После рабства Лиссабон призывает к «братству»

После рабства Лиссабон призывает к «братству»

Не повод для репараций…
Правительство Португалии — некогда одной из крупнейших колониальных держав — на днях отказалось выплачивать репарации своим бывшим африканским колониям. Счета Лиссабону выставлены давно — за зверства, совершённые колонизаторами-португальцами с XV века по середину 1970-х.

Как отмечает Reuters, ссылаясь на португальские и африканские источники, с XV века до середины XIX века включительно не меньше шести миллионов африканцев в колониях Португалии были похищены и насильно перевезены португальцами в другие регионы, в том числе в Бразилию. Для последующей продажи в рабство западноевропейским, испанским и североамериканским компаниям, что и было сделано.

В более широком контексте, о необходимости возмещения ущерба африканским и другим бывшим колониям Лиссабона буквально на днях, 24 апреля, заявил президент Португалии Марселу Ребелу де Соуза. Подчеркнув, что

«наша страна несет ответственность за преступления в длительную колониальную эпоху.»
Глава государства призвал

«оплатить те счета, чтобы как-то возместить народам последствия за совершенные преступления.»
Это было заявлено в 50-летний юбилей свержения в Португалии полуфашистского колониального режима Салазара-Каэтану, который правил в стране свыше 40 лет — с начала 1930-х.

Однако португальское правительство инициативу президента не поддержало. В правительственном заявлении отмечено, что властям бывшей метрополии и её бывших колоний

«требуется углублять взаимные отношения, уважение к исторической правде, демократии. И более интенсивно, теснее сотрудничать на основе на примирения братских народов.»
Что же касается компенсации, заявлено, что по этому вопросу

«нет на сегодняшней день программы конкретных действий.»
И что

«этой линии придерживались и предыдущие правительства страны.»
Столь «веский» аргумент показывает, что португальские власти отнюдь не озабочены последствиями – фактически бессрочными – своей колониальной политики во многих странах Африки. Напомним в этой связи, что колониальная эпоха Португалии длилась более пяти столетий.

Портовые реестры Лиссабона и Порту
И все эти годы в реестре португальских колоний были все континенты. То есть до 1822 г. включительно колонией Лиссабона была Бразилия: это почти половина территории Южной Америки. В Африке таковыми были: до 1961 г. включительно — Ажуда (на побережье экс-французской западноафриканской Дагомеи); до 1974 г. — Ангола, Мозамбик, острова Кабо-Верде, Сан-Томе и Принсипи.

В Азии португальскими колониями были остров Восточный Тимор (вблизи Австралии) в Юго-Восточной Азии – до 1975 г.; 4 района, включая Гоа, в западной Индии – до 1961 г. А южно-китайский Макао (Аомэнь), сосед Гонконга, был португальским даже до 1999 г. включительно.

Территория всех колоний Лиссабона достигала 10,4 млн кв. км, уступая в ХХ веке только общей территории колоний Великобритании — крупнейшей колониальной державы. И отовсюду колониальные товары все эти годы потоком шли в Лиссабон, Порту и не только…

После рабства Лиссабон призывает к «братству»
При этом в 1950-х – 70-х гг. португальская колониальная «империя» оставалась по сути единственной в мире, так как даже Франция и Британия сдавали или уже «сдали» почти всё. Она в десятки раз превышала территорию метрополии – самой Португалии, и численность её населения.

А по оценкам ООН, совокупный вклад португальских колоний в ВВП Португалии к середине 70-х был рекордным, превышая 65 %! Деколонизация африканских стран и Восточного Тимора, подконтрольных Лиссабону, началась в 1974 году, когда «революция гвоздик» свергла полуфашистскую португальскую диктатуру Антониу ди Салазара.

Но в ходе колониальных войн Лиссабона в 60-х – середине 70-х гг. в Африке погибли, в целом, до 20 % всего африканского населения тех колоний. Если вдобавок к этому учесть масштабы вынужденной эмиграции и пропавших без вести африканцев в ходе тех войн, потери африканского населения в этих территориях, в целом, достигают почти трети!

Масштабную военно-техническую помощь Лиссабону в этих войнах оказывали все другие страны НАТО и Израиль, Тайвань, расистские режимы ЮАР и Южной Родезии. Оно и понятно: колоссальные ресурсы стратегических металлов, урана, алмазов, золота, платины, нефти, высокоценных пород древесины, других видов сырья в африканских колониях Лиссабона принадлежали корпорациям стран Запада.

НАТО за скобками
Лиссабон не раз предлагал странам НАТО коллективные интервенции в африканские колонии Португалии, но к началу 70-х гг. антиколониальные движения контролировали от 40 до 70 % тамошней территории. Поэтому НАТОвские союзники опасались увязнуть в боях на ограниченной территории, контролируемой португальскими войсками.

Попытки же Португалии создать там в 60-х «пропортугальские» политические организации почти не получили местной поддержки. Кроме того, против колониальной политики Лиссабона в Африке стала с середины 60-х выступать Бразилия.

Португальские власти надеялись на военную помощь ближайшего союзника – франкистской Испании. Но планы совместного подавления повстанцев в Анголе и на о-вах Сан-Томе – Принсипе не были реализованы.

После рабства Лиссабон призывает к «братству»
Антониу ди Салазар и Франсиско Франко — несостоявшийся союз
Тем более что Мадрид был вынужден в 1968 г. предоставить независимость Испанской (Экваториальной) Гвинее, соседней с этими колониями Лиссабона. Характерно, что только в миниатюрных Ажуде (на побережье нынешнего Бенина) и Макао португальский колониальный статус был упразднён мирным путём.

Между тем десятки тысяч африканцев из тех же колоний многие десятилетия завозились в метрополию по понятной причине: среднемесячная зарплата в Португалии эмигранта из африканских и азиатских колоний была минимум вчетверо ниже, чем у португальца. А жили эти эмигранты в основном в резерватах вблизи некоторых португальских городов или предприятий…

Потому неудивительно, что коллективный Запад в 1960-х – 70-х гг. блокировал предложения СССР, КНР, других социалистических стран, стран Скандинавии, многих развивающихся стран ввести ООНовские санкции против Португалии. Дополнительной причиной санкций могло быть и то, что эмигранты из португальских колоний в Африке подвергались в метрополии всевозможной дискриминации, были лишены социальных гарантий.

Сегодня португальские СМИ регулярно отмечают, что платить по колониальным счетам — значит, навсегда обанкротить «братскую» метрополию…