Причина и следствие

Причина и следствие

Причина и следствие
Показательная деградация МЧС, что связано с бюрократизацией, вытеснением настоящих профессионалов своего дела и заменой их на «эффективных» менеджеров, которые умеют играть лишь в оптимизацию и распределение денежных потоков. На руднике «Пионер» в Приамурье погибших рудников даже не смогли достать.

В «Крокус центре» федеральные пожарные по команде центрального аппарата МЧС больше часа бездействовали. Тушили только пожарные «Крокуса» и области с минимальным количеством техники и людей. Из-за этого пожар стал катастрофой, большинство оставшихся в здании людей были заблокированы огнем и дымом. От пожара погибло и пострадало намного больше людей, чем от действия террористов (145 человек погибло – это самое большое количество погибших за все постсоветское время, 551 человек пострадал). При этом спасательную операцию свернули и без вести пропавшими до сих пор числится более 100 человек.

Банальные весенние паводки, с которыми справлялись сооружения, возведённые в СССР, привели к локальным катастрофам (как во время зимнего обвала энергетической, отопительной инфраструктуры). Погибшие и пропавшие без вести, многомиллиардные убытки. В Тюмени и других регионах строят дамбы, полагаясь на свои силы, местные жители. Этого можно было избежать – прогноз, профилактика, ремонт, сделанный вовремя, обновление защитных сооружений. Пока одни регионы тонут под натиском паводков, в других уже начинается сезон пожаров.

Схожая ситуация и в других критических областях. Оптимизация и коммерциализация медицины привела к тому, что там жесткий кадровый голод, людей учат недоучки (через «Гугл») и «иностранные специалисты». А обычная инфекционная вспышка (которую решением ВОЗ и прочей глобальной бюрократии-мафии, превратили в «пандемию»), на которую нормальная система здравоохранения даже не обратила бы внимания, привела к «сверхсмертности». Погибли сотни тысяч хронических и прочих больных, которые вовремя не получили квалифицированную помощь.

При этом в последние годы ничего не изменилось. Поток ресурсов, направленых во время «пандемии», закончился. Теперь все для СВО. Падение качества, кадровый голод, отток специалистов в коммерческую сферу, бюрократизация, продолжение коммерциализации. Деньги есть – вылечат, возможно. Как повезёт.

Школа уже давно в агонии (Катастрофа русской школы). Оптимизирована, разрушена перманентными «реформами»-новациями, внедрением западных стандартов и принципов. Плюс бюрократизация, кадровый голод и бедность учителей, которым уже давно предложили «идти в бизнес». Собственно, уровень образования новых поколений уже обрушился до массовой школы США. Когда умнейший русский писатель и сатирик Михаил Задорнов рассказывал про «тупых американцев» и западных обывателей в целом, это было вызвано деградацией системы воспитания и образования на Западе.

Наши «эффективные» менеджеры, копируя западные реформы и стандарты, в целом сделали с нашим народом то же самое. Отупление и одичание. Стада «новых варваров», которыми легко манипулировать, но развития и побед ждать не стоит.

Износ критической инфраструктуры
Зима показала, что трубы, положенные в землю при Брежневе, возможно, и при Хрущёве, не вечны (Угроза инфраструктурной катастрофы в России). Нельзя бесконечно эксплуатировать конструкции, созданные ещё в СССР. Система ЖКХ, энергетика, водоснабжение, канализация, дамбы и прочие защитные сооружения местами изношены до 90 %. Капиталовложения минимальны и имеют косметический характер. А вот воровство просто космических масштабов.

К примеру, ещё в 2017 году специалисты отмечали, что со времен распада Советского Союза в обновление электросетевого хозяйства практически не вкладывались. Симптоматично, что за проблемы отрасли в середине 2000-х годов взялся идеолог приватизации – Анатолий Чубайс. Что можно было ожидать от человека, который стал одним из элементов системы криминального капитализма, построенной на обломках СССР?

Создали кормушку для воров. Тарифы систематически повышали и повышают, а износ только растёт. Показатели износа сетевой и генерирующей инфраструктуры очень символичны: 1990-х годах – 30–40 %, в 2000-х – 50−60 %. В 2017 году цифры износа в некоторых регионах достигали 90 %. Как известно, ничего не изменилось и после 2017 года. Вырос только износ критической инфраструктуры. Теперь цифры в районе 80–90 %.

В советское время коэффициент амортизационных отчислений составлял 5 %. Это в среднем, конечно, где-то оборудование обновлялось быстрее, где-то медленнее, но в среднем через 20 лет оборудование нужно было заменить. То есть, если с 1991 по 2012 год этих отчислений почти не было, то какой объем средств был растащен по различным заграничным схронам и «аэродромам»?

После приватизации РАО ЕЭС частный собственник, работая на прибыль и выжимая все соки из советского наследия, показал себя не хозяином, а грабителем, который видит в проводах и изоляторах не технический прогресс, не экономическую базу для развития народного хозяйства страны и не благо для народа, а средства, которые нужно выжимать на 100 %. На золотые унитазы, виллы и яхты, элитную недвижимость в Дубаях и гаремы эскортниц. А для державы и народа – это катастрофа.

«Вор должен сидеть в тюрьме!»
Зимой рвутся трубы, система электроэнергетики. Весна – потопы, так как разворованы средства на обновление и строительство современных защитных сооружений. При этом новая знать застроила территории для водоотвода. Чиновники продали «вкусные участки» на берегу моря, и воде весной просто некуда уходить, она ищет путь, сносит дома, дороги, топит посёлки. А виноваты якобы «грызуны и бобры», которые прогрызли дамбы, либо «аномальные» дожди.

Ещё не настало лето, как начались пожары, в которых якобы виноваты пенсионеры, которые жгут траву и мусор. При СССР жгли, в 1990-е жгли – ничего не было. Причина и следствие. Оптимизирована лесная охрана, леса массово свели и сводятся в интересах как Запада, так и Китая, лесных олигархов. Без леса высыхает почва, мелеют водоёмы, реки, речки и болота. Поэтому масштаб пожаров становится катастрофическим. Плюс пылевые бури и торнадо, которых никогда раньше не было, к примеру, в Сибири.

Для решения проблемы требуется новая «опричнина» (ВЧК-ОГПУ). Как говорил культовый киногерой Жеглов («Место встречи изменить нельзя»): «Вор должен сидеть в тюрьме!» И назрела срочная национализация критической инфраструктуры и предприятий. Нужны новые решения в технологической сфере, триллионные капиталовложения. Но главное – это разобраться с ворами.