Первый турецкий истребитель – и сразу «пятёрка»?

Первый турецкий истребитель – и сразу «пятёрка»?
Первый турецкий истребитель совершил свой первый полёт. Случилось это 21 февраля этого года, и только сейчас мы попробуем вдумчиво осмыслить происшедшее, потому что до этого момента кроме радостной вакханалии в турецких СМИ не было ничего такого осмысленного.

«Новый титан поднимается в небо», «Современный меч для ВВС», «Щит и меч воздушных рубежей», «Выход страны на передовые военные технологии» и так далее. Умеют, надо сказать, турки возрадоваться от души. Не отнять. Сразу первый – и «пятёрка», то есть совершенно нового поколения. Это, знаете, не рядовое событие.

На самом деле всё выглядело достаточно осторожно и скромно: «Каан» взлетел, не убирая шасси спокойно так за 13 минут набрал высоту в 5 км, сделал там один круг на небольшой (около 500 км/ч) скорости и тихонько пошёл на посадку. На всём протяжении этого полёта рядом летел F-16D, с которого производилась съёмка.

Первый турецкий истребитель – и сразу «пятёрка»?
Дальше была успешная посадка, и на этом пока всё.

Первый турецкий истребитель – и сразу «пятёрка»?
Естественно, испытания будут продолжаться, с каждым последующим полётом самолёт будет разгоняться всё быстрее и забираться всё выше.

Почему такой вой и такая радость? Ну тут всё понятно. После того как США «обиделись» на Турцию за сделку по С-400, надо как-то было решать вопрос с насыщением турецких ВВС новейшими самолётами, поскольку мало того, что F-35 туркам больше не светят, так ещё и имеющиеся F-16 могут снять с модернизаций. Американцы – они такие…

В общем, туркам понадобился свой самолёт. Потому что именно так и только так можно создать независимую и самодостаточную армию, несмотря на высокую стоимость и техническую сложность, присущие созданию современных боевых самолётов.

Именно потому, несмотря на определённый интерес, турки отказались от идеи купить Су-57 и решили строить свой самолёт.

Первый турецкий истребитель – и сразу «пятёрка»?
И вот в итоге получился «Каан». От помощи России, предложенной Ростехом, турки отказались, зато вполне плодотворно станцевали с SAAB, BAE Systems, Rolls-Royce и FiatAvio. Учитывая, что почти все в списке – участники строительства «Тайфуна», то помощь была более чем существенной.

«Каан» имеет профиль, в целом похожий на американский истребитель-невидимку F-22A Raptor.

Первый турецкий истребитель – и сразу «пятёрка»?
Его алюминиевая носовая часть и титановый центральный фюзеляж покрыты лёгкими композитными углеродными термопастами с низким радиоотражением, которые турецкие компании изначально создавали для «своих» самолётов F-35.

Поскольку внешнее вооружение ухудшает малозаметность, а требования к истребителям пятого поколения включают размещение вооружений во внутренних отсеках, то у «Каана» есть два небольших внутренних отсека, расположенных рядом с двигателями, способными вместить по две ракеты класса «воздух-воздух» малой дальности каждый. В основной фюзеляжный отсек должно входить четыре ракеты класса «воздух-воздух» большой дальности или оружие класса «воздух-земля».

То есть в этом плане «Каан» – вроде бы как «пятёрка».

Первый турецкий истребитель – и сразу «пятёрка»?
Есть нюанс с двигателями. Двигатели у турецкого самолёта – американские турбовентиляторные двигатели F110-GE-129 (также используемые на истребителях F-16) не оптимизированы для малозаметности. Совсем. И это ставит под сомнение «пятёрочность» нового турецкого самолёта.

Конечно, участие в проекте такой фирмы, как Rolls-Royce, в перспективе сможет дать турецкому самолёту двигатель нового поколения, и вполне возможно, что последующие модификации в плане малозаметности и будут соответствовать канонам малозаметности и манёвренности пятого поколения.

С эффективной площадью рассеивания (ЭПР) самолёта тоже была проведена приличная работа с геометрией поверхностей и использованием радиопоглощающих материалов. Однако делать какие-то выводы о цифрах ЭПР «Каана» преждевременно.

Что касается динамических показателей, то «Kaaн» стремится соответствовать типичным показателям современных истребителей: максимальная скорость от 1,8 до 2,2 Маха, практический потолок 16-17 000 метров, манёвры с перегрузкой до 9g и дальность полёта до 1000 км без дозаправки. Ожидается также, что он будет способен выполнять полёты на сверхзвуковых скоростях, не прибегая к форсажу. Использование двух двигателей в конструкции самолёта увеличит затраты в плане расхода топлива, но увеличит безопасность полёта в случае отказа или поражения одного из двигателей.

В плане вооружения «Каан» может быть оснащён контейнерами с разведывательно-прицельным оборудованием и высокоточным оружием, в том числе ракетами стандарта НАТО, такими как «Метеор». Но и об отечественном турецком вооружении, таком как ракеты класса «воздух-воздух» малой дальности «Боздоган» и средней дальности «Гёкдоган», крылатые ракеты SOM (дальность действия более 200 км) и противотанковые ракеты MAM-T, тоже не стоит забывать.

Авионика, предположительно, будет включать в себя современную кабину с автопилотом с голосовым управлением, который может посадить самолёт, если пилот потеряет сознание, и британское катапультное кресло Martin-Baker (возможно, модель US-16E). Турецкий производитель TAI также обещает помехоустойчивый и малозаметный радар из нитрида галлия с АФАР турецкой фирмы ASELSAN, инфракрасный датчик, установленный в носовой части, и электрооптическую систему наведения с обзором 360 градусов под фюзеляжем, открытую архитектуру, нашлемный прицел и возможность управления боевыми беспилотниками Anka-3, которые будут сопровождать «Каан» в миссиях.

Первый турецкий истребитель – и сразу «пятёрка»?
Расклад впечатляет, но мы с вами прекрасно понимаем, что от первого полёта до полков, вооружённых истребителями, может пройти не один год. И «Каану» только предстоит вступить на эту дорогу. Тот самолёт, который совершил свой первый полёт, и боевой истребитель – это две разные машины. В полетевшем прототипе полностью отсутствуют боевые системы, но на то он и лётный прототип. Следующие два прототипа, которые планируется запустить в 2025 и 2026 годах, должны иметь большую часть систем. После производства в общей сложности от 7 до 10 опытных образцов поставка первых десяти самолётов Block 1, предназначенных для военной службы, запланирована на 2030-2033 годы. Только после этого начнётся десятилетие массового производства (со скоростью 24 самолёта в год), чтобы постепенно заменить турецкий парк F-16 и прослужить до 2070-х годов.

Первый турецкий истребитель – и сразу «пятёрка»?
Программа, отметим, весьма уверенная. Хотя, справедливости ради, скажем, что от «сдвигов вправо» не застрахован никто.

Правда, вопрос цены… Да, если Турция сможет обеспечить экспортные заказы, чтобы увеличить общий объём выпускаемых самолётов и снизить удельные затраты, каждый «Каан», вероятно, по стоимости превысит 100 миллионов долларов за самолёт.

С одной стороны, это изрядно больше, чем турки заплатили бы за один F-35, с другой – никто Турции F-35 не собирается продавать.

Значит, Турция пойдёт примерно по тому же пути, что и Южная Корея со своим KF-21 Boramae. То есть осуществит программу развития до возможности продажи «Каана» другим странам. Благо интересующиеся самолётом есть уже сейчас, и, если у такой желающей страны, как Украина, денег нет и не будет, то вот такие страны, как Азербайджан, Пакистан, ОАЭ, Индонезия – это намного более серьёзные покупатели. Особенно Пакистан и Эмираты, Азербайджан – это вообще более даже чем стратегический партнёр.

Это не означает, что «Каан» не будет лучше адаптирован к турецким требованиям, включая интеграцию в растущую турецкую систему вооружения, датчиков, беспилотников и сетей управления боем.

Первый турецкий истребитель – и сразу «пятёрка»?
«Каан» будет важным политическим инструментом, поскольку отношения Турции с США и Германией ухудшились, после попадания в них С-400. «Каан» будет не только средством обороны, но и демонстрации политической независимости, поскольку возможность строить свои собственные самолёты независимо от её отношений с западными странами даст Турции дополнительный вес на мировой арене. А это, как общеизвестно, очень любит турецкий лидер.

«Kaaн», а точнее, TF-X, пошёл в разработку в 2010 году, когда Турция была на пути к приобретению большого парка F-35. Но ухудшение отношений с США достигло кульминации в 2019 году, когда Турция получила отказ от программы F-35. Это, в свою очередь, вынудило «Каан» превратиться из истребителя, ориентированного на завоевание превосходства в воздухе, в более прямолинейный многофункциональный самолёт.

Сравнительно развитая индустрия беспилотных летательных аппаратов в Турции привела к тому, что боевые дроны взяли на себя определённую роль в боевых миссиях в объединении с пилотируемыми реактивными истребителями. Это определённый вектор развития, и турецкие конструкторы могут справиться с такими задачами. По крайней мере, эксперименты в этом направлении идут.

Политика… продолжение любого вектора развития вооружения. В 2023 году президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заключил джентльменский обмен на согласие Турции на вступление Швеции в НАТО с одной стороны и продажу США F-16 и модернизации турецких F-16, в которых долгое время отказывали. Эрдоган также по-прежнему рассчитывает заключить сделку на 40 самолётов Eurofighter 2000 поколения 4+, то есть «раскрутить» Германию на снятие блокировки. Но это весьма и весьма непросто.

Официальные лица США недавно подтвердили свою готовность продать Турции F-35, если она снимет с вооружения свои российские зенитно-ракетные комплексы С-400. Это, пожалуй, выгодный компромисс, однако Эрдоган подтвердил своё мнение о том, что это политически неприемлемо.

Первый турецкий истребитель – и сразу «пятёрка»?
А вот теперь ситуация усугубляется тем, что главный соперник Турции Греция (также член альянса НАТО) получила одобрение США на приобретение F-35 и дополнительных истребителей Rafale у Франции (которая выступает против турецкой политики в Ливии и Средиземноморье). Давние споры из-за островов Средиземного моря приводят к тому, что греческие и турецкие самолёты часто сталкиваются друг с другом и даже в прямом смысле этого слова, и оба государства постоянно находятся в сложных отношениях.

Но и кроме Греции у Турции полно напряжённостей как внутри, так и (особенно) снаружи. Поддержка Азербайджана в войне с Арменией, курдский вопрос в Сирии и так далее. Курды вообще сложная тема, их всё-таки поддерживают США, и результатом всех этих политических коловращений стал инцидент в прошлом году, в котором американский самолёт сбил турецкий боевой беспилотник.

Сложные международные отношения Турции делают её стремление к независимым воздушным силам гораздо более насущным делом, чем это могло бы быть, если бы страна имела более стабильные отношения со своими союзниками по блоку.

Турки прекрасно понимают важность независимости в деле военной авиации от импортных поставщиков. Поэтому сразу было объявлено, что не менее 80-85 % компонентов будет турецкого производства. Но тут вот и рисуются грабли незабвенных «Суперджета» и МС-21 – ключевым камнем преткновения остаётся зависимость от двигателей F110 американского производства, которые собираются, но не производятся в Турции компанией Tusas Engine Industries (TEI). На данный момент США продали 10 двигателей для первого этапа «Каана», но нет никакой гарантии, что американцы поставят двигателей F110 для «Каана» сверх 10 закупленных.

А высокопроизводительные турбовентиляторные двигатели, как известно, трудно усовершенствовать и ещё труднее начать делать с нулевого уровня. Тут как раз пример Китая весьма показателен: Китай — страна, обладающая значительными ресурсами для решения этой проблемы, но, тем не менее, всё ещё работает над тем, чтобы полностью избавиться от зависимости от российских двигателей.

Вот и турки ходят по базару в поисках того, чем бы можно было в конечном итоге заменить F110. Тут есть варианты, например, с участием турецкой компании Kale и британского Rolls Royce, а другое с участием TEI и украинской компании Ivchenko Progress. С украинцами, конечно, вариант сильно так себе, но поскольку турок и украинец – братья навек, рискнуть можно. Хотя вот лично я на такой рисковый шаг бы не отважился.

Турецкие официальные лица заявили, что также рассматривается третий вариант двигателя, возможно, имея в виду государство, не входящее в НАТО, такое как Китай или Россия. Посмотрим, чем дело закончится, что-что, а для себя и своей страны Эрдоган торговаться умеет.

Фактически у Турции нет своего двигателя для «Каана», а то, что есть, TF6000 и TF10000, совершенно не подходит для истребителя.

Кроме того, турецкая промышленность выигрывает от наличия уже проверенных в боях боеприпасов, сетей, беспилотников и датчиков, которые она может адаптировать для «Каана». Тем не менее печально известные трудности аэрокосмического сектора США при завершении разработки F-35 указывают на то, что интеграция систем часто оказывается более сложной, чем ожидалось, особенно при попытке соответствовать ограничениям по весу, а также геометрии и объёму, характерным для самолётов-невидимок пятого поколения.

Первый турецкий истребитель – и сразу «пятёрка»?
Из-за того, что Турция налетела на отказ в поставке F-35, «Каан», скорее всего, завершит разработку и пойдёт в серию. И будет служить во славу турецких ВВС. Большой проблемой остаётся обеспечение двигателями и запчастей для них. Плюс большое значение имеет и финансовая сторона. Учитывая продолжающийся инфляционный кризис в Турции и бурные международные отношения, очень важно, чтобы денег на программу хватило до финала, то есть до того момента, как «Каан» введут в эксплуатацию.

Для сравнения, индийская программа по разработке отечественного истребителя привела к созданию Tejas Mk1, который к моменту завершения разработки совершенно не дотягивал до зарубежных альтернатив, находящихся на вооружении ВВС Индии. В результате индийские ВВС закупили весьма небольшую партию. Но Индия надеется, что её инвестиции в Tejas заложили основу для усовершенствованных самолётов Tejas Mark 1A и Mark 2, и в конечном итоге — истребителя-невидимки AMCA, который может дать ей большую военно-воздушную независимость.

Турция, безусловно, надеется, что «Каан» дебютирует на более высоком уровне, чем «Tejas», тем самым оправдывая более крупный во всех смыслах проект. Доведённый до конца «Каан» в конечном итоге может быть использован в качестве основы для более продвинутого самолёта-невидимки шестого поколения и технологии искусственного интеллекта, которую Турция недавно начала исследовать, что приведёт к устойчивому производству турецких реактивных истребителей. И вот тогда можно уже и думать над реализацией амбиций в отношении экспорта, поскольку «сырые» самолёты, для которых нет программы поддержки и не налажена логистика обслуживания, вряд ли заинтересуют потенциальных покупателей.

В общем, первый полёт первого турецкого истребителя – это всего лишь один шаг на большом и длинном пути. Да, то, что турецкая промышленность имеет опыт в создании боевых беспилотников, в том числе и реактивных, создание боевого многофункционального самолёта – дело не одного года. Так что, несмотря на громкие крики радости в турецких СМИ, мы просто будем наблюдать этот интереснейший процесс.

И сделаем вывод о том, насколько вообще возможно вот так, с первого раза, построить «пятёрку». Что-то подсказывает, что это не такое простое дело, как кажется.