О «Сергее Котове» в последний раз

О «Сергее Котове» в последний раз
Ну что же, учитывая, что некое видео, снятое не совсем понятно, где и не совсем ясно, кем, уже расползлось по миру, то думаю, никто не будет в претензии ко мне насчет того, что я просто опущу некоторые подробности.

В 2021 году у нас вышла вот такая статья: Нам нужны такие корабли на море?. Обсуждение было, скажем так, жарким и неоднозначным, а потому есть смысл вспомнить то, о чем говорилось в статье и процитировать некоторых весьма уважаемых (без тени сарказма) читателей.

«Сергей Котов» до конца года будет проходить плановые испытания, после чего корабль официально встанет в строй Черноморского флота.
Это хорошо? Отчасти. Плохое в этой новости то, что «Сергей Котов», как бы это помягче сказать… неполноценный корабль».
Это высказывание не очень понравилось читателям, но: на дворе 2021 год и до современных событий еще очень далеко. Тем не менее, прогноз от неспециалиста был… неосторожным:

«В военное время ценность корветов резко падает. Изначальный комплект вооружения на кораблях более чем скромен. Одна 76,2-мм артиллерийская установка АК-176МА (б/к 304 выстрела) и два пулемета 14,5-мм в установках МТПУ «Жало». Плюс там еще гранатометы и пулеметы 12,7-мм.

Ракетное вооружение корвета состоит из восьми ПЗРК «Игла-С» или «Верба». То есть – чуть больше, чем ничего. В принципе, с помощью ствольной артиллерии и ПЗРК корвет сможет оказаться опасным противником для пары вертолетов. Но не более того. Для того, чтобы стать более серьезным кораблем, нужно более серьезное вооружение. А его нет.

Есть позитивный момент: на кораблях установлена радиолокационная система «Позитив-МК», о которой можно сказать только то, что это весьма прогрессивная система с большими возможностями. Да и дальность работы до 300 км как бы намекает на то, что корабли с «Позитив-МК» достойны большего в плане вооружения.

Но если говорить о чем-то более серьезном, нежели перемалывания винтами соленой воды – здесь корветы пока не очень серьезно смотрятся».
О «Сергее Котове» в последний раз
И кто бы мог подумать, что основной угрозой для корветов станут не самолеты и вертолеты, от последних действительно можно было отбиться тем, что имелось в наличии, а самоходные корыта-камикадзе, управляемые со спутника!

О «Сергее Котове» в последний раз
Совершенно не отказываясь от тех слов, повторюсь: любой ударный самолет сделал бы из корвета проекта 22160 отбивную. Вообще без каких-либо шансов, потому что у ПЗРК есть возможность достать самолет в условиях сухопутного боя выстрелом в упор, то есть, с 0,5-1,5 км. На море так не выйдет, сами понимаете, почему. И против авиации корвет абсолютно безоружен.

Тут позволю привести слова уважаемого читателя, известного как «Удав КАА»:

«Вы об автономности, что ли? Так она у него 60 (!) суток — поболее чем у 11356 и 22350 будет…
И заявлен он (заметьте!) как ПАТРУЛЬНЫЙ корабль… не линкор и не крейсер, и даже не фрегат с корветом, а именно как патрульный! Вы же не задаете вопрос комендантскому патрулю почему он только с пистолетом, а не в полной боевой выкладке с малой саперной лопатой на боку и стальным шлемом на груди вместе с разгрузкой!
Так какие могут быть претензии к ПАТРУЛЬНОМУ кораблю, даже не прочитав возможные опции по его довооружению на военное время. Это по крайней мере нечестно (шулерство!): предъявлять требования к кораблю, не предусмотренные его проектом».
Здесь все четко: патрульный корабль должен действовать на небольшом удалении в своих территориальных водах, под прикрытием береговых противокорабельных комплексов и комплексов ПВО. Вот тогда его вооружения будет более чем достаточно для того, чтобы отразить почти любую угрозу.

О «Сергее Котове» в последний раз
Но, согласитесь, никто три года назад даже представить не мог, что основную опасность для кораблей российского флота будут представлять вот такие явления, как безэкипажный катер или БЭК, начиненный взрывчаткой.

Я, признаюсь, видел пару роликов в интернете, там так вот какой-то корабль, установить принадлежность которого не представляется возможным, отстреливался от чего-то в темноте. Сложно сказать, насколько успешно, но взрывы какие-то были. Возможно, от того, что корабль куда-то попал или наоборот, что-то попало в корабль.

О «Сергее Котове» в последний раз
Исходя из этой ситуации, пожалуй, стоит заново оценить возможности патрульных кораблей проекта 22160, именно в свете того, что они могут оказаться в прицелах БЭКов.

О «Сергее Котове» в последний раз
О «Сергее Котове» в последний раз
О «Сергее Котове» в последний раз
РЛС «Позитив-МК». Как уже говорил – очень приличный комплекс наблюдения, слежения и наведения. Единственный огромный минус – МПК (малый патрульный корабль) реально маловат для такого комплекса. В действительности возможности «Позитив-МК» весьма впечатляют, но это в том случае, если он установлен в максимальной комплектации. Вот тогда да, он сила. И может делать то, что про него заявляют производители: определять, классифицировать, наводить…

А что, простите, можно навести на корвете проекта 22160? 76-мм орудие? АК-176? Да, можно. И 2 х 76 штук снарядов артустановки могут полететь туда, куда укажет радар. Но есть нюанс.

О «Сергее Котове» в последний раз
«Позитив-МК», установленная на столь небольшом кораблике, будет очень плохо «видеть» малоразмерные надводные цели. Просто потому, что она в принципе направлена против воздушных целей, который считались приоритетными, и находится не очень высоко над водой. Соответственно, угол обзора для малоразмерных надводных целей, каковыми является БЭК, будет весьма острым, а значит, дистанция обнаружения изрядной, что тоже минус, поскольку БЭК – это пластик и отражение радиоволн не очень хорошее.

ОЛС? Волшебный шарик, который сможет увидеть БЭК? Да, у «Позитива» он в модулях есть, но…

О «Сергее Котове» в последний раз
«МЭК Позитив-МЭК состоит из модулей различного назначения в зависимости от класса корабля, предназначенных для освещения морской обстановки в интересах одиночного корабля и тактической группы, а также береговых комплексов».

Это с сайта Рособоронэкспорта. То есть, теоретически оптико-локационная станция у «Позитива» есть, и видит она на приличное расстояние (заявлено до 16 км), но, как видите, «в зависимости от класса корабля». И «смотрит» ОЛС в пределах 180 градусов, то есть, в передней полусфере. Сзади подходи, твори что хочешь. И сомнительно, что на МПК будут ставить такую систему.

Получается, что пр. 22160 годен только для относительной разведки и передачи информации другим потребителям. Наведения, допустим, береговых комплексов, самолетов или других кораблей. «Для себя» такой шикарный комплекс, как «Позитив-МК» совершенно бесполезен.

Логично сейчас спросите, а зачем огород городили? Не проще было бы установить что-то проще и дешевле? Например, МР-231 «Пал», как на «Грачонке»?

О «Сергее Котове» в последний раз
И вопрос такой абсолютно справедлив. Однако не забываем, что проект 22160 изначально разрабатывался, как модульный, будь он неладен. Впрочем, он и так не ладен, но все-таки: РЛС такого приличного уровня была необходима для применения серьезного вооружения, которое могло бы быть установлено на корветы. Речь идет о ракетах Х-35, «Калибр-К» и просто «Калибр».

И при установке пакетного модуля пуска «Калибр-К» как раз и нужна была приличная РЛС. До ракет дело не дошло, а вот РЛС поставили. То, что она управляла 76-мм пушчонкой – это уже третий вопрос.

И тут жирно подчеркиваем: все остальное вооружение у проекта 22160 – ручного наведения. Что МПТУ «Жало», которая таки пулемет КПВТ, что гранатометы ДП-64 и ДП-65, что ПЗРК – они все требовали человека. Хорошо, ПЗРК сам способен навестись, полететь и что-то там в небе устроить. Но БЭК – не цель для ПЗРК, слишком уж «холодный».

А остальное… Как применяют БЭКи? Правильно, ночью. Когда корабль представляет собой тепловой контраст на фоне водной поверхности и когда БЭК не видно. На дальней дистанции его не видит радар, так как БЭК малозаметный и еле-еле над водой возвышается, а вблизи…

Да если и увидят сигнальщики, толку с того? Хорошо, хвалили в Севастополе умничек-наблюдательниц, которые увидели БЭКи и подняли тревогу. Прекрасно отработали, но и там есть нюансы.

Вот взятый с сайта Зеленодольского завода кусочек рекламного буклета. Что мы можем понять, глядя на него?

О «Сергее Котове» в последний раз
1. Рубка мешает вести круговой обстрел из пушки. Это нормально, это на многих кораблях так. Треть, а то и половину корпуса корабля пушка защищает.

2. У корабля есть две МТПУ 14,5-мм. Установлены они так, что в принципе, практически 180 градусов угол закрывают.

3. В «мертвой» зоне у нас корма.

О «Сергее Котове» в последний раз
Пулеметы туда практически не достают, про пушку молчим. Противодиверсионные гранатометы и автоматы экипажа – это еще большее ни о чем, чем МТПУ.

О «Сергее Котове» в последний раз
МТПУ вообще штука хорошая. Не всякий катер или лодка террористов выдержит попадание 14,5-мм огурчика, далеко не каждая. Думаю, вообще никто не выдержит, даже нормальные пароходы можно дырявить вполне душевно.

Какая есть головная боль у МТПУ? Скорострельность. Боевая скорострельность МТПУ-1 «Жало» – 70-80 выстрелов в минуту. Для того, чтобы вразумить экипаж сухогруза – более чем достаточно, но в нашем случае плотность огня вообще никакая. Нужна просто феноменальная точность пулеметчика для того, чтобы стать опасным для БЭКа.

Вооружить пулеметами экипаж? Не вариант. Вот фото, как пытаются бороться с БЭКами иранцы.

О «Сергее Котове» в последний раз
Трехствольные пулеметы дают необходимую плотность огня, но есть нюанс: их тоже наводят люди. Днем все будет шикарно, а ночью? А ночью у каждого пулеметчика должен быть тепловизор или прибор ночного видения.

Но и ПНВ, и тепловизоры не решение. Туман, дождь значительно снижают их работоспособность и в таких условиях даже вооруженные этой весьма полезной аппаратурой стрелки значительно потеряют в точности.

Выход один – все в комплексе. Радар, по показаниям которого стреляет все, что есть на корабле, тепловизоры и ПНВ. И стволы.

О «Сергее Котове» в последний раз
Вопрос в том, в какую сумму это все выльется, потому что доработка и дооснащение получатся не из числа копеечных.

Пока что мы имеем 36 000 000 000 (тридцать шесть миллиардов) рублей, которые были потрачены на шесть совершенно беззащитных кораблей. Вроде бы боевых кораблей, которые кто-то должен защищать, потому что сами они этого сделать не могут, потому что им просто нечем.

Интересный расклад, не так ли?

На эти деньги, кстати, можно было бы построить 24 моих любимых Су-34 (авиаполк, если что!) и еще эскадрилья сопровождения Су-35 в придачу! Да, они так по миллиарду и стоят каждый. Но это современные боевые самолеты, заслужившие уважение. Причем, не только с нашей стороны.

Но вместо этого – «голуби мира».

О «Сергее Котове» в последний раз
Да, именно так прозвали на флоте корабли проекта 22160 за их полную небоеспособность. Корветы, которые строятся по 6 лет, а «Виктор Великий» строят уже 8 лет, что сопоставимо с постройкой атомного авианосца в США. Для корвета водоизмещением в 1500 тонн многовато, не так ли? Вооруженного автоматической пушкой и двумя пулеметами, принятыми на вооружение в 1949 году.

Думаю, на этом обзор можно закончить. Когда закончится строительство «Виктора Великого» (строится с 2016 года) и «Николая Сипягина» (строится с 2018 года) сказать сложно, когда закончится ремонт «Павла Державина», у которого что-то там с винтами произошло (на корме – совпадение, конечно), это не облегчит ситуацию, а усугубит ее. Потому что у Черноморского флота появится больше кораблей, не способных себя защитить.

Нельзя сказать, что в Минобороны ничего не делают. Лично у меня сложилось впечатление, что там осознали, какую редкостную дрянь построили за 36 миллиардов, но резать новые корабли просто не решились. А стоило бы. Попробовали сделать что-то такое, что даст хотя бы минимальный шанс на спасение при атаке с воздуха – модульный «Тор». И, надо сказать, не самая плохая идея.

Но теперь новая напасть – БЭК.

Что тут можно сказать… Ну новое – это порой хорошо забытое старое, не так ли? Если для танков придумали «мангалы», которые плохо, но защищают от воздушных беспилотников, то на море все было придумано лет 150 назад. Ну хорошо, 120.

Да, те самые противоминные сети, которые потом стали противоторпедными. Почему нет? идея та же самая и минные катера не сильно отличались от БЭКов.

О «Сергее Котове» в последний раз
Убедитесь сами: минный катер «Ксения» по размерам немного больше, чем украинский БЭК «Магура». И вот решение:

О «Сергее Котове» в последний раз

О «Сергее Котове» в последний раз

О «Сергее Котове» в последний раз
Эти сети вполне неплохо справлялись с минными катерами, минами Уайтхэда, торпедами… Возможно, это пока единственный вариант, который может решить проблему безэкипажных катеров-камикадзе со спутниковым управлением.

Все равно решать что-то надо, пока у Черноморского флота есть время и есть флот.