Тонкий лед Южного Ливана для Израиля продолжает таять на глазах

Тонкий лед Южного Ливана для Израиля продолжает таять на глазах

«Не пойду на компромисс»
Последние недели принесли не только отказ премьер-министра Армении Н. Пашиняна от соглашения 9 ноября 2020 года, но и другой отказ – уже премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху от условий как решения ГА ООН от 29.11.1947 года, так и от п. 1(i) резолюции СБ ООН 242 от 22.11.1967 года.

Первое решение предполагает создание двух государств, израильского и палестинского, второй документ предписывает израильским войскам покинуть оккупированные территории, в число которых вошли и палестинские населенные пункты, Восточный Иерусалим и, кстати, Голанские высоты – большая часть сирийской провинции Кунейтра.

Юридическая база была признана в том числе официальным Тель-Авивом. И хоть в итоге, как мы все знаем, положения были выполнены не в полной мере, но именно на них в дальнейшем держалась вся политическая конструкция по палестино-израильскому урегулированию. Держалась она с трудом, однако альтернатив ей полноценных не было.

В 2020 году выдвигался т. н. «план Трампа-Кушнера» или «Сделка века», где палестинская и израильская стороны признавали статус-кво по факту наличия поселений, фиксировали его и получали в обмен инвестиции до 50 млрд долларов. Однако и «Сделка века» предусматривала существование именно двух государств.

Позже этот план трансформируется в идею «Соглашений Авраама», еще позже в концепт «индо-авраамических соглашений», но в любом случае основанием был раздел на два государства и окончательное признание оных друг другом, и в рамках ООН.

В итоге в официальном аккаунте в Х («Твиттер») Б. Нетаньяху заявил буквально следующее:

«Я не пойду на компромисс в отношении полного израильского контроля безопасности над всей территорией к западу от Иордана, а это противоречит палестинскому государству».
В той же сети генеральный секретарь ООН А. Гутерриш ответил, что подобное неприемлемо. Его реакция понятна и очевидна, главное же здесь в том, что сообщение Б. Нетаньяху вызвало замешательство не только в ЕС и Вашингтоне, но и в самом Израиле, где Б. Нетаньяху, несмотря на коалиционное правительство, продолжает терять рейтинг.

В арабских и иранских СМИ и соцсетях это вызвало не только бурю эмоций, но и породило вполне уже серьезные размышления с холодной головой о том, что израильский премьер и его кабинет намерены делать дальше. Потому что контекст событий в регионе таков, что этими заявлениями Израиль становится еще на несколько шагов ближе к операции на северной границе – в Южном Ливане.

Между молотом и наковальней
Кабинет Б. Нетаньяху находится между молотом и наковальней. На роль наковальни израильский премьер-министр сам выбрал обещание полностью уничтожить ХАМАС и занять сектор Газа, а в роли молота – жесткое требование со стороны США и части европейских государств о необходимости придания операции внятных и вменяемых рамок, либо о завершении операции и переводе ее в военно-полицейский формат.

Израильский премьер понимал, что можно было сделать что-то одно, и это одно – выполнение обещаний. В противном случае его ждет самое масштабное расследование с 1967 года и правительственный кризис. Однако быстрой победы АОИ добиться не может, да не очень быстрая победа уже становится совсем неочевидной.

Во-первых, уже даже произраильски настроенные издания в США начинают оценивать масштаб потерь военного крыла ХАМАС не более чем в 25 % своего состава.

Во-вторых, уже израильские эксперты признают, что военные силы ХАМАС и его технические возможности остаются пока весьма высокими.

Часть территорий северной Газы, откуда после зачистки отошли силы АОИ, оказываются снова под контролем ХАМАС, при этом хоть израильские потери и официально засекречены, но сами же израильские медиа оценивают их 1,3–1,5 тысячи человек убитыми, что для Тель-Авива является максимумом за несколько десятков лет. Арабские медиа тут вообще ведут отсчет с цифры 6,5 тысячи, и минимальные значения чувствительны.

Вашингтон, как это ни покажется на первый взгляд странным, по сути дела поддержал блокаду морского судоходства, вступив в столкновение с йеменскими хуситами. Суда периодически в этом регионе попадали под «перекрестный огонь» и раньше, но официальные военные действия развернули значительную часть судов вокруг Африки. Давление на кабинет Б. Нетаньяху через торговые и финансовые круги к середине января стало уже зашкаливающим.

Далее к этому давлению присоединяются Никарагуа и ЮАР, которые подают на Израиль иск о преступлениях против гражданского населения Палестины в Международный уголовный суд. Затем по этому же пути идут Индонезия, Мексика, Чили. ЮАР, Мексика и Индонезия – это уже страны тяжеловесы, особенно в данном случае надо отметить Индонезию с ее 202 млн мусульманского населения.

Несколько раз из Тель-Авива проскакивали сообщения о том, что Израиль подумывает о том, чтобы сбавить обороты операции в секторе Газа, потом шли обратные сообщения – что операция «надолго», «почти бессрочно» и т. п. Было понятно, что идет очень напряженная дискуссия. В итоге Б. Нетаньяху выбрал наиболее жесткий вариант – идти напролом.

Проблема тут в том, что результатов пока нет и не видно. Еще затянуть операцию в Газе –значит проиграть окончательно и в варианте проламывания стен, несмотря ни на что. Поэтому арабы и иранцы, которые сейчас уже вслух заговорили о приближении Израилем полноценных военных действий в Южном Ливане и Сирии, вовсе не выступают с позиции алармистов. Этот вариант все более и более обретает конкретные контуры.

Контекст событий вокруг Южного Ливана рассматривался по пунктам в декабрьском материале «Тонкий лед Южного Ливана для Израиля». Все изложенное полностью актуально на данный момент. Следует лишь добавить, что раскачивая тему того, куда и как будут возвращаться отселенные от границы граждане Израиля (а это около 100 тыс. человек), сторонники Б. Нетаньяху не могут не понимать, что пока основная часть противостояния на ливанской границе – это столкновения АОИ даже не с силами движения «Хезболла», а с ливанскими палестинскими вооруженными группировками.

Но давление по границе нарастает, и рано или поздно при таком векторе «Хезболла» уже будет вынуждена отвечать полноценно, Израиль также будет и дальше наращивать давление. А деваться «Хезболле» в общем-то некуда, поскольку она вписана в политическое поле Ливана: «Хезболла» – это официальная часть ливанского политикума, движение контролирует территории, население и экономические потоки.

Именно в силу этого и официальный Бейрут, как бы ни называли и М. Ауна и Н. Микати «проамериканскими», против «Хезболлы» активно не выступит: по сути дела «Хезболла» – это неотъемлемая часть правительственного консенсуса в Ливане.

Пока Израиль не начал атаку на Ливан, оба еще могут прямо и косвенно не выступать за палестинские ливанские группировки, а предлагать «мирные планы», все-таки идет расчет на получение западной финансовой помощи. Но если по Ливану ударят полноценно, то им придется поддержать активно и палестинцев.

Сам Израиль никогда не останавливался на границах и проводил диверсионные и воздушные операции внутри Ливана и через Ливан, тем более в шиитских пригородах Бейрута. Буквально пару недель назад Израиль в южном Бейруте ликвидировал одного из командиров ХАМАС С. аль-Арури. А это означает, что операция Израиля втянет в это противостояние ливанскую армию, хотя бы военно-техническими какими-никакими, но ресурсами.

Анонсированный Б. Нетаньяху выход из базового и консенсусного решения о двух государствах, которое опосредованно тянет за собой и резолюцию 242, автоматически обостряет проблему ливанской и сирийской границы. Тель-Авив постоянно атакует иранские и проиранские формирования в Сирии, базы в Алеппо и в пригородах Дамаска, но все-таки эти акции не затрагивали подвисший вопрос государственной границы.

Теперь получается, что Израилю придется дополнительно милитаризировать Голанские высоты, но с точки зрения пока еще действующего международного права они – оккупированные Израилем территории. Израиль такую трактовку по отношению к Голанам отрицал, но отрицал не саму резолюцию 242, а именно ее трактовку. Ну а если уже и резолюция становится неактуальной?

Любая операция Израиля в Ливане кратно увеличит трафик вооружений «Хезболле» через Сирию, а откуда удобнее бить по горным дорогам Антиливана, если в Южном Ливане идет военная операция? От тех же Голанских высот. И это снова милитаризация, снова операции, только теперь уже и против сирийской ПВО и сил официального Дамаска.

Виноватым назначат «международное сообщество»
В общем, мы наблюдаем как Б. Нетаньяху на фоне американского и международного давления, а также отсутствия явных успехов в секторе Газа, решает объединить вокруг себя израильское общество, а также диаспоры по принципу «Мы против всех, все против нас, мы в осажденной крепости». И под этим флагом он движется к серьезному обострению по всему северному периметру и на Западном берегу.

Но на что рассчитывает этот старый и опытный политик, неужели, как сейчас пишут во многих изданиях, он «сошел с ума»? Вряд ли, он не из тех кадров, которые принимают действительно импульсивные решения. В его «правом кабинете» такие персонажи есть, но не он сам.

Активизировав действия по ливанской и сирийской границе, с одновременной консолидацией общества, Б. Нетаньяху получит, с одной стороны, возможность снизить интенсивность операций в самой Газе, а главная критика ему прилетает именно за методы ведения боев в Газе.

С другой стороны, в случае неизбежного завершения этих начинаний через пробуксовку по всем направлениям, он традиционно сможет заявить, что это не Израиль остановился, а весь мир и это «бесполезное ООН», неправильно относящиеся европейские союзники, «скрытые коммунисты» в США и т. п. вынудили Израиль отступить от «решительного решения» вопроса со всеми врагами. Виновато будет «международное сообщество», ведь не будь этих рамок для «маленького Израиля», всем врагам пришел бы заслуженный конец.

Такой прием для израильского политикума привычен и, более того, воспринимается и значительной частью населения. Так Израиль выходил из Второй Ливанской войны, и выходил с полным убеждением, что «международное сообщество» наложило на Израиль гири, но это не только применимо для операции 2006 года, окончание и Шестидневной войны с ее результатами также рассматривается часто в подобном ключе.

Это действительно поможет Б. Нетаньяху выйти из долгого правительственного кризиса, даже с учетом трагедии 7 октября 2023 года. Другое дело, что уже США, которые являются главной внешнеполитической и военной опорой Израиля, могут ни технически, ни дипломатически просто не справиться со столь многовекторным конфликтом.

В арабских источниках можно увидеть сообщения, что в администрации Дж. Байдена готовят на Б. Нетаньяху чуть ли не тонны компромата, чтобы затормозить неуступчивого израильского премьера, но если эти сообщения верны, то только приближают очередной ливано-израильский военный кризис. Тем более что в обществе Израиля с его реальной нынешней атмосферой «осажденной крепости» сейчас это уже не будет воспринято достаточно убедительно.

По всей видимости, мы в ближайшее время увидим еще несколько попыток США достигнуть с Б. Нетаньяху компромисса по снижению интенсивности боев в Газе с одновременным ростом военной активности против йеменских хуситов – США попробуют довести схему до конца, тем более что на морскую операцию отвлекаются формально немалые силы и средства. Шансов пока не очень много, что Б. Нетаньяху уступит.

России же пока, вероятно, надо срочно подумать над тем, что, несмотря на все проблемы, надо как-то дополнительно усилить сирийскую ПВО. Впрочем, не только России, но и Ирану. И Ирану, и России сейчас придется очень внимательно «смотреть по сторонам», ведь нет никаких сомнений, что отвлекать и раздергивать силы будут с самых разных сторон, придется и мониторить ситуацию протурецкими формированиями в Сирии.