Лоуренс Маньчжурии

Лоуренс Маньчжурии
Английский разведчик Томас Эдвард Лоуренс, участник спецопераций на Ближнем Востоке, получил всемирную известность как «Лоуренс Аравийский» Его имя стало нарицательным. Японский офицер Кэндзи Доихара по праву заслужил прозвище «Лоуренс Маньчжурии». Даже англичане, мастера тайной войны, высоко оценили роль Доихары в закулисной борьбе за господство в азиатском регионе. Сотрудник английской разведки Р. Сет писал о своем японском коллеге:

«Если Доихара назвать Лоуренсом Маньчжурии, то некоторые могут посчитать это за оскорбление памяти Лоуренса. Однако достижения этого человека по размаху, значимости и результатам превосходят деятельность пяти Лоуренсов».
Маньчжурский Лоуренс родился в 1883 году в городе Окаяма. Доихара начал военную карьеру строевым офицером в 1904 году. Несмотря на низкое социальное положение семьи, Доихара стремился сделать хорошую карьеру. Чтобы выбиться наверх, молодой офицер в 1912 году окончил Высшеую военную академию. Но не только хорошей учебой Доихара выбивался в люди.

Чтобы обзавестись покровителем, он сделал свою 15-летнюю сестру любовницей одного из принцев. Таким образом будущий разведчик сумел попасть на военно-дипломатическую службу в Китай. Занимая должность секретаря военного атташе в Пекине генерала Хондзе Сигеру, он объездил всю Поднебесную. Со временем Доихара овладел не только литературным китайским языком, но и местными диалектами. К концу своей карьеры он, помимо восточных, знал еще и десяток европейских языков.

В 1921–1922 гг. Доихара в составе японского экспедиционного корпуса принял участие в интервенции в Сибирь. По возвращении из России он вновь продолжил службу в Китае. Со временем Доихара сумел попасть во влиятельную группу военнослужащих, которых называли «Одиннадцать надежных». Члены этого объединения выступали за модернизацию вооружённых сил Японии и отказ от устаревших самурайских обычаев. Покровителем «Одиннадцати надежных» был королевский принц Нарухико Хигасикуни, дядя и советник императора Хирохито.

В 1931 году, дослужившегося к тому времени до полковника Доихару назначили руководить разведкой Квантунской армии. Став «рыцарем плаща и кинжала», наш герой вместе с несколькими офицерами японской армии организовал провокацию, вошедшую в историю как «Мукденский инцидент».

18 сентября 1931 года японские спецслужбы подорвали железнодорожное полотно вместе со своим же поездом. Эта провокация послужила поводом для интервенции Страны восходящего солнца в Маньчжурию.

На оккупированных китайских провинциях захватчики создали марионеточное государство Маньчжоу-го. По мнению некоторых исследователей, именно полковник Доихара выдвинул идею поставить во главе Маньчжурии последнего китайского императора Пу И. Дело в том, что японцам для удержания северо-востока Поднебесной требовались союзники.

Коренные жители этого региона – маньчжуры, были недовольны притоком китайских переселенцев на их родину. Маньчжуры прекрасно помнили, как они до 1911 года управляли огромной китайской империей. Доихара решил использовать маньчжурский национализм в интересах своей страны.

Среди многочисленных представителей маньчжурской династии Пу И подходил на роль формального главы Маньчжурии лучше всех.

Во-первых, он был легитимен, с 1908 по 1912 год официально являлся владыкой Поднебесной.

Во-вторых, он был молод и не имел ни политического опыта, ни необходимых знаний.

И в-третьих, последний император с детства был марионеткой в чужих руках: придворных группировок, затем китайских милитаристов, а после того как Пу И в 1924 году переселился в г. Тяньцзинь, он попал под влияние японцев.

Чтобы убедить Пу И принять японское предложение и стать во главе Маньчжоу-го, Доихара отправил к отрекшемуся императору своего лучшего агента – маньчжурскую принцессу Айсиньгёро Шанси, известную под японским именем Ёсико Кавасима.

По заданию своего шефа Кэндзи Доихары Ёсико, пользуясь своим аристократическим происхождением, легко попала в окружение отрекшегося императора. Японская разведчица влияла на Пу И через его любимую жену Ваньжун, с которой она завела роман и подсадила на опиум. Ёсико сумела выполнить задание и добилась согласия Пу И занять трон Маньчжоу-Го.

Императора доставили в Маньчжурию из Тяньцзиня тайно. Сопровождающие имели приказ убить Пу И в случае, если китайцы попытаются его захватить. Но операция прошла успешно. 9 марта 1932 года последний китайский император стал верховным правителем, а 1 марта 1934 года – императором Маньчжоу-го.

Посадив на маньчжурский трон японскую марионетку, Доихара продолжил свою активную деятельность в Китае. В Маньчжурии, а со временем и в других оккупированных китайских провинциях Доихара занялся распространением наркотиков. Наркобизнес убивал двух зайцев: пополнял японский бюджет и делал китайское население зависимым от оккупантов.

Из 30 миллионов жителей Маньчжурии 9 миллионов регулярно курили опиум. При этом 69 % наркоманов были моложе 30 лет, т. е. представляли самую активную часть населения. Распространение наркотиков, прежде всего опиума (сырье выращивалось в Корее, а перерабатывалось в Маньчжурии), приносило японцам около 300 миллионов долларов ежегодно. На оккупированных территориях новые власти легализовали для местного населения употребление наркотиков. При этом продажа наркотиков японцам была строго запрещена, а притоны контролировала японская жандармерия.

Для того чтобы подсадить на наркотики как можно больше китайцев, японские табачные фабрики стали выпускать новый сорт папирос «Золотая летучая мышь». В табак подмешивали небольшое количество опиума, поэтому эта продукция предназначалась только для китайцев. Помимо сигарет, наркотики распространялись под видом лекарств от туберкулеза.

Японский Лоуренс работал не только в Азии. Кэндзи Доихара, действуя через полковника Хироси, возглавлявшего японскую разведку в Европе, вышел на адмирала Канариса (начальник военной разведки Третьего рейха) и договорился о сотрудничестве спецслужб Японии и Германии. Эти закулисные переговоры способствовали подписанию в 1936 году «Антикоминтерновского пакта», положившего основу блоку государств (Германия, Япония, позднее Италия, Венгрия, Финляндия и др.), направленного против Советского Союза.

Способности японского Лоуренса были оценены командованием. В 1941–1943 гг. Доихара занимал должность генерал-инспектора армейской авиации. В мае 1943 года Лоуренс Маньчжурии стал командующим Восточной армией. 22 марта 1944 года под командованием Доихары был сформирован 7-й фронт, которому подчинялись войска, дислоцированные в Сингапуре, Малайе, Борнео, на Суматре и Яве.

Вернувшись в Японию в 1945 году, Доихара стал главным инспектором военной подготовки (одна из самых престижных должностей в армии) и главнокомандующим японской армии двенадцатого округа. В сентябре 1945 года, после самоубийства фельдмаршала Сугиямы, генерал Доихара возглавил Первое командование, задачей которого была оборона японских островов.

Несмотря на блестящую военную карьеру, конец у нашего героя был печальный. После поражения Японии союзники припомнили Доихаре все его успехи. 3 мая 1946 года в Токио открылся Международный трибунал для Дальнего Востока – Токийский процесс. В суде над военными преступниками участвовали представители 11 стран. Семь человек, в том числе генерал армии Кэндзи Доихара, были приговорены к смертной казни.

В ночь с 22 на 23 декабря 1948 года японского Лоуренса повесили во дворе тюрьмы Сугамо в Токио.