Снайпер против БМП: а надо ли вообще?


Специфика – это слово, которое чаще всего применяется для характеристики работы снайпера на Украине. Действительно, пожалуй, снайпер – самый такой сложный персонаж, поскольку очень много нюансов существует для его качественной работы на поле боя, да и за его пределами.

Задуматься над некоторыми аспектами бытия снайпера заставил ролик, повествующий о том, как удачным выстрелом снайпер заклинил башню БМП.

С одной стороны – почему нет, если была такая возможность, отработать по бронетехнике и нанести ей повреждения. С другой – а насколько это вообще вписывается в общую концепцию применения человека со специализированной винтовкой?

В принципе, снайпер вполне может работать не только по живой силе, но и по технике противника, особенно, если эта техника не защищена должным образом. Если взять тот же БТР-80, который спокойно применяется обеими сторонами конфликта на Украине, то его бронирование чисто условное, от 10 мм в лобовой части до 7 мм по бортам. У БМП-2 бронирование лучше, целых 23 мм в лобовой части и 9 мм по бортам.

То есть, в принципе, пуля от патрона 12,7 х 108 мм винтовки АСВК запросто пробьет эту броню. Ничуть не хуже, чем пуля от патрона ПТРД (14,5 х 118 мм) пробивала броню немецких легких танков (у Pz.Kpfw.II толщина брони практически вкруговую составляла 14,5 мм).


Здесь возникает вопрос целесообразности. В Великую Отечественную, пока не произошла переоценка понимания противотанковой борьбы в целом, пока не произошло насыщение противотанковыми средствами подразделений, противотанковое ружье было актуальным и играло определенную роль на поле боя. По крайней мере, до появления танков нового поколения типа Pz.Kpfw.IV, у которого толщина лобовой брони достигала 80 мм, а ботовой – 50 мм. Вот тогда противотанковое ружье окончательно сошло с арены боев.

В наше время появилась легкобронированная техника, которая «по зубам» современным крупнокалиберным винтовкам. В теории. На практике вопросов на тему целесообразности применения таких винтовок по БМП/БТР существует много и задаются они чуть ли не каждый день.

И это нормально. С одной стороны, есть реальная вероятность успешного поражения, скажем, членов экипажа БМП, что сразу затрудняет выполнение задач пехотой, которая лишится поддержки. А все-таки 30-мм автоматическая пушка и 7,62-мм пулемет – это прилично.

С другой стороны, есть такая вещь, как ПТУР, которая в случае попадания в БМП/БТР на 95% гарантирует вывод этой машины из строя. Кумулятивная струя – это надежно, в то время как 12,7-мм пуля – весьма относительное дело.


Впрочем, конечно, когда нет ПТУРа, но есть крупнокалиберная винтовка, это тоже лучше, чем совсем ничего.

Но вообще-то в составе каждого мотострелкового отделения есть гранатометчик и РПГ-7. Лом, против которого плоховато с приемами у всех, кроме танков. И есть противотанковое отделение с тремя ПТУР в составе каждой мотострелковой роты.

Точнее, должно быть, потому что уверен, если бы на том участке фронта, где происходили события, были противотанкисты, снайперу не пришлось бы ковырять БМП из винтовки. Так что с уверенностью можно сказать, что все эти эксперименты по стрельбе – они от безысходности и не более того.

И тут встает другой вопрос, было бы чем экспериментировать. Стоит вообще посмотреть, у кого больше возможностей для таких экспериментов, у нас или у противника.

Понятно, что говорить об СВД мы сейчас не станем, речь пойдет именно о современных (а СВД ну никак не может претендовать на такое звание) винтовках.

Понятно, что у ВСУ больше возможностей, к ним идет вооружение со всей Европы, если не сказать – со всего мира.

Наверное, первым таким образцом стала уже легендарная Barrett M82.


Винтовка 1982 года, изобретенная Ронни Бареттом под пулеметный патрон «Браунинга» 12,7 х 99 мм, стала классикой и «засветилась» в рядах ВСУ еще в 2014 году, во время событий на Донбассе.

Приличная прицельная дальность, максимальная эффективная дальность 1800 метров, а вообще в фирме «Барретт» считают, что винтовка способна поражать цели на дистанции до 4000 метров.

Snipex T-Rex


Винтовка украинской разработки и украинского производства. Можно сказать – наследник противотанковых ружей Второй Мировой, поскольку патрон 14,5 х 114 мм намекает о том. Винтовка однозарядная, чувствуется оглядка на ружья Дегтярева и Симонова. По крайней мере, патрон все тот же, Б-32.

Прицельная дальность винтовки 2000 метров, эффективная дальность стрельбы – до 4000 м.

В 2020 году изделие фирмы «ХАДО-Холдинг» из Харькова было принято на вооружение ВСУ. Количество в войсках небольшое, поскольку производство практически ручное, с индивидуальной подгонкой всех деталей.

Snipex Alligator


Винтовка, утверждающая, что новое – это хорошо забытое старое. И если T-Rex – это ПТРД, то «Аллигатор» — это ПТРС. То есть, практически то же самое, тот же патрон 14,5 х 114 мм, но не однозарядная, а магазинная. Магазин на 5 патронов. Все остальные характеристики схожи с T-Rex.

Fort-301


За этим красивым названием скрывается израильская снайперская винтовка по патрон НАТО 7,62 х 51 мм. Вообще Казённое предприятие «Научно-производственное объединение «Форт» Министерства внутренних дел Украины славится тем, что специалисты предприятия (высокого уровня подготовки) скопируют вам все что им в руки попадет.

В нашем случае это израильская винтовка «Galatz». Очень приличное оружие, впрочем, как все, что производится в оружейных заведениях Израиля.

«Форт-301» — это интересное явление, потому что, по сути, это лицензионная (или не очень) копия «Галатца», которая, в свою очередь, базой имеет классический «Галил», а «Галил» в свою очередь не более чем АК под патрон 5,56 х 45 и 7,62 х 51.

То есть, не то чтобы снайперская винтовка, скорее такой в себе карабин. И насчет заявленных 1000 метров уверенного боя, честно говоря, есть сомнения. Есть мнение, что те же 300-400 метров, что и у СВД, но с меньшей точностью.

И потому «Форт-301» в ВСУ не пошел, им комплектуются различные «левые» подразделения типа того же «Азова».

Зброяр Z-10, она же UAR-10, она же «Укроп».


Из названия понятно, что это очередная копия американской полуавтоматической винтовки AR-10. Патрон все тот же 7,62 х 51 НАТО, прицельная дальность от 400 до 800 метров. Заявляется дальность стрельбы до 2 км, но понятно, что это теория. На практике все скромнее.

Savage 110


Это классика. Винтовка, модернизируясь, выпускается аж с 1957 года. То, что в США изделия этой фирмы были в свое время (фирма Savage Arms Company была основана в 1894 году) боее распространены, чем изделия «Ремингтона», говорит о том, что оружейники Сэвиджа знали свое дело. Модернизации, особенно замены старых материалов на более продвинутые и совершенные, сделали 110-ю одной из наиболее легких винтовок в классе.

Savage 110 может работать на километр, максимальная дальность стрельбы около 1500 метров.

Зброяр z-008


Еще одно детище Укроборонпрома, на этот раз для разнообразия использованы идеи беларусского конструктора Конева. Винтовка использует самые различные типы патронов, для этого в конструкции предусмотрены два вида ствольных коробок и несколько видов стволов.

Самое смешное то, что до недавнего времени фирма «Зброяр» активно отрицала производство винтовок для армии, заявляя себя, как разработчика гражданского оружия.

В России ситуация несколько иная.

С одной стороны, используемых моделей отечественной разработки довольно много, проще сказать, что из импортного у нас прижились только «Манлихеры», которые поступили на вооружение спецподразделений в 2012 году. Понятно, что сейчас эти винтовки дорабатывают свой ресурс на местах, что будет дальше – вопрос.

В принципе, точного оружия хватает. Кто-то из дотошных военблогеров подсчитал, что российской стороной используется аж 24 типа снайперских винтовок. Это много, но если посмотреть в официальные справочники, то на вооружении российской армии помимо СВД стоит крупнокалиберная АСВК, «Винторез» калибра 9-мм (реально винтовка для городских спецопераций) и 7,62-мм СВ-98. Все.


«Выхлоп», «Сумрак», «Уголек», «Точность» (это Т-5000 от «Орсиса»), «Сталинград», «Севастополь», «Возмездие» и так далее – это все оружие, которое с одной стороны, прекрасно используется в бою, с другой – не имеет официальной «прописки».

Вообще сама по себе ситуация более чем странная и поражающая своей глубиной: в России народ покупает себе не только одежду, обувь, аптечки, беспилотники, но и снайперские винтовки, оптику, коллиматорные прицелы, патроны. Так сказать – полное самообеспечение.

А что, тут все действительно и с патронами непросто. Лобаев делает прекрасные винтовки, но патроны .338 Lapua Magnum, понятное дело, на складах МТО ящиками не лежат. Со всеми вытекающими последствиями. О патронах .408 Cheyenne Tactical, который 10,7 х 77 мм просто молчу.

Это логично? Не очень. Но если профессионалы стрелкового дела могут себе такое позволить, то и мешать им не стоит.

То, что армейскую снайперскую винтовку в российской армии нужно менять на что-то современное, уже написаны тонны. Но когда дело сдвинется с мертвой точки (а СВЧ за движение мы считать не будем, по причинам, описанным в свое время здесь:Снайперская винтовка Чукавина: как это понимать?), сказать сложно.

Пока руководство армии довольно сложившейся обстановкой: в армии есть СВД и СВ-98, есть АСВК. Кому не нравится – идите к коммерсантам и там покупайте себе все, что только захочется. Выбор есть всегда.

На самом деле, нужна ли российской армии винтовка такого чудовищного калибра, как 14,5-мм? С дальностью боя в 2-3 километра?

С одной стороны – вроде как да, уничтожение живой силы и техники противника с запредельных дистанций… невыгодно. Да, все просто. Невыгодно.

Для того, чтобы бронебойная пуля попала в БМП/БТР с расстояния более 1,5 км, винтовка должна быть не ординарной.


Это понятно. И пуля тоже. Например, лобаевский «Сумрак» стоит от двух миллионов рублей. Прицельные приспособления «потянут» примерно столько же за комплект «день/ночь». Стоимость патронов…

Плюс человек, который стреляет из такой винтовки – это тоже очень недешевый специалист.

В итоге, стрельба из такой винтовки на расстояние 1,5-2 км должна хотя бы окупать все. Каждый выстрел имеет стоимость в расходах и амортизации оружия. Ствол как бы не вечный, не так ли?

Любая бронетехника может быть с намного большим эффектом поражена самым обычным ПТУРом на такой дистанции. И кумулятивная граната разнесет все, в том числе и десант, который будет внутри или на броне. И эффект будем намного больший, чем от попадания пары пулек крупного калибра.

Снайпер не должен работать по бронетехнике. Это просто глупость, которую радостно подхватывают СМИ, чтобы запилить очередную перемогу. То, что снайпер смог повредить что-то у БМП, это говорит о его прекрасной подготовке. Но не менее прекрасно подготовленный противотанкист с помощью одной ракеты превратил бы эту БМП в груду металла.


Но у нас вместо того, чтобы подумать, больше принято громко провозглашать перемогу. А у умного человека первый вопрос был бы: а почему снайпер стрелял по бронетехнике? Где были противотанкисты? И все, вся радость моментально улетучилась бы.

Но у нас СМИ пишут о том, что «на вооружении российской армии стоит винтовка «Крот». Не верю, что оружейный эксперт и редактор журнала «Калашников» Михаил Дегтярев, кому это приписывают, мог такое сказать, скорее всего, безграмотность коллектива одной нашей газеты сыграла роль. Есть крупнокалиберная разработка «КОРД», «Ковровские ОРужейники Дегтярева», сделавшие на этой разработке как раз пулемет «КОРД» и винтовку АСВК.

Конечно, если мы говорим о том, что завтра российская армия должна занять место одной из лучших армий мира, то и к вопросам подготовки снайперов и производства оружия и патронов для них надо подходить соответственно.

Снайпер должен брать оружие не у коммерсанта. И патроны не покупать за свой счет или за счет сердобольных граждан. Это дикость и бред, мы так радостно ржали над украинцами, которые при помощи СМС собирали деньги на бронежилеты, и вот теперь люди покупают российским солдатам кроме всего прочего оружие и патроны.

В армии не должно быть 20 типов винтовок на все случаи жизни, от стрельбы по танкам до уничтожения живой силы в трех километрах. Для этого есть другие рода войск, соответствующим образом оснащенные. Нужны 3-4 типа, просто это должно быть лучшее в мире оружие, только и всего.

Когда российская армия станет первой в Европе, тогда, конечно, винтовки будут получать со складов. А патроны выдавать начальник склада боепитания, а не привозить в рюкзаке волонтер. Но это будет чуть позже, тогда, когда снайпер будет уничтожать важные цели, а не ликвидировать винтовкой прорыв группы противника на БМП.

Когда каждый в армии начнет не просто заниматься своим делом, а делать это качественно и со смыслом. Надеюсь, что еще смогу увидеть такие времена. Источник