О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова

О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
Известно, что последним местом службы М. Ю. Лермонтова стал Северный Кавказ, где он воевал в составе Тенгинского пехотного полка в звании поручика. О Тенгинском полку вышло в свет несколько книг, но о его знаменитом офицере подробно речь идет лишь в книге Д. В. Раковича [1] «Тенгинский полк на Кавказе. 1819–1846», изданной в Тифлисе [2] в 1900 году.

Не претендуя на новое слово в лермонтоведении, приводим здесь отрывок из этой книги с нашими комментариями, а также дополнения, в том числе воспоминания одного из сослуживцев М. Ю. Лермонтова, знавшего его лично.

Отрывок
«В Пятигорске [3] Лермонтов весело проводил время в обществе гвардейских офицеров, принимая участие в постоянных пикниках, кавалькадах и прогулках в горы верхами.

Наступило роковое 15-е июня [4] [5], и вдруг разнесся слух, что Лермонтов убит на дуэли [6] отставным гвардейским майором Мартыновым [7].

Грустная история! Причины ее до сих пор еще не выяснены, а о самой обстановке дуэли и теперь еще говорят разно. Как бы то ни было, но преждевременно угас другой «дивный гений», сраженный, как и первый [8], из-за «позора мелочных обид».

Не странна ли эта аналогия? Но на этот раз не было брошено вызова виновным [9]; вместо него появилось официальное извещение, гласившее: «15-го июня, около 5-ти часов вечера, разразилась ужасная буря с громом и молнией; в это самое время между горами Машуком и Бештау [10] скончался лечившийся в Пятигорске М. Ю. Лермонтов».

На следующий день при стечении многочисленной публики состоялись похороны. На водах случайно оказались представители всех полков, в которых Лермонтов волею и неволею служил в продолжение своей короткой жизни. На похороны поэтому явились почтить последнею почестью товарища полковник Безобразов – от Нижегородского драгунского полка, прапорщик Лорер [11] – от Тенгинского, Тиран – от лейб-Гусарского и А. Арнольди – от Гродненского гусарского. [12]

«На плечах наших, – говорит Лорер, – вынесли мы гроб из дому и донесли до уединенной могилы кладбища, на покатости Машука, куда и опустили прах поэта в мундире Тенгинского полка»* [13]» ( Дм. Ракович. Тенгинский полк на Кавказе. 1819–1846. Тифлис, 1900, С. 251–252).

О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
Предсмертный портрет М. Ю. Лермонтова
О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
Дом, в котором М. Ю. Лермонтов квартировал в Пятигорске
Комментарии
[1] Дмитрий Васильевич Ракович (1865–1918) – кавказовед, военный педагог.

О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
Д. В. Ракович
[2] Тифлис – название Тбилиси до 1936 года.

[3] В Пятигорск М. Ю. Лермонтов приехал на лечение в конце мая 1841 года, то есть за два месяца до гибели.

[4] Здесь неточность: М. Ю. Лермонтов был убит не 15 июня, а 15 июля.

[5] 15 июля 1841 года по старому стилю – 27 июля по новому стилю.

[6] Речь идет о второй в жизни М. Ю. Лермонтова дуэли. Первая состоялась 16 (28) февраля 1840 года.

[7] Николай Соломонович Мартынов (1816–1876) – майор Кавалергардского полка в отставке. С 1837 году воевал на Кавказе в составе Гребенского казачьего полка как доброволец. Согласно собственным воспоминаниям (см. ниже), подтвержденным ЭСБЕ (Т. XVIII «A», СПб., 1896, С. 702), был знаком с Лермонтовым по Юнкерской школе (с 1864 года – Николаевское кавалерийское училище), где они учились в одно время в 1832–1834 гг. За дуэль с Лермонтовым был приговорен к 3-месячному аресту.

О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
Н. С. Мартынов в обмундировании офицера Гребенского казачьего войска
[8] «сраженный, как и первый…» – речь идет об А. С. Пушкине.

[9] «на этот раз не было брошено вызова виновным…» – автор этими словами встает на сторону Лермонтова.

[10] Тюркское название горы Бештау, что значит «Пятигорье», дало название городу Пятигорску.

[11] Николай Иванович Лорер (1794–1873) – офицер-декабрист, разжалованный из майоров Вятского пехотного полка в рядовые. В 1837–1842 гг. воевал на Кавказе, дослужившись до офицерского звания «прапорщик».

О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
Портрет Н. И. Лорера в 1841 году
[12] Прохождение М. Ю. Лермонтовым службы в названных полках: 1834–1837 гг. – Лейб-Гвардии гусарский, 1837 г. – Нижегородский драгунский, 1837–1838 гг. – Лейб-Гвардии Гродненский гусарский, 1838–1840 гг. – Лейб-Гвардии гусарский, 1840–1841 гг. – Тенгинский пехотный.

[13] Сноска-звездочка отсылает нас к публикации: из записок Н. И. Лорера «Декабристы на Кавказе» // Русский Архив. 1874, № 9, столбцы 688–689.

Дополнения
1. О последовавшем перезахоронении также рассказывает сослуживец М. Ю. Лермонтова по Тенгинскому полку Н. И. Лорер: «Через год тело Лермонтова по просьбе бабки его перевезено было в родовое имение его [в] Пензенской губернии» (из записок Н. И. Лорера «Декабристы на Кавказе» // Русский Архив. 1874, № 9, столбец 689).

Бабка – Елизавета Алексеевна Арсеньева (1773–1845).

О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
Е. А. Арсеньева
Родовое имение – усадьба Тарханы, в настоящее время – село Лермонтово Белинского района Пензенской области.

О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
Вид на усадьбу с северо-запада
О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
Вид на усадьбу с северо-востока
О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
Фамильный склеп Арсеньевых, в котором находится могила М. Ю. Лермонтова
О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
Могила М. Ю. Лермонтова
2. Н. И. Лорер так рассказывает о своей последней встрече с М. Ю. Лермонтовым:

«В одно утро я собирался идти к минеральному источнику, как к окну моему подъехал какой-то всадник и постучал в стекло нагайкой. Обернувшись, я узнал Лермонтова и просил его слезть и войти, что он и сделал. Мы поговорили с ним несколько минут и потом расстались; я и не предчувствовал, что вижу его в последний раз… Дуэль его с Мартыновым уже была решена, а 15 июля он был убит» (из записок Н. И. Лорера «Декабристы на Кавказе» // Русский Архив. 1874, № 9, столбец 687).

3. Историческую ценность представляют воспоминания Н. И. Лорера о воцарившейся в Пятигорске в связи гибелью М. Ю. Лермонтова атмосфере:

«Я еще не знал о смерти его, когда встретился с одним товарищем Сибирской ссылки, Вегелиным, который, обратившись ко мне, вдруг сказал: «знаешь ли ты, что Лермонтов убит!» Ежели бы гром упал к моим ногам, я бы и тогда, думаю, был менее поражен, чем на этот раз. Когда? Кем? мог я только воскликнуть.

Мы оба с Вегелиным пошли на квартиру покойника, и тут я увидел Михаила Юрьевича на столе, уже в чистой рубашке и обращенного головой к окну. Человек его (ординарец из крепостных. – П. Г.) обмахивал мух с лица покойника, а живописец Шведе снимал портрет с него масляными красками. Дамы, знакомые и незнакомые, и весь любопытный люд теснились в небольшой комнате, а первые являлись и украшали безжизненное чело поэта цветами…

Полный грустных дум, я вышел на бульвар… Во всех углах, на всех аллеях только и было разговоров, что о происшествии… Я заметил, что прежде в Пятигорске не было ни одного жандармского офицера, но тут, Бог знает откуда, их появилось множество, и на каждой лавочке отдыхало, кажется, по одному голубому мундиру.

Глебова, как военного, посадили на гауптвахту. Васильчикова и Мартынова в острог; следствие и суд начались.

Вскоре приехал начальник штаба Трескин (точнее – Траскин. Речь идет о начальнике штаба войск Кавказской линии и Черномории полковнике Александре Семеновиче Траскине (1803–1855). – Прим. авт.) и велел всей здоровой молодежи из военных отправиться по полкам. Пятигорск опустел» (из Записок Н. И. Лорера «Декабристы на Кавказе» // Русский Архив. 1874, № 9, столбцы 687–688).

О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
Стол в комнате М. Ю. Лермонтова в Пятигорске
О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
А. С. Траскин
4. Историческую ценность представляют также опубликованные как приложения в названной книге Дм. Раковича документы о прохождении службы поручиком Лермонтовым, а также приведенный нами ниже рапорт коменданта Пятигорска полковника Ильяшенкова «Командующему войсками на кавказской линии и в Черномории г. генерал-адъютанту и кавалеру Граббе» о состоявшейся между Лермонтовым и Мартыновым дуэли.

Василий Иванович Ильяшенков (1772 – после 1842) – полковник, произведенный в это звание в возрасте 68 лет, кавалер 4-х орденов.

Павел Христофорович Граббе (1789–1875) – командующий на Кавказе в 1838–1842 гг. в звании генерал-лейтенанта.

О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова

О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
О последних днях, глупой смерти и похоронах М. Ю. Лермонтова
5. Некоторый свет на отношения Мартынова с Лермонтовым и на обстоятельства их дуэли проливают следующие публикации:

1) из бумаг Николая Соломоновича Мартынова // Русский Архив. 1893, № 8, стр. 585–594;
2) бумаги о поединке Мартынова с Лермонтовым // Там же, стр. 595–606;
3) из семейной переписки [Н. С. Мартынова] // Там же, стр. 606–613.