Российское и американское военное присутствие в Нигере

Российское и американское военное присутствие в Нигере

Часть 1
Интервью радио «Алжир» от 9 мая 2024 года.

Олег Нестеренко, председатель Европейского Торгово-промышленного центра – о российском военном присутствии в Нигере.

Перевод с французского .

Радио «Алжир»: С нами в эфире Олег Нестеренко – спасибо за принятие нашего приглашения. Вы – председатель Европейского Торгово-промышленного центра, специалист по Франции и Африканскому континенту. Г-н Олег Нестеренко, российские военные заняли часть американской базы в Ниамей; каковы условия совместного присутствия американских и российских военных?

Олег Нестеренко: Говоря о базе, занятой российскими военными, мы имеем в виду 101-ю военную авиабазу в Ниамей. Лишь непосредственно участвующие в процессе военные и политические власти Нигера, России и США осведомлены о точных деталях происходящего на месте в настоящее время.

Согласно имеющейся в доступе информации, известно, что американский и российский военные контингенты на месте не ведут никакого диалога, не говоря уже о каких-либо совместных действиях. Контакты между сторонами находятся на минимальном уровне, необходимом для предотвращения каких-либо инцидентов.

На территории военной базы обе стороны остаются расположенными на четко разделенных и удаленных друг от друга территориях. Реальной опасности российско-американской конфронтации нет, поскольку еще в апреле американцы уже дали свое согласие покинуть страну после требования, выдвинутого правительством Нигера в этом направлении, и уже сидят на чемоданах.

Тем не менее, как американский, так и российский военный персонал остается в состоянии повышенной боевой готовности, поскольку все прекрасно понимают, что в рамках войны, которую Соединенные Штаты сегодня ведут против России на территории Украины – на этой базе в Ниамей встретились лицом к лицу противостоящие друг другу враги.

Радио «Алжир»: Чем является для России эта база в Ниамей?

Олег Нестеренко: Роль этой базы не может быть недооценена, так как речь идет о военной инфраструктуре, находящейся в непосредственной близости от столицы. То есть, если можно так выразиться, она является военно-логистической входной дверью в страну.

А если говорить о реальных причинах размещения российских военных на этой американской базе в то время, как американские военнослужащие все еще несут на ней службу – данная акция носит в высшей мере символический характер и, без сомнения, не обусловлена какой-либо реальной технической необходимостью со стороны русских.

Радио «Алжир»: В чем вы видите ее символичность?

Олег Нестеренко: Я думаю, это, прежде всего послание американцам. Послание, которое гласит: ваша гегемония в Сахеле окончена.

Этим действием совершено также дополнительное послание. Хотя, действительно, Пентагон и объявил о выводе своих войск из Нигера – он не сообщил никаких сроков исполнения. Таким образом, занятие русскими американской инфраструктуры является явным призывом к ее резидентам поторопиться в направлении двери.

Радио «Алжир»: Г-н Нестеренко, 10 апреля, российские инструкторы, около сотни человек, прибыли в столицу Ниамей, произведя поставку элементов противовоздушной обороны. C тех пор имели место еще две поставки российских вооружений. Российско-нигерское сотрудничество достигло небывалых высот. Каково значение этих поставок в политическом ракурсе?

Олег Нестеренко: Да, речь идет о поставке военных грузов, которые явно не будут последними. Как вы и упомянули, были доставлены главным образом системы противовоздушной обороны, сопровождаемые инструкторами. Эти системы абсолютно необходимы Нигеру. Так как единственная ПВО, находящаяся в стране – это американская, которая в руках американцев.

С прибытием в страну российских систем ПВО и инструкторов на них будут обучаться нигерские военные, которые в перспективе позволят обеспечивать противовоздушную оборону территории в абсолютно автономном режиме. Необходимо подчеркнуть, что защита суверенитета любой страны гарантируется в том числе и не в последнюю очередь качественной противовоздушной обороной.

Радио «Алжир»: Со стороны Вашингтона говорят о сотрудничестве в области безопасности, в частности об антитеррористической деятельности. Российские инструкторы, присутствующие в Нигере, занимаются также обучением нигерских боевых единиц в этой области. О чем конкретно идет речь?

Олег Нестеренко: Учитывая, что до сих пор антитеррористическая деятельность обеспечивалась главным образом Францией и Соединенными Штатами – абсолютно ясно, что необходимо избежать вакуума в данной сфере после отбытия последних. Нигерским правительством было предвидено продолжение данной работы, но уже в сотрудничестве с русскими. Таким образом, параллельно с развертыванием российских систем ПВО часть российского военного контингента в Нигере направлена на обучение нигерской армии антитеррористической борьбе, а также, несомненно, будет и лично принимать участие в последней.

Радио «Алжир»: Нигер соседствует с такими странами, как Ливия и Мали. Дает ли российское присутствие в Нигере этим самым возможность для России проникать в соседние страны, либо как минимум быть в курсе того, что происходит в последних?

Олег Нестеренко: Ни для кого не секрет, что вся зона Сахеля нестабильна уже очень давно. Российское военное присутствие в Нигере должно позволить значительно обезопасить весь регион. Тем не менее необходимо не забывать, что соседние страны, такие, как вами упомянутая Ливия, являются суверенными государствами. Я исключаю возможность самовольного проникновения российских военных в соседние страны для защиты интересов Нигерии.

Радио «Алжир»: Да, конечно: Ливия – это суверенное государство, и Мали – это суверенное государство. Но Россия ведь имеет соглашения о военном сотрудничестве с этими странами. Данные соглашения, может, и не говорят о возможности внешнего проникновения, но позволяют быть в курсе происходящего в последних…

Олег Нестеренко: С данной точки зрения, совершенно верно. Но я бы сформулировал иначе: когда будут иметь место крупные трансграничные операции, затрагивающие территории третьих стран, а не только Нигера, они будут производиться в сотрудничестве с правительствами соответствующих стран. Совершенно ясно, что они не будут иметь места в чисто одностороннем порядке. Тем более что и сама результативность российского присутствия в Нигере обусловлена также дружескими, конструктивными отношениями со странами вокруг.

Радио «Алжир»: Российское военное содействие обусловлено двухсторонними соглашениями России со странами в регионе, в том числе Нигером. Известно, что в регионе присутствуют так называемые частные военные компании, а именно «Вагнер». Каковы сегодня отношения Москвы с данной компанией конкретно в этой зоне?

Олег Нестеренко: Да, компания «Вагнер», осуществлявшая свою деятельность в зоне Сахеля в течение последних лет, также де факто представляла в ней российские интересы. Сегодня – и это не секрет – компания «Вагнер» как таковая не осуществляет свою работу в автономном режиме. Ее деятельность подчинена силовому блоку Российской Федерации.

Касательно актуального присутствия «Вагнера» в Африке, им управляет Министерство обороны РФ. Стоит отметить, что немалое количество персонала «Вагнера» вошло в состав Российской Армии на контрактной основе. Когда мы говорим о российском присутствии в Африке, об «Африканском Корпусе», нужно понимать, что персонал «Вагнера» на месте, прекрасно знакомый с данной зоной, уже вошел в АК. То есть, когда завтра вы встретитесь с «вагнеровцами» – вы встретитесь с солдатами Российской Армии. «Вагнеровцы» прекрасно показали себя на полях сражений на Украине, они продемонстрировали свою высокую эффективность в Африке, и сегодня они ассимилированы в силовой блок России.

Радио «Алжир»: Как вы расцениваете актуальное российское присутствие в Сахеле?

Олег Нестеренко: Прежде всего, необходимо не забывать о том, что каждая из суверенных стран региона сама, в двухстороннем порядке, инициировала российское присутствие на своих территориях. Россия не прибыла к ним захватчиком, завоевав территории и сменив их правительства. Ну а со всем тем, что происходит на мировой арене, африканские страны желают быть все более и более автономными относительно внешнего влияния и стали крайне чувствительны в вопросах своего суверенитета. У них есть большой опыт сотрудничества с теми, кого можно смело назвать «неоколонизаторами», и они более не желают этого видеть у себя дома. Они осознали, что это ни к чему не ведет: ни через годы, ни через десятилетия.

С другой стороны, они также имеют опыт сотрудничества с русскими еще с советской эпохи. Сотрудничество, о котором у них остались лишь позитивные воспоминания. И это серьезный козырь, имеющийся у России для укрепления и расширения ее позиций на Африканском континенте.

Российское и американское военное присутствие в Нигере
Часть 2
Аудиоинтервью французскому изданию Eclaireurs des Alpes от 10 мая 2024 года.
Олег Нестеренко, председатель Европейского Торгово-промышленного центра – об американском военном присутствии в Нигере.

Перевод с французского.

Eclaireurs des Alpes: Нигер – это прекрасная страна в центре Сахеля, но которая остается, к сожалению, одной из беднейших в мире. Нигер является также барицентром немалой части африканского континента. То есть, когда вы в Нигере, вы находитесь на равном расстоянии отовсюду. Эта страна представляет стратегический интерес, и не только из-за урановых рудников.

Не стройте иллюзий, если Франция и США были выброшены из Нигера после госпереворота, имевшего там место в прошлом году – это абсолютно не по причине манипуляций русских, а из-за глупой политики Парижа и Вашингтона. Природа не терпит пустоты. И русские не теряли время, чтобы занять наше место. Если оставаться честными, мы не можем им инкриминировать их способность быть оппортунистами.

Мы поговорим об этом с Олегом Нестеренко, председателем Европейского Торгово-промышленного центра, политическим советником в Африке, который, если и выражает строго российскую точку зрения, подчеркивает все же длинную цепь фактов, освещающих принцип, который гласит: угрозы, санкции и военная интервенция не могут расцениваться серьезной стратегией и еще менее серьезной дипломатией… А мы на Западе уже давно глухи ко всем. Постараемся, поэтому, внимательно послушать Олега Нестеренко.

Олег Нестеренко, большое спасибо за уделенное нам время для ответов на наши вопросы. Мы поговорим немного о том, что сегодня происходит в Нигере.

Во-первых, каковыми были правовые рамки присутствия американцев в Нигере?

Франция имела с Нигером договор о военной обороне… Я знаю, что Россия также подписала подобный договор; у американцев он также был? В том смысле, что Нигер давал разрешение на размещение иностранных войск на своей территории?

Олег Нестеренко: Добрый день. Вы правы, крайне важно понимать, каковыми были правовые рамки присутствия американцев в Нигере, а также юридические обоснования их вывода из страны.

Когда мы говорим о выводе американских вооруженных сил по требованию Нигера, ошибочно полагать, что это происходит в совершенно хаотичном порядке с нигерской стороны, в частности, как это некоторые пытаются представить. Это отнюдь не так.

На самом деле этот вывод осуществляется в четких правовых рамках. Не следует забывать, что само присутствие американских войск в Нигере регулируется двусторонними американо-нигерскими правительственными соглашениями, которые были заключены фактом подписания договора о военном сотрудничестве в июле 2012 года между Вашингтоном и правительством президента того времени Махамаду Иссуфу.

Соглашение было подписано в 2012 году, и первое размещение американских военных на нигерийской земле имело место, насколько я помню, в 2013 году. Данное соглашение о военном сотрудничестве в настоящее время юридически денонсировано нигерской стороной – и это уже с марта месяца этого года.

В Нигере существуют две основные военные базы США: в столице Ниамей и в городе Агадесе. Что касается, к примеру, военной базы в Агадесе, то речь идет о соглашении об эксплуатации сроком на 10 лет. И срок действия этого соглашения истекает как раз в конце нынешнего 2024 года.

Таким образом, требуемый уход американцев с данной базы в Агадесе ни в коем случае не является последствием хаотичных, спонтанных действий со стороны нигерийских властей, а лишь результат завершения юридического действия ранее подписанного контракта и факта его непродления.

Eclaireurs des Alpes: Да, это как раз база в Агадесе крайне важна – на базе в Ниамей нет ничего серьезного.

Олег Нестеренко: Если желаете, поговорим о базе в Агадесе.

Нужно прежде всего уточнить, что, говоря о базе в Ниамей, речь идет о 101-й военно-воздушной базе США, находящейся в близости международного аэропорта столицы Ниамей; говоря о базе в Агадесе, речь идет о 201-й военно-воздушной базе США, расположенной к югу-востоку от города Агадеса, который в свою очередь расположен в центре Нигера.

Данная база является довольно новой: прошло всего несколько лет с тех пор, как были завершены строительные работы. В 2019 году. По состоянию на лето 2023 года большая часть из почти 1 000 американских военнослужащих, дислоцированных в Нигере – по официальным данным, во всяком случае – сосредоточена именно на этой базе.

Eclaireurs des Alpes: Это база, с которой совершались специальные военные операции, в частности, касаемые работы дронов наблюдения и ударных дронов?

Олег Нестеренко: Совершенно верно. Первоначально, когда она была построена в 2015 году… Если быть точнее, возможно, что начало ее строительства имело место еще в 2014 году… – Во всяком случае, соглашение, подписанное американцами с правительством Нигерии по этому проекту, было представлено Конгрессу США в 2015 году.

Так вот, изначально объект планировался как база беспилотных летательных аппаратов для ведения исключительно наблюдательной и разведывательной деятельности. Но вскоре ее функция была пересмотрена и перенацелена на использование также боевых ударных дронов, что потребовало дополнительных крупных строительных работ, стоимость которых выросла с примерно 50 миллионов до более чем 100 миллионов долларов, согласно открытым источникам.

Сегодня, база в Агадесе является второй по величине базой военных беспилотников на Африканском континенте и главным военным козырем США в Сахеле. Что же касается ее статуса, то, если база и построена на американские деньги, юридически она остается собственностью Нигера, и де-факто американцы являются на ней лишь арендаторами.

Таким образом, более чем вероятно, что одним из последующих шагов присутствия российского военного контингента в Нигере станет занятие и этой 201-й американской авиабазы в Агадесе.

Eclaireurs des Alpes: Каковы причины разрыва военного партнерства Нигера с Соединенными Штатами?

Олег Нестеренко: Причин разрыва военных отношений – не дипломатических, а военных – Нигера с Соединенными Штатами множество. Главной из которых является радикальное изменение вектора нигерийской политики в сфере госбезопасности и обороны: переход от сотрудничества с коллективным Западом – Францией и Соединенными Штатами во главе – к сотрудничеству с Российской Федерацией.

Данное изменение вектора было в значительной степени обусловлено рядом факторов. В частности, открытым враждебным поведением Соединенных Штатов по отношению к Нигеру при его новом правительстве: гуманитарная и военная помощь была прекращена, смена власти была официально объявлена незаконной и т. д.

Затем следует проблема того, что американцы вообще не делились с властями страны информацией о джихадистских группировках, угрожающих безопасности Нигера. Ниамей предъявила претензии американцам, утверждая, что они заботятся лишь о своих собственных интересах в Сахеле, при этом без какой-либо возможности узнать, действительно ли их деятельность помогает народу Нигера или нет.

Поскольку власть на месте никогда не была осведомлена ни о том, чем именно занимаются американцы и какие конкретные действия они предпринимают, ни о результатах сих действий. Известно, что они борются с джихадистами, что они используют дроны. Но кроме этого – полный вакуум.

То есть само правительство страны знает не более о происходящем на принадлежащей ему же базе, чем самые простые обыватели.

Иной важный момент американо-нигерских разногласий заключается в отношениях Ниамей с Тегераном. В начале этого года, в январе, делегация Нигера посетила Иран и подписала соглашения о сотрудничестве в экономической и политической областях, а также в области здравоохранения. Вследствие данной поездки американцы напрямую обвинили Нигер в заключении с иранцами секретной сделки по урану. Это обвинение не только было отклонено нигерской стороной, но также взбесило последнюю.

При этом нужно ясно осознавать: что бы ни происходило в двусторонних ирано-нигерских отношениях – это сугубо суверенные дела между этими двумя странами. Даже если бы инкриминируемое американцами Нигеру соглашение действительно имело место – чему нет никаких доказательств: американская сторона предоставила только слова – и в этом случае необходимо подчеркнуть, что речь идет о суверенных и абсолютно законных с точки зрения международного права отношениях.

Таким образом, обвинения США не могли быть истолкованы иначе как грубейшее вмешательство в дела суверенных государств.

Eclaireurs des Alpes: Каковыми будут последствия разрыва военных отношений с Нигером для американцев? И не только для американцев, а для всей Африки, так как мы знаем, что зона Сахеля играет критическую роль от берегов Атлантического океана до берегов Красного моря. Что это означает для будущего?

Олег Нестеренко: Данный разрыв отношений несет за собой ряд стратегических последствий. Нам нереально все их обсудить в располагаемое нами время, так как необходимо будет развернуть целый ряд разнонаправленых векторов. Но если мы сконцентрируемся, к примеру, только на американцах и на последствиях для США их вынужденного ухода из Нигера, то прежде всего необходимо сказать, что их нельзя недооценивать. И Вашингтон прекрасно осознает всю серьезность этого события или, скорее, глубину военно-политической катастрофы, которую он терпит сегодня в этом регионе.

На африканской земле находится около тридцати американских военных баз. Если быть точнее – до начала деоккупации Сахеля от западных сил официально их насчитывалось 34. За исключением секретных баз ЦРУ, одна из которых, кстати, вполне вероятно, находится и в Нигере.

Но, несмотря на наличие целого ряда своих баз в различных странах Африки – со стратегической точки зрения базы в Нигере были одними из самых ценных в глазах США. Особенно авиабаза в Агадесе, благодаря своему географическому положению, которое и сыграло решающую роль в выборе места строительства последней. Далеко не случайно то, что эта крупная военная база была построена именно в Агадесе, а не в каком-либо ином месте.

В чем особенность Агадеса?

С одной стороны, это перекресток на пути из Субсахарской Африки в Северную Африку, к Средиземному морю и в Евросоюз.

С другой стороны, географически Агадес расположен на примерно одинаковом расстоянии от всех ключевых точек на одной трети Африканского континента, что является очень важным элементом с точки зрения транспорта и воздушной разведки. Например, расстояние Агадес – Алжир на Средиземноморье или Агадес – Дакар на Атлантике практически идентично. Взлетая с базы в Агадесе, американские беспилотники покрывали почти весь регион Сахеля и Западной Африки.

Вместе с этим абсолютно очевидно, что американцы не собираются возвращаться к себе домой – это отнюдь не их стиль. Контингент, который в настоящее время дислоцируется в Нигере, отправится в другое место в Африке. Кстати, необходимо упомянуть, что в октябре прошлого года Сенат США отклонил законопроект о репатриации своих войск, дислоцированных в Нигере.

Таким образом, абсолютно достоверно известно, что американцы останутся на континенте.

Куда же они могут направиться?

Они могли бы, к примеру, перебраться в соседний Чад. Но там есть двойная проблема: во-первых, на территории этой страны нет никакой военной инфраструктуры, позволяющей осуществить качественное перемещение. Напомню, что для строительства базы в Агадесе потребовалось несколько лет и гигантский бюджет.

Во-вторых, и это самое главное: в общей сложности около ста американских военнослужащих, которые уже были дислоцированы в Чаде – даже они были изгнаны из страны в начале этого месяца. Официально это временно, на время выборов в Чаде – что, впрочем, уже многое говорит о глубоком недоверии, царящем в отношениях между американцами и властями Чада. Но есть большая вероятность, что это временное явление сохранится в течение очень долгого времени. Как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное.

Итак, у меня есть очень большие сомнения в том, что властям Н’Джамены понравится прибытие тысячи американцев вместо ста, от которых они только что избавились.

Потом они, конечно, могут без проблем отправиться на свою прекрасно адаптированную военную базу в Джибути, которая с 2002 года является единственной юридически постоянной базой США на Африканском континенте и одновременно крупнейшей базой беспилотников в мире. Подчеркну: не в Африке, а в мире.

Но и здесь есть свои серьезные проблемы.

С одной стороны, эта база относительно невелика и уже насчитывает более 4 000 военнослужащих: там будет довольно сложно ассимилировать дополнительную тысячу военнослужащих, прибывших из Нигера, тем более что американцы привыкли жить с комфортом.

С другой стороны, и что особенно важно: чтобы иметь возможность продолжать свое присутствие в зоне Сахеля, американским беспилотникам придется преодолевать слишком большие расстояния, попутно каждый раз нарушая воздушное пространство нескольких стран, располагающихся между Джибути и Сахелем.

Eclaireurs des Alpes: То есть можно сказать, что это конец АФРИКОМа?

Олег Нестеренко: Абсолютно нет. Как я упомянул раннее, в октябре 2023 года Сенат Соединенных Штатов отклонил законопроект о репатриации своих войск, дислоцированных в Нигере. Более того, данная идея была отклонена в резкой форме – абсолютным большинством голосов. Это означает, что они обязательно будут искать, куда в Африке передислоцировать свой контингент из Нигера.

Конечно, есть и иные сценарии, о которых я не упоминал, но которые также рассматриваются американцами. Они куда менее для них практичные, но за неимением лучшего все же рассматриваемые. К примеру, объединиться с французами. Приклеиться к одной из французских военных баз в регионе. И я бы сказал, что реализация подобного сценария достаточно вероятна.

Но здесь они столкнуться с теми же проблемами: необходимо много времени, средств и усилий, чтобы расширить и приспособить под себя новое место дислокации. Подобная ассоциация двух отвергнутых регионом контингентов на основании еще существующей инфраструктуры в этой части Африки одного из них в любом случае займет до нескольких лет, прежде чем стать полностью операционной и адаптированной к тем миссиям, которые выполнялись базой в Агадесе.

Таким образом, помимо начала новой войны в регионе, которая решила бы ряд их политических проблем, Соединенные Штаты сталкиваются со значительными трудностями в защите своей гегемонии на Африканском континенте.

Но с их актуальными проблемами на Украине и в Израиле… Я думаю, что Сахель пока может спать спокойно.