ.

Иначе говоря, чем примитивнее и глупее кандидат, тем больше у него шансов обрести популярность. Яркие примеры тому – президент США Д. Байден и президент Франции Э. Макрон, которые демонстрируют, что публика любит недалеких политиков, которые попадают в курьезные истории. При этом политическая система и США, и Франции остается устойчивой, ибо реальную политику определяют не эти люди.

Таким образом, возвращаясь к тезису о материалистическом мышлении российских элит и политического руководства, следует отметить, что там рассчитывали, что Украина рано или поздно примет требования Москвы, поскольку Киев был экономически завязан на РФ, а Европа зависела от российских углеводородов. Зачем разрушать взаимовыгодный бизнес? С точки зрения экономической логики это нецелесообразно.

Однако в данном конфликте экономическая логика дала сбой.

Запад, в лице США и его союзников, активно продвигающий либерально-демократические ценности и толерантность, предпринял попытки заставить Россию принять его требования и наказать РФ за то, что она осмелилась выступить против него. Этот «гибридный» конфликт в итоге привел к началу специальной военной операции.

Рациональная логика больше не работает
До начала специальной военной операции некоторые отечественные аналитики предполагали, что масштабный военный конфликт не начнется. Просто потому, что в Москве преобладает экономическое мышление, и РФ не хочет ухудшить отношения с Германией и потерять «Северный поток-2». Некоторые военные эксперты, такие как генерал Л. Ивашов, и вовсе утверждали, что, так как Россия экономически, и политически – периферия между Западом и Китаем, и не готова к серьезному военному конфликту, в случае его начала она может прекратить свое существование.

Однако СВО началась вопреки логике экономического и рационального мышления.

В свою очередь, начав СВО, в Москве рассчитывали на рациональную и экономическую логику со стороны Киева и Запада – длительная война самоубийственна для Киева, а разрыв экономических отношений с РФ невыгоден Западу, поэтому сильного сопротивления не будет. Расчет был, как говорил полковник ФСБ в запасе Игорь Стрелков, на маленькую победоносную войну против ополчения с «калашами» и на «тачанках».

Однако легкой прогулки не получилось, экономическая логика также не сработала. Рациональные доводы перешли в область иррационального.

Да, экономические факторы все еще играют немаловажную роль в военном конфликте, поскольку сырьевая экономика РФ зависима от мировой экономики. Однако экономическое утратило приоритет над политическим.

Лозунги о «денацификации», «борьбе с нацизмом», «Русском мире», «народной войне» являются декларативными, они фальшивы, и российское общество чувствует эту фальшь. Цели войны не объявлены, поскольку ее рассчитывают завершить «вничью», путем договоренностей, заключения сделки с Западом, по этой причине ей не придают метафизический смысл, ее цели не объявляют.

С идеологической точки зрения миф украинской нации имеет достаточно серьезный мобилизационный потенциал, а идеи превращения Украины в часть Западного мира и пресловутая «евроинтеграция» куда больше понятны украинскому обществу, чем абстрактный образ Русского мира, который предлагает Россия. РФ же не демонстрирует сильных идей не только для того, чтобы бороться за умы жителей Украины, но даже для того, чтобы бороться за собственные умы, за думы русских.

Да, украинские лозунги лживы, и заявления Вадимира Пристайко, который публично заявляет о том, что население Украины будет возложено на жертвенный алтарь во имя либеральных идеалов Запада, тому явное подтверждение. Однако они звучат убедительнее, и, судя по тому, что мы не видим серьезных возмущений от населения на Украине, их пропаганда, их идеология национализма, работает.

Коллективный Запад использует Украину как инструмент, чтобы нанести России поражение на чужой территории и диктовать ей свои условия, и готовность украинских властей сжечь собственную страну в топке войны их как нельзя более устраивает.

Ослабление Европы также выгодно США и глобальным элитам, которые благодаря этому конфликту усиливают свои позиции (отток капитала из ЕС идет в США). Поэтому рациональная логика здесь не работает.

Если Россия хочет добиться успеха, то ситуацию нужно менять.

Специальная военная операция продемонстрировала, что у РФ очень много проблем, которые до этого были скрыты от глаз обычного обывателя. Это как проблемы сугубо военного плана (проблемы со связью, разведкой, недостаток БПЛА и т. д.), так и системные (отсутствие механизма наказания за ошибки и, как следствие, необучаемость).

Все эти проблемы нужно в срочном порядке решать, потому что время играет не на Россию. Потому что альтернативой решения проблем является капитуляция и репарации с «покаянием» перед коллективным Западом.

Использованная литература:
[1] Шишков В. В. Становление и развитие гегемонии США: имперское доминирование и глобализация в XX в. Век глобализации. № 1, 2014.
[2] Бэттлер А. Контуры мира в первой половине XXI века и чуть далее (Теория) // Мировая экономика и международные отношения. 2002. № 1 (Bettler A. World contours in the first half of the 21st century and slightly further (Theory) // World Economy and International Relations. 2002. No. 1).
[3] Леонов Е. С. Истоки формирования германо-американских отношений как партнерства неравных. Вестник МГИМО-Университета. 2015.
[4] Белоусова К. А. США – Европа: начало властных отношений. Власть 2017, 25, 112–117.
[5] Моисеев Д. С. На руинах правой идеи. // Политическая доктрина Юлиуса Эволы в контексте «консервативной революции» в Германии. – Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2021. Источник