Почему у ФРС и МВФ снова обострилось чувство долга

Почему у ФРС и МВФ снова обострилось чувство долга

Империя должна умереть
Не так давно небезызвестный Михаил Зыгарь именно так назвал своё историческое исследование о ярких персонажах из старой России на её финишной прямой. Однако он отнюдь не монополизировал само словосочетание. Тем более что сегодня многие уверены, что на финиш вышла уже и последняя из мировых империй – долларовая.

Голубой мечтой любого финансиста всегда было, чтобы все ему были должны, а он не должен никому. Однако именно менялы и ростовщики довели до краха Римскую империю, они же безжалостно расправлялись с империями, не желавшими признавать всесилие золотого тельца, как это случилось с краткосрочной французской империей Наполеона Бонапарта.

Впрочем, из литературной классики хорошо известно, чем всё закончилось для Гобсека, старухи-процентщицы и иже с ними. Повторить их судьбу США и ФРС вряд ли намерены, однако они с удовольствием тиражируют неожиданно оптимистичные в целом оценки МВФ по части снижения долговой зависимости в мире.

Почему у ФРС и МВФ снова обострилось чувство долга
В отчёте валютчиков, расширенном, но сильно запоздавшем – ещё за 2021 год, который неожиданно вяло комментируют в основном не российские, а мировые деловые СМИ, так и сказано:

«Правительства должны проводить налогово-бюджетную политику, которая поможет снизить инфляционное давление сейчас и долговую уязвимость в долгосрочной перспективе, продолжая поддерживать наиболее уязвимых».
Кто имеется в виду под «самыми уязвимыми», не уточняется, не иначе как Украина. Казалось бы, рекомендации МВФ работают на все 100. Долги Америки растут, а едва ли не всех остальных – снижаются, пусть не в номинальных значениях, но по отношению к ВВП точно.

Никто не хочет знать, кто кому и сколько должен
На таком фоне регулярная паника, возникающая в США в те моменты, когда надо повышать планку госдолга, означает лишь одно – в неумеренные долги американский Федрезерв старается загонять и других. Как – вполне понятно. Через цветные революции и войны.

И не просто так у специалистов МВФ после констатации снижения мировых долгов по сравнению с допандемийными годами, следует тяжёлый пассаж о том, что в целом мир ещё не знал такой колоссальной суммы долгов, фактически всех перед всеми.

И пусть это весьма явный признак повсеместной инфляции, а также всё более жёсткой поляризации мира, когда желание одалживаться адресовано не тому же МВФ, а тем, кто ближе – географически, экономически, политически и ментально.

Впрочем, о некой глобальной деглобализации речь по-прежнему не идёт, тем более что позитивом в МВФ вполне могут считать даже тот факт, что единая, а по их оценкам, «объединяющая» мировая валюта – доллар, отнюдь не падает по отношению к другим.

Единственное реальное исключение – это крипта, начиная с биткоина, и кончая каким-нибудь «брикси», который вот-вот обоснуется на сетевых просторах. Но крипта может теснить доллар ещё очень долго практически не ощутимо для его, опять же, глобальных позиций.

Такой расклад имеет место просто в силу не сопоставимых с американской валютой масштабов эмиссии, которая при майнинге требует огромных затрат энергии, а на выходе не дотягивает даже до десятой доли процента к эмиссии долларовой.

Почему у ФРС и МВФ снова обострилось чувство долга
В весьма опасной, с точки зрения либеральной экономической теории, ситуации ФРС продолжает позволять себе роскошь держать ключевую ставку на неприлично низком, по российским меркам, уровне в 5,5 процента. И это не де-юре, а де-факто, с учётом пандемийной и военной надбавки 2020 и 2022 года.

Но дело не в сомнительных надбавках, а в том, что, в отличие от американской, российская ключевая ставка вовсе не выполняет своей основной функции – по ней кредитуют не всех, а только избранных, и стимулировать реальную экономику она не должна по определению. Что бы там ни говорили по этому поводу в нашем ЦБ.

Ставка – ложь, долги – неправда
Джером Пауэлл, глава Федеральной резервной системы, данные по мировому долгу, когда они прозвучали ещё в минувшем декабре, ни разу не комментировал, зато по американскому – высказывался регулярно. Сейчас по поводу скачка уже за 33 триллиона пока молчит.

И дело тут не в самой сумме, которая вообще-то меньше полутора американских ВВП, что вполне подъёмно, а в том, как тратится правительство при президенте Байдене. 28 триллионов меньше чем за три года – Трампа за такое точно под импичмент загнали бы.

Не так много лет назад, при Буше и Клинтоне, невзирая на антитеррористические операции и кризис 2008 года, США добились снижения госдолга почти до 50 процентов к ВВП. И главное, что очень много долгов удалось вернуть собственным гражданам, что и позволило потом брать у них же в долг на очень мягких условиях.

Однако такая долговая благодать долго продолжаться не могла, и сегодня условия кредитования страны стали намного сложнее. Россию схожий расклад, доведённый до полного абсурда, привёл прямиком к дефолту. А ведь тогда сумма долгов в нашей стране ВВП даже не превышала.

Сейчас эксперты твердят, что «США находятся в начале классического долгового кризиса позднего цикла, когда ощущается нехватка покупателей на векселя и облигации». Иллюстрацией к тому они считают положение дел с выкупом разного рода финансовых активов.

Это на протяжении десятилетий было делом американских домохозяйств, ресурсом для которых служили сбережения. В банках от них толку мало, биржевые игры слишком рискованны, а тут – неплохой доход и по купонам, и по номиналу, который после выкупа по дешёвке, процентов за 90–92, всегда вырастал до 100.

Если сбережения идут в инвестиции, значит – Америка в порядке. Но сейчас идут как-то неохотно. При долге в 33 триллиона сбережения, которые могут быть задействованы на рынке, составляют всего около 750 млрд в год. Для нормальной работы рынка активов этого явно мало.

И это свидетельствует о всё более реальной угрозе того, что долларовый финансовый пузырь, накачанный в пандемию, может лопнуть чуть ли не в любой момент. Вот тут-то как раз провалившим всё, что можно и что нельзя, демократам и придёт время сказать саркастическое «спасибо Трампу», по приказу которого доллары якобы разбрасывали с вертолёта.