Наступление на Харьков или…

Наступление на Харьков или...
Праздничные дни выдались для Киева достаточно волнующими. Россия, впрочем, как и предполагалось, активизировала боевые действия сразу на нескольких направлениях.

С одной стороны, в этом нет ничего нового, так было и раньше, практически с начала года, а вот с другой стороны… Активизация выглядит достаточно тревожно. И заставляет командование ВСУ перебрасывать резервы то в одну, то в другую точки.

При этом совершенно не понятна цель такой активизации. Да, в Москве заявляли об усилении давления на Киев, о необходимости создания буферной зоны, об освобождении Харькова, Днепропетровска, Запорожья и далее. Разговоров было много, но… ничего конкретного никто не сказал.

По большому счету молчат обе стороны. Говорят аналитики, журналисты, блогеры… На слуху Харьков. «Русские будут брать», «Харьков надо спасать», «из Харькова эвакуируют все что можно» и прочее. И все это с активным видеорядом попаданий нашей арты и ВКС. Иногда даже создается ощущение, что как-то уж слишком все это.

В Киеве прекрасно понимают, что такое освещение событий вызывает достаточно тревожное состояние общества, да и армии. Плоды работы украинских СМИ уже заметны. И в работе «блогеров из народа», и в реакции армейских подразделений, особенно тех, что считались опорой киевского режима, тех, кем «затыкали дырки на фронте» уже много раз.

Понимают, но информационная политика не меняется. Странно? Не думаю, считаю, что это часть давно разработанного плана. Кем и когда неважно. Главное, что он существует и сведения о нем давно «просачивались» в западную прессу. Это тот самый пресловутый «план Б», который должен быть реализован в случае угрозы полного разгрома Украины.

Западные генералы, да и украинские тоже, прекрасно понимают, что военным путем победить Россию не получилось и вряд ли получится вообще. Даже самые ярые антироссийски настроенные эксперты согласились с тем фактом, что ВСУ сейчас не воюет, а засыпает поля трупами своих солдат. Организовать мало-мальски серьезную оборону сложно. Можно поставить смертников-камикадзе, но не более того.

Сам Зеленский уже превратился в ничто. Все говорят о легитимности после 20 мая, но, если посмотреть на ситуацию внимательнее, становится понятным, что уже сегодня это политический труп. И его необходимо срочно менять на кого-то, с кем русские захотят хотя бы говорить. В целом ничего нового, напомню события 20 июля 1944 года в Германии.

Тот самый заговор генералов, когда произошло неудачное покушение на Гитлера. Та же самая схема. Меняем лидера, принимаем некоторые условия капитуляции, но сохраняем государство и политическую систему. Самое главное, именно сохранение политической системы. Остальное потом.

Сказки про то, что войну легко начать, оставим для прессы. Войну легко объявить, а не начать. Особенно тогда, когда только что закончилась другая война. Общество вряд ли воспримет такую перспективу с энтузиазмом. Не каждый руководитель страны на это пойдет.

Но вернемся к событиям «на земле». К тому, что происходит на ЛБС. Тем более что, по моим наблюдениям, многие действительно озадачены действиями Русской армии.

Харьков не цель, Харьков средство
Повторюсь, сегодня в прессе множество материалов о том, как Россия будет брать Харьков. Запад уже настолько уверовал в скорое падение Харькова, что говорит об этом без всякого сомнения. При этом аналитики рассуждают о том, хватит ли сил у Русской армии на освобождение этого города. Иногда доходит до смешного.

«У русских сейчас нет группировки, которой бы было по силам взять город, но она, возможно, где-то есть. Теми силами, которыми располагает командование Русской армии, взять город нельзя…»
Ну и как это понимать?

Сил нет, но они есть? Наверное, скрыты где-то в подземных бункерах или под какой-то «шапкой-невидимкой». Продвижение в сторону Харькова как аргумент наличия таких сил?

Ну так смотрим на карту. Те оборонительные сооружения, которые два года создавались ВСУ, выглядят достаточно убого и при сегодняшнем соотношении сил и средств не являются серьезным препятствием для нашей армии.

Совсем другое дело работа в городе, где для обороняющихся, как в сказке о Мухе-цокатухе, «под каждым ей листом был готов и стол и дом». Где любой дом, любое сооружение, предприятие или учебное заведение – практически готовый дот или дзот. Как показали предыдущие штурмы, малой кровью там не отделаешься. С обеих сторон…

Может ли кто-либо сегодня сказать определенно о цели русского наступления? Хотя бы о направлении?

Никто! Потому и ухватились за Харьков. Но тогда почему активизировались действия на других направлениях? Чуть «затормозили» на севре, взяли пару поселков на юге. Противник перекинул части и соединения на юг, затрещало в центре и т. д.

И тут возникает важнейший вопрос.

А откуда дровишки?

Откуда эти новые бригады, которыми затыкают дыры? Даже при наличии новых мобилизованных костяк этих бригад все-таки должен быть из обстрелянных бойцов. Приходится выбирать резерв из тыловых частей, которые дислоцируются в важнейших городах. Киев, Одесса и города западной Украины.

То есть вместо боеспособных частей и соединений там сейчас либо территориальная оборона, либо новобранцы, с мотивацией у которых большие проблемы. Конечно, можно вспомнить заявление Зеленского о десятке бригад, которые осваивают новое западное вооружение и якобы действительно представляют серьезную силу. Но читаем сводки нашего МО. «Нанесен удар по расположению… в глубоком тылу». В каком-то городе, далеко от ЛБС, уничтожена «располага» очередной бригады…

Что же в итоге происходит?

Как мне кажется, опять ничего нового. Наши четко выполняют приказ о демилитаризации Украины. Работают качественно, с огоньком. Во всех смыслах этого слова. Отсюда и отказы в ВСУ идти в бой целыми батальонами и бригадами. Отсюда и количество пленных. Отсюда и бегство с позиций…

Вспомнился снимок времен Отечественной войны с немецким солдатом, сидящим, зажав голову руками, на лафете разбитой пушки. И лаконичная подпись – «Навоевался». Сегодня практически ежедневно можно сделать подобные снимки на ЛБС. Достаточно много вэсэушников навоевались по самое не могу.

Теперь добавим, опять же, из сводок МО РФ, ежедневные сообщения об ударах по Одессе. Кто-то сомневается в их эффективности? Пусть не настолько, насколько сообщают некоторые особо победоносные блогеры, но все же. Кто-то сомневается в том, что восстановить урон быстро властям не удается? Думаю, таких мало. Тогда, возникает вопрос: зачем нам это нужно?

А теперь предоставлю возможность пофантазировать самим читателям: исходные данные смотрите выше. Боеспособных частей и соединений для обороны нет. Тероборона не в счет. Те, что имеют боевой опыт, давно на востоке, остальные же – не более чем ополчение, мало приспособленное для ведения боев с регулярной армией. Склады и инженерные сооружения частично уничтожены. Техника тоже.

Ваши действия как командующего Российской группировкой?

Не захотелось использовать морскую пехоту по прямому назначению?

Как там у Утесова было в песне «Мишка-одессит»:

«Спокойные лиманы, зелёные каштаны
Ещё услышат шелест развернутых знамен,
Когда войдёт обратно походкою чеканной
В красавицу Одессу усталый батальон».

А Харьков?

Что-то мне подсказывает, что город просто сдадут без боя.

Когда? Не знаю. Но сдадут. Рвать жилы и брать его, несмотря на потери, не в стиле наших командиров сейчас. К чести тех, кто сегодня руководит бойцами, думать большинство научились и ценить жизнь солдат тоже. Иногда смотрю на какие-то, даже самые маленькие, «местного значения», бои и восхищаюсь решением командиров…

Вместо выводов
Увы, но сегодня опять не будет выводов как таковых.

Просто потому, что я представил сегодня наиболее вероятный, по моему мнению, вариант развития событий. Хотя существует ещё как минимум два-три. Зная же о многих совершенно неожиданных, но приносящих победу решениях наших командиров, не рискну их «просчитывать».

Повторюсь по поводу судьбы Зеленского.

Считаю, что его политическая карьера закончена. Мавр сделал свое дело, теперь он должен исчезнуть. Как это будет сделано, неважно.

Так же, как не важна и судьба самого Зеленского. Будет это военный переворот, бунт или очередной майдан – суть не меняется. Погибнет бывший президент или неожиданно окажется где-нибудь в Калифорнии или на каком-то острове – уже не интересно.

Дело идет к развязке.