Переговоры по сектору Газа США придется сделать более прозрачными

Переговоры по сектору Газа США придется сделать более прозрачными
США продолжают настойчивые попытки добиться прекращения огня в секторе Газа, стараясь до начала мусульманского поста (10 марта) выйти на устойчивые договоренности о военной паузе и об обмене израильскими заложниками и палестинскими заключенными. СМИ и инсайдеры объявляют примерно раз в трое суток о том, что «уже вот-вот», но соглашения пока нет.

Межпалестинские переговоры в Москве
1–3 марта в турецкой Анталье проходил т. н. «Анталийский дипломатический форум», где глава российского МИД отметился рядом очень примечательных заявлений, в том числе по палестинской проблематике. Широкого распространения в западных СМИ они не получили и вовсе не по причине традиционной русофобии.

Там практически не освещалось и другое мероприятие – межпалестинские переговоры в Москве, которые проходили с 29 февраля по 3 марта. В информационном поле Израиля внимания этому было уделено несколько больше, но в том ключе, что встречи были «пустыми», «результат, как обычно, нулевой», «как всегда, ничего конкретного» и т. п.

Отечественное внешнеполитическое ведомство последние несколько лет действительно не часто радует явными и конкретными результатами, однако в данном случае мы имеем дело с противоположным явлением. Результаты достигнуты значительные, и именно поэтому зарубежные, особенно израильские медиаресурсы предпочли эту тему задвинуть на последние полосы и быстро замотать другой повесткой.

Отметим, что в день начала мероприятия в секторе Газа ЦАХАЛ нанес удары по толпе палестинцев, которые собрались для получения гуманитарной помощи. Погибло 112 человек, ранено 760. Представители Израиля заявили о том, что такие жертвы – это «результат давки», когда ряд несознательных палестинцев якобы начали «грабить» гуманитарные конвои.

Это запредельный цинизм, но надо отметить, что дело не только в цинизме, а в подозрительно точном времени трагедии – помимо того, что 29 начались межпалестинские переговоры в Москве, США также выдали информацию, что прекращение огня возможно в течение двух-трех дней. Пятый месяц продолжается этот конфликт, и подобные «совпадения» там случаются регулярно. Как только появляется информация о подвижках в мирном процессе, происходят подобные инциденты.

Возникает вопрос, если московский формат, с точки зрения израильских медиа, «ни о чем», то почему один из руководителей партии «Ликуд» – А. Вайтман заявляет, что «отныне Израиль будет занимать более агрессивную позицию по отношению к России» и что после завершения активной фазы конфликта в Газе Израиль начнет поставки оружия на Украину. Дескать, пока нет возможностей, но, как только высвободятся ресурсы, так сразу.

Понятно, что «Ликуд» – это та политическая сила, где в последнее время сильны антироссийские настроения. Но есть, что называется, нюанс, и заключается он в том, что одна из опор этой партии – «бывшие наши», репатрианты и потомки репатриантов.

Казалось бы, они должны, наоборот, выступать там своего рода «российской пятой колонной», но все происходит как раз иначе.

Именно в этой среде, которая в последнее время активно пополняется и нашими «релокантами», и украинскими, антироссийские настроения довольно сильны. Впрочем, и сформирована она не только российскими репатриантами, но и выходцами со всего Союза ССР – далеко не в последнюю очередь как раз с Украины.

«Ликуд» сама подкачивает эти темы в своем электорате, затем уже нарративы расползаются в общественном мнении в целом. А ведь именно разгул антироссийской истерии в СМИ и соцсетях, массовое предоставление информационных площадок для отечественной уже реальной пятой колонны, насаждение через их спикеров толерантного отношения к украинскому агрессивному национализму, как раз и стало одной из основных проблем в российско-израильских отношениях.

Нынешний политикум Израиля, прекрасно понимая, какую роль это играет в охлаждении отношений, делать с этим ничего не собирается, хотя здравые голоса там и раздаются, просто они тонут в «заукраинском мейнстриме». Тем не менее столь откровенных высказываний по поводу вооружения Украины политики именно из топ-сегмента себе еще не позволяли, даже с такой специфической электоральной платформой.

«Проарабская» позиция России относительно ситуации в Газе тут играет гораздо меньшую роль, хоть она и распиарена как таковая в произраильских источниках. Она определяется не столько (как утверждают некоторые спикеры) «креном Москвы в сторону Глобального Юга», сколько и историческими причинами (как, кстати, и США), а также общемировым политическим контекстом. Такой стиль операции, которую проводит Израиль, в мире одобряет не большинство, а вполне осязаемое меньшинство.

Все это показывает, что результаты московского мероприятия оказались для Тель-Авива довольно чувствительными.

Организация освобождения Палестины
Понятно, что главным тут были не формулировки о поддержке, осуждении методов израильской операции, а сам факт того, что на встрече присутствовали все четырнадцать политических сил, представляющих палестинское движение. По большому счету в Москве заново собралась Организация освобождения Палестины. За прошлые годы Израиль сделал немало, чтобы ООП рассредоточилась на отдельные и конкурирующие группы. Впрочем, и палестинцы этому процессу особо не сопротивлялись.

В данном случае такая представительность мероприятия имеет серьезные практические последствия. В западных институтах популярен тезис о том, что единую палестинскую администрацию сформировать невозможно. Разобщенность слишком велика, а финансовые интересы находятся на первом месте, поэтому, раз общей администрации быть не может, то и нет смысла в практической реализации концепции двух государств.

Т. е. тезис о «вечной разобщенности» имеет довольно длинные корни и ведет вроде бы к логичному выводу о том, что идея двух государств – это мертворожденный проект. В США и Израиле это традиционный аргумент против идеи Палестинского государства.

Помимо того, что всех удалось усадить за стол, один из пунктов итоговой декларации включал тезис о неделимости Палестины, признание сектора Газы как неотъемлемой части Палестинского государства вместе с Западным берегом. И подтверждение тезиса о том, что столицей Палестинского государства может быть только Иерусалим. Сами по себе все эти формулировки не новы, важен именно контекст.

Контекст
А контекст таков, что уже на дипломатическом форуме глава российского МИД «выдает базу», что на Ближнем Востоке никто не питает иллюзий о том, какой симулякр на переговорах в реальности продвигают США – любым путем побыстрее свернуть операцию, а по Палестине сохранить статус-кво.

И не случайно через С. Лаврова была озвучена история с политикой США в отношении Тайваня. Дескать, Тайвань мы признаем как неотъемлемую часть Китая, но вести дела будем по-старому, что предлагается неявно признать и Пекину. Эту схему в разных вариантах США проталкивают всем региональным игрокам: от Египта до Иордании и Саудовской Аравии. Но одно дело работать непублично, и совсем другое – когда эти идеи выставляют на всеобщее обозрение.

Одновременно США по-прежнему давят на Израиль экономически, через морское судоходство, через задержку в принятии масштабного пакета финансовой и военной помощи. Поставки вооружений идут, но вопрос в масштабе, а ведь Израиль, по разным оценкам, ежемесячно несет только прямые издержки в размере от 8,5 до 9,7 млрд долларов.

Каков оказался ответ Саудовской Аравии?

На просьбу США открыть воздушное пространство для операции в Йемене Эр-Рияд ответил отказом. И дело тут не столько в воздушном пространстве, сколько в общем зондировании настроений среди региональных игроков. Серьезных брешей в этих настроениях нет.

Все изложенное, будучи сведено в одно время и в одном месте, является для США и нынешнего кабинета Израиля не самым позитивным фактором, поскольку получается, что существенную часть переговорного процесса надо делать открытой, а там придется снова подтверждать тезис о двух государствах.

Позиция Израиля тут Вашингтон волнует скорее по инерции, хотя сила этой инерции в американской политике весьма высока. США сами поставили себе (уже второй раз) конкретные временные рамки по соглашению о прекращении огня. Сдвигать их бесконечно в Вашингтоне не могут, поскольку рейтинг Дж. Байдена, даже по самым оптимистичным оценкам, отстает от рейтинга Д. Трампа на 5 %, что в реалиях США довольно много.

Решительный и позитивный шаг требуется Вашингтону как воздух, и вот в этих условиях с той площадки, откуда не ждали, приходят сигналы о том, что единая политическая позиция у палестинцев – это не фикция, «схемы» придется ограничивать, идею двух государства подтверждать.

Все это довольно болезненно для ведомств Э. Блинкена и У. Бернса, которые не вылезают из переговоров. В Вашингтоне были уверены, что Москва в нынешней ситуации общается в регионе сугубо по теме обхода санкций, однако оказалось, что у русских повестка намного богаче.

В целом тут следует отдать должное ближневосточному направлению российского МИД, которое подобное мероприятие подготовило и провело в откровенно непростых условиях.

С Израилем отношения, конечно, продолжат охлаждаться, но в целом ближневосточное направление у нас сейчас работает в плюс, а не в минус. Осталось пожелать только того, чтобы при этом не упускались из виду многие другие точки потенциального роста.