Технологический суверенитет: чему Россия может научиться у Ирана


Управляемые и планирующие авиационные боеприпасы ВПК Ирана. Источник: imp-navigator.livejournal.com

Коллега по несчастью
История Ирана показывает, что даже под самыми тяжелыми санкциями можно вполне благополучно существовать. Запад очень давно перекрыл иранским авиаперевозчикам доступ к современным самолетам, что заметно осложнило не только международные перевозки, но даже полеты на внутренних линиях. Это привело к значительному старению авиапарка и уменьшению числа работоспособной техники. На данный момент у двух крупнейших авиакомпаний Iran Air и Mahan Air из 340 самолетов в летной годности не более 130 экземпляров. Главная проблема – нехватка авиадвигателей.

Но полностью изолировать иранцев от авиатехники не удалось. В конце декабря на спутниковых снимках в аэропорту имени Имама Хомейни в Тегеране засветились сразу четыре дальнемагистральных Airbus A340-300, купленных по достаточно сложной схеме через нескольких посредников. Самолеты далеко не свежие, выпущены в 1996-2000 годах, но способны частично ликвидировать нехватку запасных частей или даже работать на внутренних авиалиниях. Интересно, как Тегеран купил эти борты. Изначально самолеты принадлежали Турции до вывода из эксплуатации в 2019 году, затем они перешли в собственность гонконгской компании, после оказались в ЮАР. Простояли пару лет, поднялись в небо в декабре прошлого года и взяли курс на Узбекистан. Но над Ираном командиры воздушных судов неожиданно подали сигнал SOS и сели в аэропорту имени Имама Хомейни. Фокус случился непростой, но наглядно демонстрирующий, что в современном мире невозможно изолировать от технологий суверенное государство. Естественно, слепо перенимать опыт Ирана в покупке через третьи руки хорошо поработавших самолетов России стоит с большой осторожностью. Но на первое время, пока не подоспеют отечественные авиалайнеры, иранские схемы вполне приемлемы.

Россия в своё время входила в G8, то есть формально относилась к развитым странам. Но вот грянул февраль 2022 года, G8 превратилась в G7, а российские промышленники вынуждены обращаться за помощью в Иран. Напомним, за помощью к стране, вынужденной более 40 лет выживать под западными рестрикциями. Оказалось, что в России серийно не строят мощные газотурбинные установки. Покупали на Западе у Siemens, GE, Ansaldo, Alstorm и Mitsubishi. Кто-то скажет, что невозможно производить абсолютно всё в одной стране. Справедливо, но газовые турбины для теплоэлектростанций – это не блоки АБС для легковушек, это настоящий стратегический товар, напрямую влияющий на национальную безопасность. Видимо, первое время придётся учиться у персов, точнее – покупать у иранской MAPNA турбины MGT-70. Минпромторг оперативно включил эти изделия в список не облагаемых налогом на добавленную стоимость.


По современным меркам, Иран начал строить вполне актуальные автомобили. Кроссовер IKCO Rira. Источник: autoreview.ru

Уровень локализации автокомпонентов в Иране достигает 90 %. На фото модуль управления подушками безопасности и сами подушки, готовые к интеграции в рулевую ступицу. Источник: autoreview.ru
Придётся обращаться к Ирану и за автомобильными технологиями. Напомним, что на данный момент российская промышленность не в состоянии производить ни легковые турбомоторы, ни автоматические коробки передачи, ни элементарные для стран Запада блоки управления АБС. Сказались десятилетия «сотрудничества» с иностранцами, когда все без исключения автозаводы превратили в предприятия отвёрточной сборки. Санкции заставили Иран научиться самостоятельно изготавливать модули АБС и подушек безопасности, каталитические нейтрализаторы и аппаратуру впрыска топлива, а в самое ближайшее время обещают локализовать и автоматические трансмиссии. Сейчас не менее 90 процентов всех автокомпонентов Иран производит самостоятельно – Россия к такому показателю стремится подойти не ранее 2035 году. Об этом прямо говорится в стратегии развития автомобильной промышленности. Самостийность Ирана не проходит даром, и качество отдельных компонентов оставляет желать лучшего. И здесь главная задача не просто скопировать иранские ноу-хау, но выйти с этим на новый уровень изготовления.

При этом стоит понимать, что сравнивать технологический потенциал России и Ирана напрямую не имеет смысла – отечественная промышленность гораздо развитей. Проблемные моменты, указанные выше, не являются системными, хотя и приносят серьёзные неудобства. Россия нужна Ирану гораздо больше, чем наоборот. В среднесрочной перспективе Тегеран питает большие надежды на российские самолеты Sukhoi Superjet 100 и МС-21, на продолжение строительства АЭС в Бушере, на истребители Су-35, а также на полезные ископаемые. Например, Россия готова продавать Ирану цинк, свинец и глинозем.

Однако учиться у персов приходится не только сугубо гражданским технологиям, но и решениям в оборонной сфере.

Иран как местный законодатель военной моды
Очевидные успехи Исламской республики в военных технологиях стали следствием адаптации под реалии внешнеполитических ограничений. У иранцев получилось то, что не удосужился создать российский ВПК. Страна, которая десятилетиями под международными ограничениями, в числе мировых лидеров в области боевых дронов. В сегменте, где требуется недорого и эффективно. Где стоимость ракеты ПВО зачастую выше, чем сам дрон.

А в 2016 году промышленность Ирана представила первый турбореактивный двигатель Owj, приспособленный для легких самолетов до 10 тонн. Во многом инженеры копируют импортные решения, но это не отменяет тот самый технологический суверенитет, к которому стремятся все страны. При этом ВПК Ирану ещё очень далеко до полноценного обеспечения нужд собственной армии. По оценкам российских специалистов, промышленность готова снабжать военных артиллерийско-стрелковым вооружением, боеприпасами, взрывчатыми веществами, радиоэлектронным оборудованием, а также некоторыми типами военно-морской техники. На этапе активного освоения ракето- и самолетостроение, разработка и производство легкой бронетехники и танков.


Телеграм-канал Fighterbomber опубликовал такое фото. Похоже, планирующие боеприпасы в России стали делать на коленке, не дожидаясь реакции ВПК
Разберём изделия, которые есть у иранцев, но нет в России. И которые оказались бы очень кстати на спецоперации.

Прежде всего, это иранские планирующие бомбы, которые у нас только-только начали разрабатывать. Изделия, позволяющие самолетам-носителям на минимальное время заходить в зону действия вражеского ПВО, не были в приоритете российского ВПК. Сказался сирийский опыт, когда с лихвой хватало пресловутого «чугуния» для уничтожения террористов с больших высот. По какой-то неведомой логике правила ближневосточного конфликта решено было экстраполировать на Украину. В итоге сейчас летчики вынуждены сбрасывать примитивные фугасные бомбы с дорогостоящих самолетов на бреющем полете – ПВО националистов до сих пор не подавлено.

У иранцев дорогих истребителей-бомбардировщиков отродясь не было, и они были вынуждены превращать свои древние F-4, F-7 и Су-22 в носители дальнобойного оружия. Просто понимали, что самолеты неизбежно погибнут под огнём натовского, либо израильского ПВО. Фокус удался – техника конца 70-х годов превратилась в недорогие аналоги современной техники поколения 4++. Для этого бомбам, если совсем просто, прикрутили крылья и позволили им планировать к целям от 25 до 200 км. Речь об изделиях Balaban (100-килограммовая планирующая бомба), Yasin-500, Yasin-1000 и Yasin-2000 в различных исполнениях. По открытым данным, боевая часть серия Yasin может составлять от 225 до 900 кг. Наличие подобной техники у ВКС позволило бы самолетам сбрасывать тот самый чугуний, зачастую не заходя в воздушное пространство оставшейся Украины. Иранские боеприпасы наводятся на цель с помощью инерциальной и спутниковой навигационной систем.


Планирующий Balaban. Источник: imp-navigator.livejournal.com

Управляемый Ghaem-1. Источник: imp-navigator.livejournal.com

Yasin. Источник: imp-navigator.livejournal.com
Особняком стоят управляемые авиационные боеприпасы серии Ghaem. Большие ударные дроны Shahed-129 используют Ghaem-9, а Mohajer-6 дополнительно работает с Ghaem-5. И, наконец, самым малым Ghaem-1 вооружают небольшие ударные дроны Ababil-3.


У каждого должен быть свой Switchblade. На фото – иранский Meraj-521. Источник: dogswar.ru
В широкой линейке иранских дронов особый интерес вызывает парочка Arash-2 и Meraj-521. Эта техника их класса камикадзе, ставшего уже привычным на украинском театре военных действий. Четырехметровый Arash-2 оснащён 50-сильным мотором MD550, весит 200 кг и способен улететь на 2000 км – это следующий шаг в сравнении со знаменитым Shahed-136. Важно, что в Иране на новинку монтируют инфракрасную или оптическую головку самонаведения, что кратно увеличивает боевую эффективность. Meraj-521 можно называть иранским ответом на американский барражирующий Switchblade – с двадцати шагов их не отличить. Машинка славная – масса 2-3 кг, дальность до 5 км, время в воздухе до 15 минут. Противнику дрон принесёт от 0,5 до 1 кг взрывчатки, а в походном положении помещается в тактический рюкзак.

Анализ технических достижений Ирана, особенно в военной сфере и особенно в сравнении с Россией, невольно наводит на мысль – кто же на самом деле был в международной изоляции последние десятилетия? Источник