Средства противовоздушного нападения (ПВН): наземный ударный эшелон «распределённого истребителя»

Средства противовоздушного нападения (ПВН): наземный ударный эшелон «распределённого истребителя»
В материале Сеть спутников HBTSS и PWSA: «распределенный истребитель» может стать инструментом завоевания абсолютного господства в воздухе мы рассмотрели выстраиваемую США сеть низкоорбитальных спутников, потенциально способных осуществлять обнаружение летательных аппаратов различного типа.

Для начала поговорим о сомнениях, возникших у некоторых читателей в части возможности обнаружения из космоса таких объектов, как самолёт в воздухе. На самом деле возможности современных инфракрасных (ИК) сенсоров, устанавливаемых в тепловизионные приборы, очень велики.

Потенциал ИК-сенсоров
Тепловизор, размером, чуть более пауэрбанка, способен обнаружить человека (именно обнаружить – не распознать) на расстоянии до километра, автомобиль – на удалении 2–3 километра. Размещаемый на снайперских винтовках качественный гражданский китайский тепловизионный прицел с германиевым объективом диаметров 75 мм позволяет обнаружить человека на дальности свыше 4 километров, а автомобиль – на дистанции свыше 10 километров. Не забываем, что речь идёт о приземном слое атмосферы – наиболее плотном и насыщенным водяными парами, кроме того, возможности современных военных американских и европейских моделей могут быть в 2–3 раза выше.

Средства противовоздушного нападения (ПВН): наземный ударный эшелон «распределённого истребителя»
Окна прозрачности атмосферы в различных диапазонах длин волн, для тех, кто думает, что атмосфера в целом и облака в частности – это непроницаемая стена
Существует значительная разница между обнаружением и распознаванием цели – она может составлять до двух-трёх раз, но в вопросе обнаружения самолётов или ракет из космоса высокой детализации не требуется, любой движущийся с определённой скоростью объект, с конкретной тепловой сигнатурой, явно не является автомобилем или чем-то подобным, особенно в зоне боевых действий. Даже гражданские самолёты можно исключить, используя показания транспондеров гражданских систем управления воздушным движением.

Исходя из открытых данных в сети Интернет, электронно-оптическая система наведения (EOTS) AN/AAQ-37 из состава американского истребителя F-35 способна обнаружить факел стартующей баллистической ракеты на расстоянии до 1 300 километров (на таком расстоянии может осуществляться обнаружение в том числе и групповых пусков с селекцией целей), а самолёт противника – на расстоянии свыше 180 километров (разумеется, будет играть роль проекция корпуса обнаруживаемого самолёта), опять же, всё это в атмосфере, пусть уже и на высоте порядка десяти километров. Также EOTS AN/AAQ-37 истребителя F-35 способна засекать точечные артиллерийские и танковые выстрелы на земле.

Средства противовоздушного нападения (ПВН): наземный ударный эшелон «распределённого истребителя»
Датчики EOTS AN/AAQ-37 (выделены зелёным). Изображение ВВС США
Не стоит забывать, что массогабаритные характеристики электронно-оптических систем наведения самолётов сильно ограничены. Даже у основного средства разведки истребителя – его радиолокационной станции (РЛС) диаметр антенного полотна составляет порядка метра, что касается датчиков EOTS, то диаметр их объективов вряд ли превышает несколько десятков сантиметров – на спутниках ИК-сенсоры могут оснащаться объективами диаметром до метра и более, или могут использоваться одновременно несколько ИК-сенсоров.

Спутники с крупноразмерными объективами и высокочувствительными ИК-сенсорами, расположенные на геостационарной орбите, на высоте порядка 35 тысяч километров, способны засекать старт баллистических ракет, причём они могли это делать уже несколько десятков лет назад, а с того момента ИК-сенсоры стали на порядок совершеннее. Спутники с такими же или более совершенными сенсорами, расположенные на низкой околоземной орбите (НОО) на высоте порядка тысячи километров, будут способны увидеть значительно больше. Не стоит забывать, что до высоты порядка 100 километров препятствий для ИК-излучения вообще нет.

Можно ли однозначно утверждать, что спутники HBTSS и PWSA уже могут осуществлять обнаружение реактивных самолётов в воздухе?

Нет, однозначно это утверждать нельзя, но вероятность того, что они уже могут это делать, достаточно высока. Даже если спутники HBTSS и PWSA не могут делать это сейчас, то, скорее всего, смогут в дальнейшем, по мере развития системы и вывода на орбиту новых пакетов спутников и обновления программного обеспечения сети.

Появление такой системы во многом повлияет на изменение стратегии и тактики ведения боевых действий в воздухе, а также на конструкцию перспективных боевых и вспомогательных летательных аппаратов. Изменятся и зенитные ракетные комплексы (ЗРК), кроме того, появятся абсолютно новые средства ведения боевых действий, предназначенные для того, чтобы работать по целеуказанию от спутников HBTSS и PWSA, пожалуй, их можно даже выделить в отдельную категорию – средства противовоздушного нападения (ПВН).

ПВО и ПВН
Фактически к средствам ПВН можно отнести любой ЗРК, работающий в засадном режиме. Однако в отсутствие внешнего целеуказания ЗРК приходится хоть и ненадолго, но включать свою РЛС, что позволяет противнику обнаружить местоположение ЗРК и начать на него охоту.

Можно обеспечить внешнее целеуказание для ЗРК с помощью самолёта дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ), что совсем недавно было продемонстрировано Вооружёнными Силами Российской Федерации (ВС РФ), однако это несёт определённые риски для самолёта ДРЛОиУ, да и не у всех эти машины имеются. Кроме того, самолёт ДРЛОиУ тоже вынужден использовать свою РЛС, которая его демаскирует, а значит – противник может принять меры противодействия, вплоть до попытки охоты на сам самолёт ДРЛОиУ.

Средства противовоздушного нападения (ПВН): наземный ударный эшелон «распределённого истребителя»
Для США взаимодействие самолётов ДРЛОиУ с ЗРК уже давно стало нормой
В ситуации со спутниками HBTSS и PWSA, в том случае, если будет обеспечено глобальное покрытие всей поверхности планеты, понять, что именно в этот момент «свой» самолёт уже обнаружен и противник готовится его атаковать, будет невозможно, вплоть до момента обнаружения средствами бортовой самообороны самолёта атакующей зенитной управляемой ракеты (ЗУР). В то же время наличие внешнего целеуказания не исключает необходимость применения ЗРК собственных РЛС при решении задач обороны, а не нападения.

Это позволяет условно разделить задачи, решаемые ЗРК, на противовоздушную оборону (ПВО) и противовоздушное нападение.

Приоритетная задача средств ПВО – обеспечение максимальной защиты объекта от средств воздушного нападения, приоритетная задача средств ПВН – обеспечение максимальной эффективности по уничтожению средств воздушного нападения.

Казалось бы, разница невелика? Но, как говорится, дьявол кроется в деталях.

К примеру, мы имеем бомбардировщик-ракетоносец, который несёт в отсеках некое количество высокоточных боеприпасов большой дальности. И сам бомбардировщик, и боеприпасы в его отсеке являются средствами воздушного нападения. Так вот, задача средств ПВО обеспечить перехват всех боеприпасов, атакующих объект, для того, чтобы обеспечить его сохранность. При этом задача уничтожения самого бомбардировщика не приоритетна. В свою очередь для средств ПВН нет защищаемого объекта, основной задачей является как раз уничтожение самого бомбардировщика.

Так разве сбив бомбардировщик до того, как он выпустит свои высокоточные боеприпасы, мы не сохраним объект?

Учитывая то, что большая дальность полёта высокоточных боеприпасов и самого бомбардировщика позволяют осуществить атаку защищаемого объекта с любого направления, уничтожение носителя в данном случае будет возможно только в том случае, если удастся вынести ЗРК далеко вперёд от защищаемого объекта, но тогда можно прикрыть лишь какой-то сектор, оставив защищаемый объект беззащитным от атаки с других направлений. Что касается того, чтобы закрыть весь круг в 360 градусов, то любой может посчитать, сколько потребуется ЗРК с видимостью низколетящих целей порядка 20 километров для того, чтобы закрыть круг диаметром порядка 1 000 километров.

По сути для вооружённых сил Украины (ВСУ) использование ЗРК как средств ПВН стало одной из наиболее излюбленных тактик, позволяющих хоть как-то бороться с обладающими значительным количественным и качественным превосходством Российскими Военно-воздушными силами (ВВС).

ЗРК Patriot как средство ПВН
Скорее всего, ЗРК Patriot уже может получать информацию от сети спутников HBTSS и PWSA, подобно тому, как он сейчас получает информацию от американских самолётов ДРЛОиУ Boeing E-3 Sentry, ведь сетецентричность – это одно из тех направлений, которому ВС США уделяют повышенное внимание. Правда, есть один нюанс – ЗУР PAC-2, предназначенные для поражения аэродинамических целей на дальности до 100 километров, не оснащены активной радиолокационной головкой самонаведения (АРЛГСН), то есть применять их можно, только используя РЛС подсвета AN/MPQ-65, тогда как противоракеты PAC-3 оснащены АРЛГСН, но они оптимизированы для поражения баллистических целей, и их дальность составляет всего порядка 20 километров.

Соответственно, можно предположить, что на первом этапе ВС США осуществят минимальную модернизацию ЗРК Patriot, создав модификацию ЗУР большой дальности с АРЛГСН – никаких технических препятствий у них для этого нет, по открытым данным, такие работы уже ведутся. Также будет обеспечено целеуказание по данным сети спутников HBTSS и PWSA непосредственно на пусковые установки (ПУ) М903 – здесь есть несколько вариантов, целеуказание будет формироваться «наверху» или всё же будет задействован командный пункт (КП) батареи AN/MSQ-104, просто передача данных между КП и ПУ будет осуществлять в реальном времени через высокоскоростные спутниковые каналы связи.

Средства противовоздушного нападения (ПВН): наземный ударный эшелон «распределённого истребителя»
КП батареи AN/MSQ-104 из состава ЗРК Patriot
В результате станет возможно реализовать пространственное разнесение ПУ и обеспечить их максимальную маскировку от средств обнаружения противника для того, чтобы использовать ПУ из состава ЗРК Patriot в режиме засады, для охоты на самолёты противника. Получив целеуказание, ПУ из состава ЗРК Patriot выпустит ЗУР с АРГСН в район прогнозируемого местонахождения цели, после выхода в заданный район ЗУР включит АРЛГСН, произведёт допоиск цели и будет осуществлять коррекцию траектории своего полёта вплоть до момента поражения цели.

Следующая предполагаемая модернизация – ввод в состав ЗУР двустороннего спутникового канала связи, что позволит обеспечить коррекцию траектории полёта ЗУР в случае резкого изменения целью направления полёта. Буквально пять-десять лет назад это было крайне сложно реализовать из-за высоких задержек в спутниковых сетях связи, однако появление высокоскоростных широкополосных сетей спутниковой связи типа Starlink сделало эту задачу вполне решаемой, кроме того, размеры наземных терминалов сократились до такой степени, что их стало возможно умещать в смартфонах и смартчасах.

Приведённые выше концепции применения ЗРК относятся не только к комплексу Patriot, он взят лишь для примера, а также потому, что эти ЗРК уже присутствуют и активно используются на Украине. В реальности всё это актуально для любого ЗРК, имеющего в составе ЗУР с АРЛГСН (хотя бы в перспективе), а также способного работать по стандартизированным каналам связи НАТО, например, по военной тактической сети обмена данными Link 16.

Выводы
Одной из самых серьёзных проблем нашей страны является не отсутствие технологий или оборудования, специалистов или компетенций, а огромное количество «отрицателей реальности». Многоразовые ракеты-носители (РН), конвейерное производство спутников, безэкипажные катера (БЭК) – камикадзе, FPV-дроны, технология Stealth, лазерное оружие – нет, это не нужно, невозможно, работать не будет, в общем, классическое «этого не может быть, потому что не может быть никогда».

Средства противовоздушного нападения (ПВН): наземный ударный эшелон «распределённого истребителя»
Сколько у нас потешались над самолётами, выполненными по технологии Stealth – дескать, как мы ловко американцев «развели», заставили потратить огромные деньги на разработку самолётов-невидимок, а сбить такие самолёты может любой, даже устаревший ЗРК, вот только реальность показывает, что сбить грамотно применяемый малозаметный самолёт значительно сложнее, чем обычный. Изображение defenselink.mil
Причём отрицание зачастую идёт не только на этапе, когда перспективная технология или оружие ещё создаются, но и некоторое время после. Кстати, очень наглядно это видно на примере SpaceX, ведь, казалось бы, частично многоразовые ракеты совершили уже сотни безаварийных вылетов, на орбите тысячи частных высокотехнологичных спутников, государства и корпорации пытаются создать аналоги (наконец-то, вроде как и до нас дошло), но отдельные, особо одарённые личности всё равно пытаются отрицать происходящее.

К счастью, практика «отрицания реальности» характерна не только для нашей страны, но и для большинства стран мира, в том числе и для США, но там хотя бы есть DARPA… Кроме того, существует инерция огромных государственных и частных корпораций, зачастую тормозящих прогресс во имя окупаемости ранее вложенных в определённые технологии средств.

Обнаружение воздушных целей из космоса и выдача целеуказания на них наземным, надводным и воздушным средствам поражения – это либо уже реальность, либо неизбежность ближайшего будущего.

Отрицание этой реальности приведёт лишь к отставанию нашей страны в данном направлении, к потерям боевой техники и пилотов в грядущих войнах, но возможно, что и в ходе проведения специальной военной операции (СВО), а в перспективе – к утрате даже теоретической возможности достижения господства в воздухе, в том числе и над своей территорией.