Нормальная ситуация: всё летит к чертям

Нормальная ситуация: всё летит к чертям
Так хотелось не переводить (близко к оригиналу) сленг американских военных, но материал написан для русского издания… Сегодня мне хочется немного отвлечься от темы боев, тактики и стратегии войны и поговорить о мало упоминаемой теме учебы.

Не учебе пополнения или командиров младшего и среднего звена в частях и соединениях, а об учебе совсем другого уровня. Когда учатся генералы, когда учатся армии, целые страны, если угодно…

Не секрет, что Украина давно стала полигоном по испытанию новых систем вооружения, новой тактики и стратегии ведения войны, новой системы формирования тылов и прочего. Огромная школа для военных всего мира.

В своих публикациях мы часто пишем о новшествах стратегического или тактического характера, которые применяют как русские, так и украинские вооруженные силы в ходе боевых действий. Как и о том, какие вариации чуда-юда появляются в подразделениях в результате народного творчества солдат и офицеров.

Все это изучается досконально и разбирается специалистами буквально до винтика. До иллюстрации расскажу с пылу с жару свеженький пример.

Несколько дней назад на передовую вернулся знаменитый «царь-мангал». Тот самый танк, который поначалу очень развеселил интернет-«специалистов», но который прекрасно показал себя в реальном бою.

Небольшое видео об этом возвращении переслали и мне. Всего несколько секунд. Но и этого было достаточно, чтобы определить что машина либо другая, либо в очередной раз серьезно модернизированная. Среди читателей наверняка найдутся те, кто видел видео с этим танком в Сети. Полагаю, они со мной согласятся.

И что же?

Буквально на первом же иностранном форуме военных специалистов натыкаюсь на дискуссию о новой машине. Очень профессиональную, надо сказать, полемику. С выводами не в пользу западных танков. Но главное все же не это, а оперативность реакции сообщества. Думаю, и те, кто сейчас решает вопросы модернизации вооружения американской и других западных армий, реагируют так же быстро.

Возвращение робокопов и робоштурмовиков
Наверное, мало найдется людей, кто хоть раз не смотрел американские фильмы о роботах, заменяющих военных или полицейских. Чего там только не предсказано, от обычной машины с искусственным интеллектом до симбиоза машины и человека в разных вариантах.

Как ни странно это выглядит сегодня, но искусственный интеллект, популярный на рубеже веков, вновь в фаворе. И во многом этому способствовали… боевые действия на Украине. Точнее то, о чем я начал писать выше. Обе стороны активно используют роботов для эвакуации раненых и доставки боеприпасов, создания боевых платформ и решения других проблем.

Среди американских военных часто можно услышать слово аssfiddle, которое они применяют в отношении некоторых солдат. Если красиво перевести на русский, это будет «Аника-воин». Но, как мне объяснил один из ветеранов американской армии, слово это пришло из немецкого языка и означает «придурок» (литературный перевод).

К чему я это вспомнил?

Просто потому, что очень часто в случае провала операции винят именно аssfiddle. Все было хорошо задумано, но из-за рядового V. и сержанта Р., которые ничего не могут сделать правильно, все рухнуло. На месте V. и Р. могут быть новобранцы, мобики и прочие «новоселы» передовой. Этакая стандартная «отмазка», когда сказать нечего – человеческий фактор.

Как выяснили американские аналитики, количество роботов на современном этапе развития технологии их производства должно быть в процентном отношении 30–60. То есть треть личного состава подразделения машины. При этом вопрос о создании полностью автоматизированного подразделения даже не рассматривается.

Пентагон признает, что искусственный интеллект на современном этапе – это достаточно узкоспециализированные программы, неспособные заменить человека. Ускорить какие-то конкретные процессы – да, но заменить – нет. Не может, например, машина-шахматист ещё и рисовать картины или писать стихи…

Достаточно неожиданным для меня стало заявление о том, что американская армия стала жаловаться на связь. Никто не спорит с тем, что в этой области мы далеко не в первых рядах. Как-то традиционно мы говорим об этой проблеме Русской армии. Причем говорим аргументировано. И вдруг проблема у тех, кого мы догоняем.

Связь в американской армии лучше, но для работы с роботами она не подходит. Русские обладают системами, которые отключают эту связь, а автономно роботы эффективно работать не могут. Создать систему «свой-чужой» для этих машин невозможно.

Вот и выходит, что потеря управления приведет к тому, что робот станет «предателем», начнет работать против своих же. Программа выживания заставит машину убивать тех, кто ближе, т. е. своих. Получается интересное сочетание желаемого и возможного. Машина может быть совершенна, но внутри неё должен находиться оператор… Все возвращается на круги своя…

Очень понравился комментарий одного из американских специалистов по робототехнике. Не буду вдаваться в технические подробности, признаюсь, сам в них ничего не понял, но суть такова, создать можем, но возникает сразу две глобальные угрозы.

Первая (!) – та, которую предсказывали многие киношники и писатели-фантасты: потеря управления машиной приведет к тому, что робот-командир станет сам планировать и проводить операции со своими «солдатами». Проще говоря, машины поднимут бунт и начнут войну против людей.

И вторая проблема – «предательство» машин и «переход» их к противнику. Каким образом это может произойти, я описал выше. Добавлю только тот факт, что противник, т. е. мы, сможем создать программу, которая просто перехватит управление машинами и тогда… Вполне реалистичный сценарий.

Ну и последнее из дискуссии.

Тоже для многих неожиданное. Офицеры натовских армий, работающие непосредственно с украинскими военными, участниками боевых действий, констатировали ещё одну проблему, которую ещё в прошлом году решали и мы. И, по-моему, так до конца и не решили.

Это скорость реагирования на действия противника. Парадокс, все военные, находящиеся в зоне боевых действий, прекрасно знают о том, что мобильные телефоны фактически заменили знаменитые ещё со времен Первой и Второй мировых войн папиросы и сигареты в окопах. Помните классику: закурил – стал целью для снайпера.

Сегодня это выглядит ещё серьезнее. Позвонил – стал целью для артиллерийской системы или даже ВКС. Но, с другой стороны, звонок командиру батареи от артиллерийского разведчика с указанием координат, например, батареи противника практически лишает комбата противника возможности передислоцировать батарею.

Решение об открытии огня принимается настолько быстро, что даже самоходные орудия не успевают покинуть позиции… Таким образом, разведчик ставит свою жизнь против жизни целой батареи. При этом он имеет возможность быстрого перемещения, в отличие от артбатареи.

Американцы попробовали практически
В СМИ прошла информация о том, что американская армия попробовала провести реальные учения для отработки тех выводов, которые были сделаны после анализа боевых действий на Украине. Об этом сообщили журналисты издания Foreign Policy. Именно им удалось побывать в городе Уджен, который находится в пустыне Мохаве, где и были проведены эти учения.

Но не спешите искать этот город на карте США. В лучшем случае найдете полигон Форт-Ирвин в этой самой пустыне Мохаве. Вот там-то и находится Уджен. Немного порадую жителей Мариуполя и Херсона. Вы будете приятно удивлены, увидев некоторые кварталы Уджена, которые очень напоминают ваш любимый город. А возможно, увидите и… себя. Но не особо бродите по Уджену, там, кроме русских подразделений, есть ещё и китайские… Все это вместе называется учения «Проект «Конвергенция».

Вообще интересная игра проводилась в этом городе-призраке. Там действительно находились хорошо оснащенные «российские подразделения», «местные жители», которые почему-то говорили по-английски. По улицам раскатывали бронеавтомобили-роботы, по квартирам бегали собаки-роботы, в небе кружили дроны-роботы. Даже гранаты на головы русских сбрасывали. Правда, из пенопласта… Голливуд завистливо смотрел на эту постановку.

Учения показали в подавляющем большинстве правильность выводов военных экспертов и аналитиков. Как бы ни весело было наблюдать за всем этим действом, но с военной точки зрения оно того стоило. Например, американцы отказались производить дорогие беспилотники, как неэффективные, и перешли на производство недорогих мелких дронов.

В целом же понятно, что, как я уже давно говорил и повторяю постоянно, СВО реально разрушила многие стереотипы в военной науке. Война действительно трансформировалась. Изменения настолько глобальны, что в дальнейшем потребуют кардинальных преобразований в организации армии, вооружении, самой сути войны.

Я не верю в то, что когда-нибудь вообще будет возможно создать машину, которая будет способна конкурировать с человеческим мозгом.

Попробуйте заменить машиной мозг снайпера. Перед глазами снайпера миллионы целей. Все травинки – фактические цели. Однако человеческий мозг из этих миллионов выбирает десяток реально рабочих. Машина же оценивает все… С какой скоростью должна думать машина, чтобы обогнать мысль снайпера. Десяток целей вместо миллионов?..

Скорее всего, прогресс будет идти в сторону создания узкопрофессиональных систем, где скорость принятия решений зависит именно от оценки ситуации. В этом случае будут создаваться системы, в которых искусственный интеллект будет помогать человеку. Именно помогать, а не заменять.

Т. е. прогресс в ближайшее время будет идти по проторенной давно дорожке. Решение принимает человек, а просчитывать варианты реализации и выполнять черновую работу станут машины…