Правда о «Правде»


Фото из декабрьского номера газеты «Правда» за 1941 год. О танках «Матильда», хотя они так и не назывались, в тексте газеты было написано хорошо – и мощные-то они, и маневренные, и броня надежная… Плохо писать о ленд-лизовской технике стали уже после войны…

Помышления праведных – правда,
а замыслы нечестивых – коварство.

Книга Притчей Соломоновых, 12:5
История и культура. Не так давно на страницах ВО появилась целая подборка статей, посвященная газете «Правда» в годы Великой Отечественной войны и после нее. Надо отдать должное автору, взявшемуся за столь объемную и сложную тему и дерзнувшему, так сказать, раскрывать ее перед нашей весьма искушенной и избалованной публикой.

Судя по некоторым комментариям про «дерьмо и вентилятор», многие недалекие люди восприняли этот материал как очередную клевету на «святой СССР», где все улицы были вымощены не обесценивающимися рублями, но это далеко не так.

Автору вне всякого сомнения хотелось указать прежде всего на ошибки нашей пропаганды, отразившиеся также на страницах этого рупора ЦК ВКП(б), а затем и КПСС. Но недостаточное знание фактического материала привело к тому, что свою задачу автор выполнил на уровне штампов и клише – и вот этим и труд свой порядком обесценил, и… вызвал вполне справедливое неудовольствие читателей ВО.

Ошибки пропаганды
А как нужно было сделать? А очень просто.

Берешься писать о газете «Правда» в годы войны – идешь в библиотеку или архив и читаешь все ее номера за 1 418 дней. Или сидишь у компьютера – поскольку сегодня все ее номера оцифрованы, и занимаешься тем же самым. Лично меня больше привлекает первый вариант, без перелистывания пожелтевших страниц не чувствуется аромат эпохи. Ну и по мере перелистывания ее материалы следует читать, причем внимательно.

Итак, о каких достоинствах и недостатках печатной пропаганды в СССР могут поведать нам эти самые пожелтевшие страницы?

Начнем с того, что внимательно в них вчитавшись, мы увидим, что информация в «Правде» в предвоенные годы подавалась в форме трех потоков или трендов, совершенно между собой не связанных.

Первый блок был нацелен на обличение «загнивающего Запада» и нарастающее рабочее движение. Тут забастовка, там забастовка, то есть создавалось впечатление, что мировая революция стоит буквально на пороге, чего на самом деле не было.

Второй поток, в значительной степени опровергающий первый, рассказывал о достижениях науки и техники на «загнивающим Западе». Там открылся завод с кондиционированным воздухом и бестеневым освещением при помощи светящихся трубок, тут выпущен 15-миллионный автомобиль Форда – и кому же их тогда продавали, если все рабочие там голодали?

Создан танк-скороход, развивший на испытаниях скорость 119 км/ч. В Нью-Йорке женщины давятся в очередях за модными чулками из материала «найлон» – словом, судя по сообщениям «Правды», несмотря на загнивание, наука и техника на Западе шли вперед семимильными шагами.

Наконец, фельетоны. Будь я в то время диктатор – запретил бы их на корню. Ведь, что они давали? Правдивую информацию о том, что видели там наши люди. А видели они массу автомобилей, светящиеся «стеклянные трубки», безработных трудящихся в плащах и шляпах, тесные квартиры рабочих с туалетом и ванной, писали они и о зарплатах, переводя доллары в рубли… То есть в фельетонах уровень эксплуатации трудящихся представал очень наглядно, так наглядно, что у нас многие в то время согласились бы так жить.

Крайне неумело писала «Правда» и о войне в Испании. Каждый день сообщалось об успехах республиканцев на фронте. Тут они отразили атаку франкистов, там огнем пулеметов поразили автоколонну, а 200 солдат Франко им вообще сдались. А потом – бах и совершенно неожиданное и непонятное сообщение:

«Республиканцы оставили Сантадер».
С чего бы это? Ведь они же все время побеждали?

И так вот было практически все время: победы в частностях и поражения в итоге. То есть… не умели наши журналисты писать так, чтобы и рыбку съесть, и на костях покататься…

Началась война, и эта печальная традиция была продолжена. Немецкие летчики тут же начали перелетать к нам, а бомбы сбрасывать в реку. Солдаты (правда, в основном убитые, в письмах, однако и пленные тоже!) сообщали в своих откровениях на страницах «Правды» о том, что воевать не хотят и видят, что наша армия непобедима.

А из дома им отвечали (несмотря на гестапо, как будто бы оно перестало существовать), что поголовно голодают и даже едят мясо кита!

«А вот у нас в Киеве рынок ломится от продуктов!»
– и едва ли не через неделю после этого бодрящего сообщения она же сообщала:

«Наши войска оставили Киев».
Пленные… не надо думать, что «Правда» не писала о них с самого начала войны. Но как писала: рядовой боец Энский, будучи ранен, потерял сознание и очнулся в плену. Повезли его на лодке, но тут он пришел в себя, лодку перевернул, сам выплыл и добрался до своих, а немцы, конечно же, утонули!

И подобным образом о наших пленных «Правда» писала на протяжении всей войны: был ранен, упал с танка, был взят в плен, очнулся в блиндаже прибитым гвоздями к стене, но ничего врагам не сказал и принял мученическую кончину. Наши, разумеется, блиндаж освободили, но поздно, герой уже умер, и они тут же поклялись за него отомстить.

Других вариантов практически не было: «упал, потерял сознание, очнулся – плен, собрался с силами и сбежал, либо принял мученическую кончину». Под конец войны изредка стали писать про освобождение угнанных в германскую неволю юношах и девушках… И на этом все. В остальном эта тема была строго табуирована.

Брехня Гитлера
Однако и тут без уму непостижимой глупости дело не обошлось, причем, если считать, что газету самым внимательным образом (об этом, кстати, было написано и в предшествующем материале) читал и редактировал сам И. В. Сталин, то непонятно, как он такое вообще пропустил.

А было так, что в декабре 1941 года в «Правде» вышла статья «Брехня Гитлера», где было написано о том, что врет он как сивый мерин, и у нас в плен попало не 3 миллиона 200 тысяч человек, как он хвастается, а всего-то 500 тысяч.

Ну зачем «Правде» понадобилось приводить эти цифры, ведь читать их пришлось нашим гражданам, которые знали, что бойцы Красной армии в плен не сдаются, что воевать мы будем малой кровью и на чужой земле, что… Словом, одна только эта цифра была просто чудовищной. И что – все они были ранены, потеряли сознание, упали, а потом разом очнулись в плену?

А ведь можно было написать иначе: «Вы посмотрите, какие несуразные цифры приводит этот гад Гитлер! Кто же тогда сражается у нас на фронте от Белого моря до Черного, если столько людей в плену? Конечно, у нас есть и пленные, и без вести пропавшие, но по сравнению с этими цифрами их ничтожно мало. А сколько точно мы подсчитаем после нашей победы и всем воздадим по заслугам и героям, и предателям!»

Вот я бы лично так написал, и что на это можно возразить?

Только в 1942 году в «Правде» начали давать названия наших танков и самолетов: КВ, Т-34, Як-7… Правда, об Ил-2 еще долго писали как о «противотанковом самолете». И также замалчивали все поражения, если только можно было их скрыть, хотя в результате становилось непонятно, с чего бы тогда выходить приказу: «Ни шагу назад!»

Например, «Правда» ни словом не обмолвилась о террористическом налете германской авиации на Сталинград. Что? Очень страшная получилась бы картина? Наверное… Хотя наши люди тогда ко всему уже были привычны. Но опять же, я бы тогда немедленно отдал приказ по всей стране расклеить листовки: горящий город и на его фоне женщина, окруженная языками пламени, прижимает к себе девочку-малышку. И слова: «Помни Сталинград. Не забудем, не простим, отстроим ещё краше!»

Конечно, тут же найдется умник, который скажет о том, что легко, мол, рассуждать с вершин послезнания, а вот как тогда… А тогда уже был пример точно такого же удара по Ковентри и точно таких же плакатов, о которых люди в нашем руководстве должны были знать: «Помни о Ковентри. Не забудем, не простим». Всего-то и требовалось – позаимствовать чужой опыт и заменить одно название на другое.

Блокада
А как газета «Правда» писала про блокадный Ленинград?

В самый тяжелый период блокады в его адрес не было ни слова одобрения и поддержки. Писалось, что «все хорошо», «артели выпускают чемоданы»! Какие чемоданы, когда люди всех кошек и собак поели, а заодно и кое-чем еще не брезговали.

Конечно, писать об этом не следовало, так как советский человек был на такое не способен, но все-таки. Тем более что об ужасах блокады и стойкости ленинградцев «Правда» все же написала… Летом 1942 года, когда в Кремле уже стало ясно, что город сдан не будет. Вот тут и славословия в честь города на Неве полились, и фильм в кинотеатры запустили «Блокада Ленинграда», вот только ждать этой правды пришлось довольно долго.

Не умели «правдисты» правильно написать даже те материалы, на которые товарищ Сталин явно не обращал внимания.

«Танкист Иванов, находясь в танке, был ранен осколком, но продолжал из пулемета разить гитлеровцев!»
Что тут не так? А вот что: «ранен осколком, находясь в танке». Вполне можно было бы без этого уточнения обойтись, ни к чему оно, потому что ведь все же в это время знали, что советские танки осколками не пробиваются. Знали или должны были знать, и последнее самое важное.

Ленд-лиз
Правда, с точки зрения пиара и пропаганды было в «Правда» одно сообщение исключительной важности. Задавал я автору вопрос о том, что это за сообщение, но, увы, ответа не дождался.

А это, между прочем, исключительно важная «вещь»: «Сообщение Советского правительства о поставках по ленд-лизу» от 11 июня 1944 года. И вот уж тут без резолюции товарища Сталина не обошлось. Ведь перед всем народом и нашими врагами раскрывалась важнейшая, стратегического значения тайна: сколько нам всего поставили наши союзники – Англия, Канада и США.

Подробнейшим образом на весь газетный лист расписывалось, сколько танков, самолетов, алюминия, каучука и всего-всего остального было нам отправлено на момент публикации, причем добавлялось, сколько тысяч тонн груза еще в пути. Одних только башмаков там числилось 15 млн пар, так что вполне можно говорить о том, что к Победе наши солдаты пришли в американских ботинках!

И… прочитав все это, наши люди понимали: при таких объемах военной помощи победа по любому будет за нами. И то же самое начинала понимать верхушка гитлеровской Германии, где тоже регулярно читали нашу «Правду» и где знали, что данные цифры… они без обмана, потому что о том же им докладывала и их собственная разведка, да только русские тут взяли и все цифры свели воедино.

Как обухом по голове – бац! И совсем неудивительно, что 11 июня «Правда» обо всем этом написала, а уже 20 июля в Берлине началась операция «Валькирия», целью которой было убийство Гитлера и свержение нацистской власти в Германии.

Грубейшие проколы
Но… тут же опять начались грубейшие проколы.

Ведь если раньше «Правда» писала о том, как немцы ужасно голодают, то после вступления наших войск на территорию Германии она тут же стала писать о том, что квартиры немцев буквально завалены… провизией, что у них там и страсбургские паштеты, и венгерская салями, и французский коньяк.

Между тем граждане СССР получаемые газеты использовали не только как «пипифакс» и на «козьи ножки». Они их еще и подшивали, и время от времени читали старые номера, и просто не могли не заметить такого бросающегося в глаза несоответствия. То мясо кита – то страсбургские паштеты! Правда, тут можно сослаться на правило 90+1, но вряд ли оно было известно советской верхушке, либо и там, наверху, у людей с памятью было не очень хорошо.

Впрочем, возможен и другой вариант, что это было сделано специально. Чтобы люди из тех, что поумнее, опять же, сравнивали, подобную несуразицу обсуждали и… выявленные нашим доблестным НКВД, пополняли ряды зэков, осужденных по 58-й статье за клеветнические измышления в адрес советской печати.

Вывод
Ну, а вывод будет такой: в краткосрочной перспективе газета «Правда» в целом справилась, но одновременно сделала все возможное, чтобы в долгосрочной перспективе советские граждане вообще нашим СМИ верить перестали! Случайно такое получилось или нет, этого я сказать не могу, но то, что так получилось, несомненно.

P. S.
Кстати, о тяжелом положении трудящихся в странах капитала «Правда» с началом войны не написала ни разу! Там с их положением все сразу стало хорошо, а трудящиеся, наверное, получили все, что хотели. Писать об их тяжелой жизни вновь стали уже потом… Источник