Лжедмитрий I: несостоявшийся реформатор


Портрет Лжедмитрия, созданный ранее 1613 года, где он назван императором

Лжедмитрий I является одной из самых загадочных личностей русской истории, до сих пор продолжаются споры о том, кем он был на самом деле. Самая распространённая версия гласит, что Лжедмитрий I – это беглый монах Григорий Отрепьев. Некоторые даже утверждают, что он действительно был сыном Ивана Грозного, но эту версию легко можно опровергнуть.

Во-первых, настоящий царевич Дмитрий родился в ноябре 1582 года, следовательно, в 1604 году и ему должно было исполниться 22 года. В то время как современники утверждали, что Лжедмитрию, по крайней мере, 30 лет.

Во-вторых, более существенный аргумент, настоящий царевич Дмитрий был болен эпилепсией, которая в те времена никак не лечилась, а у Лжедмитрия не наблюдалось никаких признаков этой болезни.

Лжедмитрий не только не являлся настоящим царевичем, но даже не был посвящен в детали гибели настоящего Дмитрия. Так, он утверждал, что в Угличе вместо него был задушен другой ребёнок, в то время как настоящий Дмитрий был зарезан.

Что касается версии о том, что Лжедмитрий – это монах Григорий Отрепьев, то она тоже вызывает сомнения, ведь впервые её выдвинуло правительство Бориса Годунова с целью доказать, что Дмитрий – самозванец, но откуда правительству было знать его настоящее имя?

Таким образом, вопрос о происхождении Лжедмитрия I остаётся открытым до сих пор, но не вызывает сомнений то, что он был дворянином (все его навыки, повадки и привычки говорят об этом), получил хорошее образование и исповедовал православие. Во многих источниках встречается утверждение, что он принял католичество, однако никто эту версию так и не доказал.

Шведский дипломат Петр Петрей, четыре года проживший в России и неоднократно встречавшийся с Лжедмитрием, писал о нем:

«Новый царь любил поговорить, удивлял начитанностью и знаниями, в спорах часто приводил в доказательство факты из жизни других народов или истории из собственного прошлого.

Любил поесть, но после обеда не спал, что было не в обычае прежних царей, не ходил в баню, не позволял постоянно кропить себя святой водой, шокировал москвичей, привыкших к тому, что царь должен был выглядеть степенно и ходить, ведомый под руку ближними боярами, тем, что свободно разгуливал по комнатам, так, что телохранители порой не могли найти его. Любил ходить по городу, заглядывать в мастерские и заводить разговоры с первым встречным.

Отлично умел обращаться с лошадьми, ездил на медвежью охоту, любил весёлую жизнь и развлечения. Сумрачный Кремлёвский дворец ему пришёлся не по душе, и Дмитрий приказал выстроить для себя и для будущей жены два деревянных дворца…

В отличие от прежних царей, он оставил преследование скоморохов, не запрещены были больше ни карты, ни шахматы, ни пляски, ни песни».
Появление самозванца в 1603 году в Речи Посполитой было чрезвычайно выгодно полякам. В начале 1604 года его представили королю Сигизмунду III, который сразу признал в нём сына Ивана Грозного.

Вообще, Сигизмунду было глубоко наплевать на то, является ли претендент на трон настоящим царевичем или нет. Главное то, что Лжедмитрий пообещал королю в случае своего успеха отдать Речи Посполитой Смоленскую и Черниговскую землю, а также ввести в России католицизм. Но, захватив власть, Лжедмитрий благополучно забыл все эти обещания.

Нужно сказать, что Лжедмитрий всё же был неглупым политиком: он не только заставил поляков поверить себе, благодаря им, смог захватить власть, но и после достижения цели благополучно кинул своих добродетелей.

Но с другой стороны, Лжедмитрий не решился и открыто выступить против поляков, продолжая называть их своими союзниками. И это тоже правильно. С Речью Посполитой можно было порвать дружеские отношения лишь спустя некоторое время, когда Лжедмитрий уже прочно сидел бы на престоле и больше не нуждался в ее поддержке.

Сразу после того, как новый царь вступил в Москву, он захотел увидеться со своей «матерью». Узнавание Марии Нагой в Лжедмитрии своего сына должно было служить самым веским аргументом того, что царь не является самозванцем. Очевидно, что с Марией перед встречей провели разъяснительный разговор, поэтому она сразу публично признала в Лжедмитрии своего сына.

Короткое правление и реформы
Итак, власть взята, вся страна признала Лжедмитрия царём. Через месяц после этого был раскрыт заговор во главе с князем Василием Шуйским против царя. Шуйский, который в 1591 году заявлял о самоубийстве царевича, а совсем недавно признал Лжедмитрия настоящим сыном Ивана Грозного, теперь начал распространять слухи о самозванстве царя и готовился его свергнуть.

Судьбу Шуйского Лжедмитрий отдал на рассмотрение Земскому Собору, который приговорил князя к смерти. Но в последний момент Шуйский был помилован царём и отправлен в ссылку в Вятку.

Первыми шагами нового царя были многочисленные милости. Из ссылок были возвращены бояре и князья, попавшие в опалу при Годуновых, вернули также князя Шуйского, который даже не успел доехать до Вятки. На юге России на 10 лет было отменено взимание налогов.

Но новому царю нужны были деньги, поэтому в некоторых других районах страны налоги повысились, что привело к волнению крестьян. Однако Лжедмитрий не стал действовать силой, а пошёл им навстречу: крестьянам разрешено было уходить от помещика, если тот не кормил их в голодные годы.


Портрет Лжедмитрия на гравюре около 1606 года
В целом экономическое состояние России при Лжедмитрии улучшилось. Была конфискована в казну часть монастырских земель, при этом царь говорил, что собирается защищать православие не на словах, а на деле. Также новый царь повёл решительную борьбу со взяточниками и казнокрадами. Каждый, пойманный на взятке, подвергался наказанию.

Дворяне были избавлены от телесных наказаний, зато платили за злоупотребления большие штрафы. Что касается холопов, то царь запретил им становиться потомственными холопами, по сути, они становились теперь наёмными рабочими, имея возможность уйти от не кормившего их хозяина.

Боярская Дума отныне называлась сенатом, Дмитрий называл себя императором, правда, в Европе за ним этот титул не признали. Царь убрал все препятствия для выезда за границу и разрешил свободное передвижение внутри страны. Англичане, бывшие в это время в России, отмечали, что такой свободы не знало ещё ни одно европейское государство.
Сам царь, по свидетельству современников, говорил:

«Есть два способа царствовать: милосердием и щедростью или суровостью и казнями; я избрал первый способ; я дал богу обет не проливать крови подданных и исполню его».
Увы, но именно доброта и этот самый обет в итоге и погубили Лжедмитрия.

Первую свою ошибку он совершил уже тогда, когда пощадил Шуйского. Неблагодарный Шуйский стал организовывать новый заговор с целью свержения и убийства царя, надеясь после его убийства самому стать царём. 8 января 1606 года убийца Фёдора Годунова Шерифетдинов с семью заговорщиками проникли в царский дворец. Но, подняв большой шум, они были обезврежены. После этого их выдали толпе, собравшейся у дворца, и они были растерзаны ею. Лишь Шерифетдинов смог бежать.

Шуйский же, не понеся никакого наказания, стал готовить новый заговор. Время для нового покушения было выбрано удачно – май 1606 года, когда в Москву вместе с двумя тысячами поляков прибыла невеста царя Марина Мнишек и должна была состояться свадьба.


Въезд Марины Мнишек в Москву
8 мая состоялось бракосочетание, на следующий день начались длившиеся больше недели пиры и гуляния. 14 мая Василий Шуйский собрал заговорщиков и поведал им план предстоящего цереубийства. Предполагалось пустить слух, что поляки хотят убить царя и этим вызвать бунт среди москвичей. Во время этого бунта и предполагалось ворваться во дворец и убить царя.

На следующий день об этом донесли царю, но тот и слушать не стал, грозя наказать самих доносчиков. Прими Лжедмитрий нужные меры – и планы заговорщиков провалились бы. 17 мая на рассвете всё случилось так, как и планировали заговорщики. Узнав, что поляки хотят погубить царя, москвичи бросились убивать их. Когда заговорщики ворвались во дворец, Лжедмитрий решил спуститься через окно, оступился и упал с большой высоты, повредив ногу и потеряв сознание. Пустили также слух, будто царица Мария сказала, царь не её сын. После этого Дмитрия зверски убили заговорщики, а труп его выставили на поругание.

Убийство царя вызвало среди москвичей неоднозначную реакцию. Одни поверили тому, что он был самозванцем, другие сожалели об убийстве и готовы были расправиться с заговорщиками. Прибывшая в Москву царица Мария на вопрос, был ли убитый царь её сыном, ответила:

«Надо было спрашивать, когда он был ещё жив, а теперь уже не мой».
После надругательства тело Лжедмитрия сначала похоронили, но потом выкопали, сожгли труп и выстрелили его пеплом из пушки в сторону Польши – туда, откуда он пришёл.


Убийство Лжедмитрия. Картина К. Маковского
Этот царь вполне мог бы войти в историю не как Лжедмитрий I, а как царь, а может, и император Дмитрий Иванович. Избежать готовившегося убийства было просто, нужно было лишь поверить доносу о заговоре и отдать приказ арестовать заговорщиков, которых царь знал. Второй вариант, при котором заговор был бы невозможным – казнь Шуйского в июле 1605 года, а не пощада в последний момент.

Перспективы правления царя Дмитрия Ивановича были впечатляющие. Он вполне мог дожить до 1640 года и за 35 лет своего правления не только предотвратить Смуту и гражданскую войну, которая началась именно после его убийства, но и изменить страну. Практически все начинания этого царя говорят о том, что он стремился европеизировать Россию.

Что касается внутренней политики, то не вызывает сомнения то, что борьба с коррупцией и казнокрадством приняли бы более радикальные меры. Крестьяне, перешедшее в положение наёмных рабочих, не имели бы поводов к многочисленным бунтам и восстаниям. В результате крепостное право свелось бы на нет, и вскоре было бы ликвидировано официально.

Что можно сказать об экономике? Какой могла бы стать экономика страны без крепостного права и коррупции? За неполный год правления Лжедмитрия экономическое положение страны улучшилось, каких масштабов оно достигло бы за 35 лет?

Царь Дмитрий вполне мог бы совершить европеизацию России на сто лет раньше Петра, его потомки вынуждены были бы продолжать эту политику. Понятно, что Дмитрий основал бы новую династию (официально – возобновил династию Рюриковичей), и у Романовых в этом случае не было бы никаких шансов занять трон. История давала этому царю такой шанс, но он упустил его и так и вошёл в нее как самозванец Лжедмитрий I. Источник