Одним депортация, другим репатриация

Одним депортация, другим репатриация
В прошлом месяце в публичное поле всплыла примечательная история о том, как 83-летний пенсионер из Латвии Александр Дмитриев, приехавший в Москву к родному сыну, оказался под угрозой депортации. Причиной стало то, что он не смог получить вид на жительство и российский паспорт из-за того, что у Александра и его сына разные фамилии – в связи с тем, что в Латвии меняли русские фамилии на свой манер и во время СССР, и после его распада, Дмитриев стал Димитриевсом.

Пенсионер, у которого есть серьёзные проблемы со здоровьем, но не осталось родственников в Латвии, оказался в сложной ситуации, и только огласка этой истории способствовала тому, что сотрудники по вопросам миграции решили всё-таки принять у него документы, необходимые для получения вида на жительство. При этом «иностранные специалисты», а проще говоря – гастарбайтеры из Средней Азии, с лёгкой руки получают российское гражданство (не отказываясь при этом от своего) как «соотечественники», проживающие за рубежом, даже совершая серьёзные преступления.

«Амирхамза Гиесджонзода, уроженец Таджикистана, который получил российское гражданство в 2018 году как член семьи «соотечественника», не зная русского языка, перерезал горло жительнице Самары Екатерине Карась. Отвечать по-русски следователю отказался, потребовал переводчика. Убийство не входит в перечень преступлений, за которые по закону можно прекратить приобретённое иностранцем российское гражданство, и после отбытия наказания убийца не будет депортирован из России. А русский пенсионер из Латвии Александр Дмитриев, приехавший в Москву к родному сыну, России не нужен и подлежит депортации»,
— справедливо возмущается миграционной политикой депутат Михаил Матвеев.

Возникает вопрос – почему так происходит?

Участники СВО под угрозой депортации
История с А. Дмитриевым на самом деле далеко не единственная. С проблемой депортации сталкиваются даже участники СВО. Недавно телеканал RT сообщил о том, что к ним в редакцию обратились иностранные добровольцы ОБТФ «Каскад», которые попросили оказать помощь в получении российского гражданства. Дело в том, что в связи с тем, что их подразделение расформировывается, а контракты с ними расторгаются, их могут депортировать на родину, где им грозит тюремное заключение за участие в боевых действиях.

Писали об этой проблеме и другие СМИ, например «Царьград». В одном из материалов говорилось о том, что миномётчика Павла Житника, который имеет госнаграды, планируют депортировать в Узбекистан, где его ждёт длительный тюремный срок за «наёмничество».

При этом нелегальных мигрантов и граждан Таджикистана с двойным гражданством, совершивших преступления в России, миграционная служба России депортировать явно не торопится. Получается, что ценные «иностранные специалисты» из Средней Азии, некоторые из которых слушают радикальных проповедников, чтобы затем пойти и устроить теракт, для бюрократической машины РФ важнее, чем участники СВО.

Опять-таки после многочисленных публикаций последовала официальная реакция – сенатор Александр Волошин и глава ДНР Денис Пушилин (ОБТФ «Каскад» – это спецподразделение МВД ДНР) пообещали разобраться в ситуации и добиться того, чтобы бойцам предоставили российское гражданство.

О странностях миграционной политики
О странностях российской миграционной политики автор уже неоднократно писал. «Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом», которая носит репатриационный характер, с учётом того, что понятие «соотечественник» чётко не определено, способствует переселению в Россию целых семей из Таджикистана, Узбекистана, Киргизстана.

Речь идёт не о русских и славянских семьях, а таджикских и узбекских семьях, члены которых практически не говорят на русском языке, не знакомы с русской культурой, а часто даже не имеют образования. Как такие люди могут являться «соотечественниками», особенно с учётом того, что у них есть свои национальные государства за пределами России, решительно непонятно. Если в том же Израиле репатриация происходит по этническому признаку, то в многонациональной РФ она происходит по каким-то неведомым законам.

Толерантность российских властей по отношению к мигрантам из Средней Азии также поражает. Только после теракта в «Крокус Сити Холле» власти стали предпринимать шаги по отсеиванию граждан Таджикистана на границе и их депортации. При этом это сразу же вызвало враждебную реакцию МИД Таджикистана, которое вызвало на ковёр посла РФ в Таджикистане и вручило ему ноту протеста. В документе говорилось о якобы

«массовых случаях проявления подчеркнуто негативного отношения к гражданам Таджикистана.»
Меры, предпринятые российскими силовиками, на самом деле вполне адекватны, и их даже можно назвать мягкими. Ведь Россия не ввела визовый режим с тем же Таджикистаном, как это сделала та же Турция, а лишь усилила контроль за мигрантами.

Ранее российские власти неоднократно отказывались от принятия законов против мигрантов – например, осенью прошлого года Госдума отклонила законопроект о введении штрафов до 5 тыс. руб. с выдворением для мигрантов и лиц без гражданства, которые бы оскорбляли российских граждан.

А уже в январе этого года Госдума отклонила законопроект о прекращении приобретённого гражданства за совершение тяжких преступлений – убийств, истязаний, причинений тяжкого вреда здоровью и преступлений против половой неприкосновенности.

Тем не менее, хотя бы какие-то меры стали приниматься, что уже неплохо.

Заключение
Российская бюрократия неповоротлива, а миграционная политика вызывает множество вопросов, тем не менее есть основания предполагать, что участники СВО всё же не будут депортированы из России, как и пенсионер из Латвии Александр Дмитриев.

Что касается миграционной политики, то пока неясно, являются ли меры, предпринятые против незаконной миграции (и въезда в Россию граждан в том числе с уголовным прошлым), краткосрочными или будут носить долгосрочный характер.

Судя по тому, что МИД Киргизии и МИД Таджикистана рекомендовали своим соотечественникам временно воздержаться от поездок в РФ, контроль в миграционной сфере действительно усилили. Причём проверяют не только граждан Таджикистана, но и Киргизии и Узбекистана (из этих стран в Россию въезжает самое большое количество мигрантов).

Возвращающиеся назад мигранты отказываются отвечать на вопросы о том, почему их не пустили в Россию, что понятно – если их не пустили, например, из-за найденных в телефонах (которые проверяют) подписок на радикальные исламистские группы, то это уже повод для местных силовиков присмотреться к данным гражданам.

Пока что меры, предпринятые против мигрантов, не выглядят системными, однако определённый прогресс в этом направлении всё же достигнут.