«Обманутый» немцами хуторянин: воспоминания советского генерала о допросе полицая


В ходе российской СВО на Украине было немало случаев, когда отъявленные украинские националисты, попав в плен, называли себя водителями, поварами и прочим исключительно мирным «персоналом» ВСУ.

Стоит отметить, что история знает множество подобных случаев «чудесного перевоплощения». Один из них встречается в мемуарах генерал-майора Петра Петровича Вершигоры, который описывает допрос попавшего в плен полицая в годы Великой Отечественной войны.

Находясь в одном из партизанских отрядов в брянских лесах, Вершигора стал свидетелем примечательного допроса.

Как пишет советский военачальник в своих мемуарах, на деле полицейский, которого привели к комиссару партизанского отряда, выглядел совсем не таким, каким он его представлял. Он описал пленного полицая, как невзрачного и забитого человека в истрепанной одежде.

На вопрос о том, полицейский ли он, человек по имени Митрофан Плескунов, прикинувшись простаком, ответил, что он местный хуторянин — путейский охранник.

Правда, когда у него обнаружили соответствующую повязку, мужчина всё же сознался, что является полицаем и пошёл на службу к немцам добровольно.

В то же время, свой поступок он обосновал тем, что ему было необходимо кормить семью: жену и троих детей. Немцы пообещали ему 30 килограмм хлеба в месяц, но якобы обманули.

Плескунов уверял комиссара, что никогда ни на кого не нападал, в партизан не стрелял, а лишь охранял дорогу за кусок хлеба для семьи, который он так и не получил. Более того, со слов полицая, он никогда не воевал против советской власти, так как, дословно, «ничего кроме пользы от нее не имел».

Как пишет Петр Вершигора, после подобных признаний комиссар даже не знал, что делать с попавшимся военным преступником. Однако все точки над «i» расставили две местные женщины, жившие с Митрофаном Плескуновым в одной деревне.

Оказывается, за время службы нацистам тот успел собственноручно расстрелять порядка тридцати бойцов и командиров Красной Армии. Более того, Плескунов убил двухлетнего сына одной из жительниц своего села.

Приговор преступнику был вынесен и приведен к исполнению незамедлительно.

В своих мемуарах генерал Вершигора пишет, что перед расстрелом полицай смотрел на партизан, надеясь увидеть в их глазах, присущие ему самому, ненависть и злобу. Но увидел он лишь презрение.

Источник