Наши резервы, русские проценты и украинские долги

Наши резервы, русские проценты и  украинские долги

Процент на процент не приходится
Коллективный Запад потратил больше двух лет на то, чтобы всё-таки решиться на конфискацию замороженных международных резервов России. Не всех и не сразу, а пока только процентов, о размерах которых ещё идут споры, а чуть подробнее сказано будет ниже.

Юридический тупик вместе с нескрываемыми опасениями асимметричного ответа тормозили принятие подобного решения. Впрочем, и сегодня, когда главный получатель намечен, юридический механизм изъятия и самих средств, и процентов с них в чью-либо пользу так и не придуман.

Россия, по всей видимости, на всякий пожарный, избавилась от евро даже в закромах ФНБ, оставив там только рубли, юани и золото. Так что ничего замороженного у Минфина больше нет, а вот у Центробанка остаётся по-прежнему много, хотя пока ещё под защитой так называемого «суверенного иммунитета».

Банк России по закону и в силу своей полной независимости, который авторы регулярно критиковали, не отвечает за действия государства. Но и это не мешает тем же США и Евросоюзу вводить ограничения на использование резервов. Такую практику уже применяли в отношении резервных средств Сирии, Ирана и Афганистана.

На прямое использование процентов с этих средств, тем более для погашения долгов третьей страны, однако не решались. Теперь же, в случае с Россией, намечается не только списание «налево» процентов, но и введение налога на доходы с облигаций западных стран.

Из числа тез самых замороженных, которые составляли довольно значительную часть резервов ЦБ РФ. Интересно, что при этом никто не предлагает, например, объявить дефолт по ценным бумагам из «русского резерва».

Хуже, чем SWIFT
Летний 2022 года «дефолт России», вроде бы объявленный, обернулся пшиком – его проигнорировала даже американская ФРС. Поскольку тогда надо было бы отменять все ограничения ради того, чтобы российский Минфин расплатился. А этого ой как не хотелось. Пусть уж по Островскому – не доставайся же ты никому!

Иначе пришлось бы вернуть российские банки в систему SWIFT, что сделало бы бессмысленными все санкции против финансового сектора нашей экономики. Однако о том, что санкционерам, возможно, удастся финт с разморозкой процентов, говорила практика.

Это когда Банк России не получал платежей, но это не закрывало доступа к средствам для остальных владельцев. Вообще все комбинации с долгом больше похожи на какой-то глобальный пиар в духе Зеленского – тут и замороженные резервы, и дефолт, и планы по использованию средств на погашение украинского долга.

Тем не менее последствия для экономик обеих сторон глобального противостояния могут быть страшнее, чем от простого отстранения от системы платежей SWIFT. Кому будет хуже, покажет только время, хотя зависимость нас от них всё же слабее, чем их от нас.

То, что как только случится «разморозка» не в пользу России, сразу погонит всех от доллара, понимают не все, но многие. ФРС на это наплевать, а в США рулевые, возможно, даже потирают руки. Падает доллар – значит падает и стоимость американского долга. Без всяких к тому усилий.

В резервах у многих стран ещё очень много долларов – до 60 процентов в общей сумме. Юаней только на 2,4 процента. Золота, правда, побольше, в основном за счёт Индии, Китая и арабских монархий, но этот актив слишком уж консервативный – с ним возни не оберёшься.

Куда страшнее, если регуляторы – Центробанки, станут переводить средства из долларов в принципиально иные активы, начиная с ценных бумаг и кончая криптой. Не так опасны суммы, сколько утрата значительной доли контроля, при всей цифровизации, блокчейнах и искусственных интеллектах.

А вообще-то, именно тут попутно нельзя не напомнить, что на Украине ещё в советское время хватало тех, кто утверждал, что Украина кормит москалей. Однако жестокая реальность распада Союза ССР показала, что на самом деле всё обстояло с точностью до наоборот.

Из предыстории вопроса
Сколько бы нам ни приводили примеров из истории, такого прецедента, как с российскими резервами, точно не было. Даже отказ от уплаты царских долгов, точнее – попытка их списания правительством большевиков и левых эсеров с Ульяновым-Лениным во главе в итоге обернулся довольно мягкой схемой.

Современная Россия и вовсе несколько лет назад заплатила по старым акциям и долговым бумагам, как государственным, так и частным. Мы же, раздербанив СССР, приняли за святое правило уважение к частной собственности. И сейчас на том и стоим.

Хотя и тогда реально кое-что перепало только тем французам, которые сумели сохранить в загашниках что-то из того, что купили предки ещё в начале XX века. И вообще, старые и очень старые долги по всему миру принято списывать. Разумеется, в расчёте на новые.

Так всегда делал тот же Советский Союз в отношении стран народной демократии и бывших колоний. Так поступали и США после Первой и Второй мировых войн, в том числе и по пресловутому ленд-лизу, и даже в отношении СССР.

Сейчас речь идёт пока только о процентах с наших немалых резервов. И процентов тоже значительных, но ведь только с них и можно в нынешней ситуации хоть что-то взыскать с киевского режима. Когда речь заходит о деньгах, на Западе брезговать не принято.

Наши резервы, русские проценты и  украинские долги
Спокойно, это ограбление. Вместо P. S.
Нас же не может не смущать ещё один нюанс – сколько там планируется засчитать Зеленскому и его банде в плане погашения. И сколько вообще за два с небольших года набежало на 300 с чем-то наших кровных миллиардов? По крайней мере, надо знать, сколько насчитали на Западе.

Иначе возникает вопрос – на каком этапе нам врали, что с наших резервов доходы минимальные или же их нет вовсе? В то, что ФРС обманывал наш Центробанк, верится слабо, а вот уже ниже – можно ввести в заблуждение как депутатов, так и широкую публику.

Тут же вспоминается пушкинское:

Тьмы низких истин нам дороже
Нас возвышающий обман.

А ведь сегодня и сейчас мы, возможно, имеем дело с самообманом, который хуже чем обман. И порой намного.

По этому поводу, кстати, вспоминаются и проверки Счётной палаты, ещё при С. В. Степашине, а потом при А. Л. Кудрине в председателях, по поводу эффективности использования, хотя нет, об использовании никто и никогда не говорил, эффективности вложения резервных средств российских Минфина и Центробанка.

Уж сколько раз нам твердили аудиторы Счётной палаты, что с этим всё обстоит даже не плохо, а очень плохо. При этом ничего иного, более надёжного, и наверняка высоколиквидного даже в главном контрольном органе страны никто предложить так и не сумел.

То ли не смог, то ли не позволено было, ни при одном из председателей СП РФ. И никого не взволновали воспоминания о ситуации осени 2008 года, когда под маховик финансового кризиса попали небезызвестные фонды Fannie Mae и Freddie Mac.

Туда нашими финансистами при власти были вложены немалые средства, и чего тогда стоило уберечь их от полного сгорания, до сих пор никто как следует не поведал. Как-то плохо всё это вяжется с нынешним аппетитом западных политиков к «русскому проценту».