Сектор Газа: война не за нефть и не за газ, война идёт за воду

Сектор Газа: война не за нефть и не за газ, война идёт за воду

Почему именно Рафах?
Зачистка израильскими войсками в секторе Газа района Рафах, сопредельного с Египтом, обусловлена не только конфронтацией Тель-Авива по всей Палестине с ХАМАС. В этом районе сосредоточены крупные запасы подземных, и в первую очередь легко доступных грунтовых вод.

Этот водный ресурс крайне необходим для растениеводства – одной из ключевых отраслей земледелия на Святой земле. Это и выращивание цитрусовых, и бахчевое земледелие, и виноградарство, и всегда свежие ягоды, начиная с клубники. Мало кто вспомнит, что Израиль уже много лет назад подсадил на неё половину Европы.

Понятно, что в этом секторе экономики занято не только еврейское население, но и значительная часть арабских жителей Израиля. При этом такое агропроизводство становится спасительным и для незаконных – израильских поселений в ареале того же района.

Причем почему-то именно вокруг Рафаха таких поселений больше, чем в оставшихся районах многострадального сектора Газа. Впрочем, ответа на вопрос почему, похоже, не знают или не хотят знать только непосвящённые и политики, хотя он и лежит буквально на поверхности. Или в считанных метрах от неё.

Вода всегда притягивала и сегодня притягивает людей, особенно там, где её так мало, как в Палестине. И вовсе не случайно число тех самых незаконных поселений за последние 15 лет только в данном районе увеличилось примерно в полтора раза. И это по определению изначально не может не провоцировать здесь конфликтность.

Сектор Газа: война не за нефть и не за газ, война идёт за воду
Схема потока подземных вод в Израиле и на палестинских территориях
При этом все договоренности о распределении уже используемых или осваиваемых подземных вод не стоят даже бумаги, на которой они записаны. И они не достигнуты поныне. Тем более что местные водоотводы, создаваемые Израилем, предназначены, почти исключительно для израильских поселений.

Бесценный ресурс
При этом именно в районе Рафаха и прилегающего к нему севернее района Хан-Юнис отмечается наиболее высокое качество грунтовых и в целом подземных вод. Это, разумеется, только в сравнении с другими районами сектора.

Соответственно, стремление полностью экспроприировать эти ресурсы в пользу израильских поселений остаётся для Тель-Авива в приоритете. Причём в спорном регионе нет абсолютно никаких правовых ограничений для израильских поселенцев по освоению и обустройству здесь водоисточников, как и по водоотводам.

В то время как местное арабское население в доступе к воде ограничивается под всевозможными предлогами. В «Джерусалем Пост» ещё 5 сентября 1986 года сообщалось, что

«35–40 израильских колодцев в восточной части сектора Газа забирают наибольшую часть пополнений водных природных ресурсов этого района».
Показательно, что плата за использование воды для местных арабов втрое-вчетверо выше, чем для израильских поселений. В 1980–1990-х годах эта разница и вовсе превышала пять раз, что и толкало местных арабов на регулярные интифады.

А любые перемены к лучшему в отношении не только арабов, но и всего нееврейского населения – это в Израиле со времён его создания уже из области фантастики. А сейчас почти никто не вспоминает, что многие американские эксперты еще в начале 90-х годов минувшего века делали самые негативные прогнозы относительно перспективы сектора Газа.

Уже тогда многие понимали, что складывающаяся ситуация будет усиливать и без того высокий уровень конфликтности в Рафахе, по всему сектору Газа и в целом в Палестине. Как видим, в настоящее время прогнозы сбываются с пугающей точностью. Именно это и происходит.

Сектор Газа: война не за нефть и не за газ, война идёт за воду
Мокрое дело
Стоит также напомнить, что эксперты ООН ещё в 1989 году отмечали, что израильские власти продолжают бурить водоскважины в секторе Газа для подачи воды. Стоит ли уточнять, что воду давали в основном в трансизраильский водопровод, а не в палестинские районы сектора.

Всего на несколько лет позже из районов Рафах – Хан-Юнис был проложен водоотвод с ответвлениями почти исключительно в районы израильских поселений в секторе Газа. И это совсем неудивительно, поскольку не менее 70 % еще не освоенных или же недостаточно освоенных местных водных ресурсов в том секторе приходится именно на районы Рафах – Хан-Юнис.

Упомянутые факторы обозначены даже Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссией Центральной Азии:

«…Надежды Палестинской национальной администрации (ПНА) связывались с тем, что переход местных водоресурсов под ее частичный контроль позволит сбалансировать водную ситуацию. Но Израиль оказался менее уступчивым. По мнению ПНА, Израиль оставил за собой контроль за водными ресурсами в секторе Газа и в целом в регионе ПНА».
Далее идут ещё более жёсткие оценки:

«Израиль оставил за собой право выкачивания и распределения воды в Палестине. Израиль имеет право налагать вето на любые, не отвечающие его интересам попытки изменить статус-кво в сфере водных ресурсов в Палестине».
Так что борьба Тель-Авива с ХАМАС теперь уже на окраине сектора Газа – в Рафахе – это наверняка прикрытие главной задачи: полностью овладеть водными ресурсами сектора Газа. Точнее – овладеть тем, что ещё остаётся от этого последовательно и скрупулёзно зачищаемого сектора…