Крестоносцы – фашисты в железных доспехах и белых плащах


Крестоносцы – это фашисты в железных доспехах и белых плащах с красным крестом, ведомые фюрером – католическим папой.

Недавно прочитанная заметка о лекции римского папы Бенедикта XVI в Регенсбургском университете с названием «Вера, разум и университет» стала поводом для написания этой статьи. Напомню, что в свои юношеские годы папа, которого в миру звали Йозеф Алоиз Ратцингер, в 1941 году стал членом гитлерюгенда, позже во время Второй мировой войны был солдатом зенитного батальона, в 1944 вступил в созданное под патронажем Гиммлера подразделение противовоздушной обороны «Австрийский легион».

Выступая перед собравшимися, понтифик сказал, что Мухаммед принёс миру лишь «нечто злое и бесчеловечное, такое, как его приказ распространять мечом веру, которую он проповедовал». Через неделю после разразившегося скандала выразил сожаление, что его слова были лишь цитатой средневекового текста византийского императора XIV века Мануила II и не отражают его личного мнения.

Однажды в Средневековье другой папа по имени Урбан II выступил перед собравшимися во Франции, произнес пламенную речь и развязал кровавые войны, которые вошли в историю человечества, как Крестовые походы.

Люди Писания
Дело в том, что в исламе глубоко почитают всех библейских пророков, они упоминаются в Коране, а иудеев и христиан называют «людьми Писания», так как Всевышний ниспослал им Псалтырь, Тору и Библию.

Приведу имена одних и тех же пророков в коранической, христианской и иудейской трактовках.

Библейские Адам и Ева – Адам и Хавва в исламе.
Библейский Енох и иудейский Ханох в коранической версии – Идрис. Этот пророк – праправнук Адама и праправнук Нуха – библейского Ноя.
Библейский Ной или иудейский Ноах – исламский пророк Нух.
Худ – исламский пророк, отождествляемый с ветхозаветным Евером (Эбер, Ебор).
Ибрахим – исламский пророк, отождествляется с библейским Авраамом.
Ибрахим (Авраам) – родоначальник арабов по линии Исмаила (в библейской трактовке – Измаил, иудейской – Ишмаэль), евреев (по линии Исхака (в библейской трактовке – Исаака)).
Йусуф (Юсуф) – исламский пророк, отождествляется с библейским Иосифом и иудейским Йосефом.
Его отец Йакуба (Якуб) – библейский Иаков.
Лут в исламе – библейский Лот.
Айюб (Аййуб) отождествляется с христианским Иовом, иудейским Ийовом.
Исламский пророк Харун – библейский и иудейский Аарон.
Брат Харуна – пророк и посланник Муса – библейский Моисей и иудейский Моше.
Праздником Ашура (пост два дня) сунниты отмечают благополучный исход евреев во главе с Моисеем из Египта от гнёта фараона.
Мусульманский пророк Ильяс (Ильйас) отождествляется с христианским Илией или иудейским Элийей.
Аль-Яса (Аль-Йасаа) – пророк, ученик пророка Ильяса, отождествляется с христианским Елисеем, иудейским Элища.
Йунус (Йунус) – известный библейский и в иудаизме пророк Иона.
Шуайб – пророк, отождествляемый с библейским Йофором или иудейским Йитро.
Пророк Самуил – библейский Ишмаил, иудейский Шмуэль – «услышан Богом».
Царь и пророк Дауд – библейский Давид и иудейский Давуд.
Посланную Давиду Псалтырь в исламе называют Забур.
Его сын Сулейман – известный библейский Соломон или древнееврейский Шломо.
Исламский пророк Узейр (Узайр) отождествляется с библейским Ездрой и иудейским Эзра.
Мать Иисуса известна в исламе как Марьям (Марйам) или Мария в христианстве.
Мусульманский пророк Яхья (Йахйа) отождествляется с библейским Иоанном Крестителем (Иоанн Предтеча) и иудейским Йоханом бар Зехарья.
Его отец Закария отождествляется с христианским Захарием (иудейским Захарьяху).
Пророк Иса в исламе отождествляется с библейским Иисусом и иудейским Йешу.
Последним пророком на земле является исламский пророк и посланник Мохаммад.

Мечеть Омейядов
О том, какими были взаимоотношения между исламом и христианством, показано на примере визита в Сирию президента Российской Федерации В. В. Путина в репортаже «Без права на ошибку. Рождественский визит в Дамаск» (Россия 24).

Привожу содержание и цитаты из репортажа.

«Кортеж прибывает к мечети Омейядов – одному из самых священных мест для мусульман всего мира. Но и для христиан – это особое место. В центре одной из главных исламских святынь усыпальница святого Иоанна Крестителя. По преданию здесь покоится часть головы Иоанна Предтечи. Для мусульман – это мавзолей пророка Яхьи и место, где по приданию должно случиться второе пришествие Иисуса Христа.
Место уникальное, второго такого в мире точно нет. Здесь бок о бок могут молиться христиане и мусульмане, и здесь же христиане и мусульмане считают, что начнётся Страшный Суд.
Большая мечеть Дамаска считается самой либеральной мечетью в мире. Здесь максимально терпимо относятся к людям Писания и никогда не спрашивают на входе, в какого бога верит человек. Бог един и точка.
Путин приезжает в мечеть не с пустыми руками, в дар он передаёт издание Священной книги XVII века. Коран, который Путин передал мечети, теперь на вечном хранении в музее. Для российского президента открывают обычно закрытую усыпальницу Иоанна Крестителя, которая находится в центре молельного зала».
В. В. Путин:

«Визит проходил в дни, когда мы отмечали православное Рождество. Это было само собой разумеющимся, что мы побывали в христианской церкви. Но мне очень хотелось посетить и мечеть Омейядов, потому что там хранятся мощи Иоанна Крестителя (Иоанна Предтечи). Для меня было неожиданным, что в мечети сохраняются, причём бережно сохраняются, мощи Иоанна Крестителя и почитаются в исламском мире. Этот святой для тех людей, которые исповедуют ислам – пророк Яхья. Там и Иисуса Христа почитают, это Иса. Вот близость двух мировых религий, в основе которых лежат общие морально-нравственные ценности, общечеловеческие, гуманитарные ценности, это не может не вызывать интереса и уважения. Кстати, и благодарности в данном случае представителям ислама за сохранение христианских святынь».
Директор музея, который сопровождал президента, с удовольствием показывает и рассказывает историю мечети:

«После того, как язычники были изгнаны, часть храма была переделана под большую церковь Святого Иоанна. И так всё было до появления ислама в 636 году. Мусульмане открыли для себя земли Леванта и пришли в Дамаск. Христиане – прихожане храма предложили построить рядом с церковью мечеть, в которой они могли бы молиться. Поэтому до мечети Омейядов здесь была мечеть, которая называлась Ас-саха. Церковь и мечеть, обе небольших размеров, находились в одном и том же месте, и у всего комплекса был один вход, через который входили и мусульмане, и христиане. Мусульмане шли направо к своей мечети, а христиане – налево к своей церкви. И так продолжалось около 70 лет. И в этот период не упоминается никаких разногласий между мусульманами и христианами».
Хотела бы дополнить репортаж.

В мечеть Омейядов приходят молиться как христиане, так и мусульмане. Это место в арамейскую эру было занято храмом Хадада, в римскую эпоху – храмом Юпитера, в византийское время появилась христианская церковь, в которой хранилась одна из святынь христианства – мощи Иоанна Крестителя.

Мусульмане в 636 году, завоевав древний Дамаск, не стали разрушать церковь, они лишь сделали пристройку из саманного кирпича напротив южной стены храма. Вскоре площади церкви и мечети оказались недостаточными, было принято решение о строительстве большой мечети с сохранением единых для обеих религий святынь. У христиан выкупили церковь и приступили к строительству мечети. Был построен огромный комплекс длиной 125 и шириной 50 метров. Задействовали 12 тысяч рабочих, лучших художников, архитекторов, мастеров каменных дел из Афин, Рима, Константинополя, стран Арабского Востока.

Юго-восточный минарет носит имя пророка Исы (Иисуса). Согласно христианскому и исламскому учениям, именно накануне Страшного Суда он сойдёт с небес на землю. По этой причине на землю под минаретом, куда должна ступить нога Иисуса, имам мечети каждый день стелет новый ковер.

Мечеть строилась с 706 по 715 годы. Во время её закладки строители обнаружили захоронение. По утверждениям сирийских христиан это была древняя могила с головой Иоанна Крестителя или мусульманского пророка Яхьи, убитого по приказу царя Ирода. В восточной части находится усыпальница внука пророка Мухаммада – Хусейна ибн Али.

Идиллическая картина мира… Мусульмане, создавая свой халифат, в покоренных городах не устраивали резни и грабежа, ибо их цель была нести единобожие.

Интриги Ватикана в далеком прошлом привели к тому, что христианская церковь раскололась на западную, то есть католическую – «всемирную», и восточную, то есть православную – «правильно славящую Бога». На достигнутом Ватикан не остановился. Усилиями Римской католической церкви ислам стал пропагандироваться как нечто кровавое и враждебное. Мусульманам было позволено Всевышним взяться за оружие против язычников, угрожавшим им и жизни их семей.

Какие фильмы и сериалы мы вспоминаем, когда слышим словосочетание «Крестовые походы»?

Лично я вспоминаю «Царство небесное» (2005 года) и множество фильмов о Робин Гуде – сына представителя английской знати, который был несправедливо лишен своего титула и владений, который после возвращения из Крестового похода встал на сторону обездоленных.

Но в этих фильмах не рассказывают о том, как и почему римские папы развязали эти самые Крестовые походы, которые продлились несколько столетий, принесли с собой сотни тысяч убийств и грабежей. В умах людей есть только версия того, что мусульмане захватили Иерусалим и крестоносцы отправились освобождать Святой для трех мировых религий город.

Придет пешком со своим слугой, восседающим на верблюде
Напомню, как арабы заняли Иерусалим в 677 году. Воины ислама осадили древний город, называемый арабами Аль-Кудс, и держали его в осаде 4 месяца. Вскоре от правителей города и православного патриарха Софрония поступило предложение – они готовы сдать Иерусалим, но не военным, а халифу Умару. По традиции правитель мусульманской уммы находился в Медине. Тот, под чьим управлением находились огромные земли, для принятия Священного города отправился в путь, взяв с собой лишь одного слугу и одного верблюда.

Умар, славившийся своей справедливостью, ехал поочередно со своим слугой на корабле пустыни. Когда они добрались до Иерусалима, очередь ехать на верблюде была у слуги. Он сказал, что негоже халифу идти пешком перед теми, кто собирается сдать ему город. Но Умар настоял, что слово свое он сдержит и так, ведя верблюда, на котором ехал слуга, праведный халиф предстал перед православными патриархами и иудейскими первосвященниками. Увидев это, евреи вспомнили предание, что ключи от города следует передать тому повелителю, который придет пешком со своим слугой, восседающим на верблюде.

По библейским пророчествам «бедный, но справедливый и могущественный человек» возвысится, чтобы стать защитником и союзником христиан Священного города». Умар был не только справедливым, но и физически могучим и сильным человеком, при этом, приняв ислам, стал аскетом. Тотчас евреи рассказали о преданиях Умару, вручили ключи от важного для трех мировых религий города Иерусалима.

На следующий день Умар вошел в Иерусалим. Патриарх Софроний показал ему храмы города. В тот момент, когда зазвучал азан, призывающий к полуденной молитве, Умар с патриархом находились в храме Гроба Господня. Софроний предложил халифу там же, в храме сделать намаз. Умар приглашение не принял, покинул храм. Он вышел на улицу, расстелил рядом с храмом коврик и помолился, так как хотел, чтобы храм остался храмом.

Умар предположил, что в будущем то, что халиф, как правитель мусульманского мира, сделал намаз внутри православного храма, может стать примером, которому последуют мусульмане. Оценив мудрость и заботливость халифа Умара, Софроний Иерусалимский дал ему ключи от храма Гроба Господня.

Между халифом Умаром и патриархом Софронием был подписан договор, согласно которому мусульманская умма гарантировала безопасность народу Иерусалима, обещала сохранить жизнь, собственность, церкви, храмы, их имущество и прочие свободы.

В те времена народы отличались религиозной нетерпимостью, завоеватели считали своим долгом обратить покоренные народы в свою религию. Впервые ислам разрушал эту традицию, гарантируя сохранение покоренным народам своей веры, кроме языческой. В обмен они должны были платить налог, который назывался джизья.

Во все времена люди платят налоги. И Римской католической церкви каждый человек платил налоги. Люди Иерусалима ранее платили налоги своим завоевателям персам или византийцам. Но на тех землях людей заставляли менять веру. Если человек не соглашался, то его убивали. Джизья представляла собой небольшую сумму, которую возлагали только на взрослых работоспособных мужчин, а дети, женщины, старики и больные от налога освобождались.

Помимо всего прочего, мусульмане установили джизью в таком размере, что она была в несколько раз меньше того, что, например, жители Священного города ранее платили византийцам или персам. Поступления от джизьи предназначались для организации военной охраны и существовали на всей территории арабского халифата.

Таким образом, иудейские и христианские предсказания сбылись, город не был разграблен, никто не был убит, все жили в добре и согласии.

Римский папа Урбан II, чтобы развязать войну, представил пастве все в ином свете.
О том, что было на самом деле в Иерусалиме накануне Крестовых походов, можем прочитать в книге М. А. Заборова «Папство и крестовые походы»:

«Позднее, уже спустя некоторое время после того, как развернулось крестоносное движение, западные летописцы, в оправдание его, измыслили различные легенды о гонениях сельджуков на христиан в восточных странах, о поругании «язычниками» христианских святынь, преследованиях паломников, направлявшихся в Иерусалим. Историки последующих столетий подхватили эти легенды, разукрасили их всевозможными подробностями.

Многочисленные авторы рисовали примерно одинаковую картину, утверждая, что сельджуки создали угрозу для «христианства», а это потребовало военного вмешательства благочестивых католиков, предводительствуемых папством».

Подобные представления о ближайших причинах крестовых походов распространены и поныне. Однако они не соответствуют фактам, засвидетельствованным многими средневековыми писателями. Сельджукам вовсе не была свойственна фанатическая религиозная нетерпимость. По отношению к иноверцам они продолжали лояльную политику, установившуюся еще во времена арабского господства. Христианам сельджуки не чинили никаких серьезных стеснений в религиозных делах.

Мало того, для приверженцев христианских исповеданий, преобладавших в Малой Азии, Сирии, Палестине (православные, монофизиты, несториане, грегориане и др.), сельджукское завоевание означало избавление от религиозных и фискальных притеснений византийской церкви. Показательно, что христиане – жители восточно-средиземноморских стран – никогда не искали защиты от приписываемых сельджукам религиозных преследований – ни на Западе, ни в Византии.

Да и западные паломники, как и раньше, могли посещать Иерусалим, не подвергаясь оскорблениям со стороны сельджукских правителей. Сельджуки взимали с паломников определенную мзду за посещение «святого города», но точно так же и в Константинополе пилигримы должны были уплачивать налог византийским властям; следовательно, в этом невозможно усматривать признак религиозной нетерпимости сельджуков. В Иерусалиме по-прежнему существовали две гостиницы, содержавшиеся там на средства города Амальфи. И пустое место, которое христиане именовали «святым гробом», находилось в полной сохранности.

Правда, паломникам пришлось переменить сухопутный маршрут на морской, поскольку обстановка в Малой Азии затрудняла путешествия в Иерусалим, но это обстоятельство ничего общего не имело с гонениями на христиан. Между тем всегда историки именно это и ставили в вину сельджукам.

Рассказы о страданиях восточных христиан при сельджуках, препятствиях, чинившихся паломникам и т. п. – все это, в значительной мере, досужие выдумки более поздних византийских и западных писателей-церковников. Они умышленно сеяли слухи о всякого рода злодеяниях сельджуков против «христианства», делая это в чисто политических целях – для того, чтобы баснями об угрозе христианским святыням от «неверных» содействовать притоку новых военных контингентов с Запада. Такие же слухи распространялись и из папского Рима.

Известия о самых незначительных осложнениях, которые происходили у паломников на Востоке и которые были неизбежны в условиях анархии, царившей там в период распада сельджукской империи, умышленно раздувались до огромных размеров. Папство пользовалось слабой осведомленностью Западной Европы о том, что происходило на Востоке, для дезинформации католического мира. По словам Каэна, Рим выдавал катастрофу, постигшую Византию, за бедствия, якобы переживаемые вообще восточным «христианством».

Сельджукское завоевание послужило предлогом к подготовке войны Запада против Востока якобы во имя религии лишь постольку, поскольку оно нанесло удар Византии, давно являвшейся объектом вожделений римской курии».
Если в наше время Запад под эгидой «защиты прав человека» и «демократии» отправляет НАТО и прочих сателлитов грабить страны, то тогда под предлогом защиты религии, осуществлялось то же самое.

Считается, что одно выступление римского папы Урбана II подвигло тысячи человек записываться добровольцами в крестовый поход. Это большое заблуждение. Для развязывания войны была проделана большая предварительная работа, начатая его предшественником – папой Григорием VII.


В 1020/1025 году возле Тосканы родился мальчик Хильдебранд (Гильдебрант) – будущий римский папа, оставшийся в истории с прозвищем «Святой сатана». По одним данным, мальчик, который станет Григорием VII, родился в крестьянской семье, по другим – в семье кузнеца, по третьим – в семье небогатых землевладельцев. Юноша, мечтавший стать военным, стал священнослужителем.

Со временем он оказался при дворе германского императора, занимал положение при пяти римских понтификах, некоторым из них он помог взойти на папский престол. Есть версия, что он подстроил свое избрание во время похорон своего предшественника, когда из толпы присутствовавших начали кричать: «Пусть Хильдебранд будет папой», и вскоре появился человек с мантией и положил ее на его плечи. Так, в 1173 году он вошел в собор монахом, а вышел понтификом. Именно он ввел целибат – обязательное безбрачие для священников, а уже женатым полагалось развестись с женой.

М. А. Заборов в книге «Папство и крестовые походы» пишет о целях нового понтифика:

«Папа хотел навязать Византии церковную унию на условиях полного подчинения греческой церкви Риму. Однако непомерные требования Григория VII, выдвинутые им во время переговоров, натолкнулись на оппозицию в Константинополе.

Вот тогда-то у папы и возникла мысль добиться своих целей вооруженной силой. Он задумал организовать военный поход на Восток, прикрыв его истинные цели лозунгами защиты христианской веры и помощи грекам против мусульман-сельджуков.

Вернуть греческую церковь в лоно римской, расширить сферу влияния католицизма за счет Византии, насильственным путем включить ее в орбиту папского воздействия, овладеть богатствами греко-православной церкви, – таковы были подлинные цели Григория VII».
Чем больше влияние папства, тем больше власть и доходы, а их жажда власти и денег не знает границ.

С чего же начал папа? В 1075 году был издан «Диктат папы», в соответствии с которым он ратовал за право неподсудности, непогрешимости и верховное господство в мире римских первосвященников. Говоря:

«Не настолько золото ценнее свинца, насколько власть священническая выше власти царской»,
заявлял, что обладая властью от бога, папы имеют право назначать и низлагать не только духовных лиц, но и монархов.

Ф. Греговиус в книге «История города Рима в Средние века (от V до XVI столетия)» пишет:

«Едва вступив на папский престол, Григорий уже смутил королей своим замыслом создать второе всемирное господство Рима. Земли Запада должны были быть превращены в ленные владения римской церкви, а их государи стать вассалами св. Петра».
Понтифик разослал письма иностранным государям, объявляя, что их земли принадлежат Святому престолу:

«…Григорий VII считал себя ленным государем Богемии на том основании, что Александр II (прежний понтифик – Прим. авт.) разрешил герцогу Братиславу носить митру; далее – государем России потому, что беглый князь новгородский посетил гробницу св. Петра и объявил свою страну ленным владением апостола; затем – государем Венгрии, так как Генрих III принес в дар базилике Св. Петра государственное копье и корону этой страны, когда покорил ее. Вступив на папский престол, Григорий немедленно же послал кардинала Гуго в Испанию, чтобы добиться в ней признания суверенитета римской церкви, так как государство это будто бы издавна принадлежало св. Петру.
Такие же требования Григорий предъявил Корсике, Сардинии, Далмации, Кроации, Польше, Скандинавии и Англии, совершенно серьезно считая все эти страны собственностью св. Петра. Своим смелым планом Григорий хотел обеспечить церкви светскую власть над обширными землями во всех странах, совершенно освободить ее от вассальной зависимости по отношению к короне, подчинить церковь одному только папе и таким образом из половины Европы создать римское церковное государство»,
– приводит сведения М. А. Заборов.

Нельзя сравнить несравнимое – римского папу Григория VII и пророка Мухаммада. Но каждый из них был главой своей паствы. С этой стороны надеюсь быть корректно понятой. Пророк Мухаммад, будучи главой мусульманской уммы, разослал письма с призывом к единобожию к правителям Эфиопии (Абиссинии), Египта, Бахрейна, Византии, Ирана (Персии), Омана, Бусры, наместнику Дамаска. Ни о каком личном подчинении не упоминалось.

Далее Григорию VII пришла в голову идея стать главой церкви католического Рима и православной Византии, грабительского европейского похода против мусульманского мира, цинично назвав его «Проектом бога». Одновременно с этим он преследовал цель стать правителем над монархами Европы, то есть совместить целых три ипостаси – римского папы, византийского патриарха и императора монархов Европы.

Но человек предполагает, а Бог располагает. Григорий VII умер, но его дело не умерло, оно продолжилось и было реализовано папой Урбаном II.


На Западе – нищета и голод, а на Востоке – богатства: грабь!
В Средневековой Европе бушевал экономический кризис, усугубляемый неурожайными годами и бандитизмом рыцарей, порожденных системой наследования.

Откуда взялись рыцари, разбойничавшие в Европе?

Две причины. Первая – неурожайные годы, кризис, из-за которого феодалы потеряли возможность платить рыцарям. Вторая – система наследования, известная как майорат. Представим себе феодала, у которого три сына. После смерти отца старший получает все, второго пристраивают в монастырь, а третьему дают коня, копье и щит. И так по всей территории бывшей Западной Римской империи. А таких младших сыновей десятки, если не сотни тысяч по всей Европе. С детства их приучали владеть оружием, они выросли профессиональными воинами, ничего другого они не умеют. Чтобы прокормиться, они сбиваются в группы и начинают безнаказанно грабить людей в графствах и герцогствах своих старших братьев.

Понтифик мечтает отправить этих рыцарей в завоевательные походы. Но для этого нужно подготовить почву.

«Прибыв во Францию, Урбан II начал одну за другой объезжать клюнийские обители на юге страны. Здесь, в глубокой тайне, велись переговоры о будущей войне, которая должна была по своим масштабам намного превзойти недавние испанские экспедиции французских феодалов. С кем, как не с клюнийскими монахами, мог советоваться папа о своем замысле и путях его реализации? И если самому Урбану II этот замысел рисовался, вероятно, лишь в общих чертах, то в результате совещаний с руководителями клюнийских монастырей он стал более четким.
«Священная война», которая готовилась апостольским престолом, нуждалась не только в проповедниках с крестом в руках, но и, прежде всего, в ратниках, владеющих мечом, а также в авторитетных церковных вождях. Однако ученик Григория VII был достаточно проницательным политиком, чтобы понимать простую истину: было бы несовместимо с интересами папского престижа пускаться в предприятие, не имея заранее уверенности в том, что его с самого начала поддержат хотя бы немногие влиятельные светские и церковные сеньоры. И папа действительно постарался заручиться их поддержкой.
По пути в Клермон он нанес два важных визита: сначала, в августе 1095 г., Урбан II встретился в городе Пюи с видным церковным деятелем – епископом Адемаром Монтейльским. Позднее папа возложил на него официальное предводительство крестоносцами.
В сентябре того же года Урбан II посетил графа Тулузского – Раймунда IV. Урбан II хотел обеспечить согласие графа на участие в задуманном мероприятии: инициатива Раймунда IV, одного из крупнейших князей Южной Европы, послужила бы примером для других сеньоров. Раймунд IV с готовностью пошел навстречу пожеланиям Урбана II: как мы увидим, война, которую затевал апостольский престол, вполне соответствовала интересам этого феодала»,
– описывает подготовительную работу к знаменитому выступлению папы Урбана II историк М. А. Заборов.

В Клермон в ожидании папы съехались тысячи человек, которых с трудом вместил в себя город. Низы, измученные голодом, тысячи рыцарей, жаждущих наживы, простой люд в предчувствии важных событий. Не остались в стороне и представители духовенства: свыше двухсот епископов, четырехсот аббатов, архиепископы Франции. Ведь речь понтифика нужно было выслушать, запомнить, впитать и передать пастве, которая не присутствовала.

Папе нужно подобрать такие слова, чтобы под благовидным предлогом отправить рыцарей туда, где есть золото, серебро, земли, собирают урожай несколько раз в год и называется это место Святой землей.

Если эти толпы бандитов-рыцарей падут от рук мусульман, папа объявит их святыми мучениками, а сам порадуется, что в Европе воцарится мир и уменьшится количество нищих. А вот если они захватят земли, образуются подконтрольные папе княжества на Святой земле, так это будет очень важный бонус. Если же рыцари привезут с собой трофеи в виде золота, серебра, прочего добра, то это дополнительное обогащение.

В современном мире Запад создает деньги из воздуха, нажатием клавиш на компьютерах Федрезерва, Европейского центрального банка и т. д., но Средневековой Европе нужны были драгоценные металлы для чеканки монет, необходимых для выхода из затянувшегося экономического кризиса.

Папа Урбан II обещал нищенствующему народу Средневековой Европы прощение их долгов перед церковью. Каждый католик был обязан платить подушную подать. При отсутствии денег можно было заменить продуктами.

Понтифик обещал всем, в том числе преступникам, прощение прошлых и будущих грехов, не только в походе на Святую землю, но и с мусульманами в Испании. Он разрешил грабежи по дороге в Иерусалим, чтобы они могли найти пропитание.

Исследователи говорят о существовании четырех вариантов текста выступления Урбана II, но они тождественны в своем главном посыле: кто нищ в Европе, на Святой земле будет счастлив и богат. На Западе – нищета и голод, а на Востоке – богатства, а Иерусалим – плодоноснейшая земля, она словно второй рай. Речь понтифика была прервана громкими возгласами:

«Так хочет бог! Так хочет бог!»
Не успел Урбан II закончить свою речь, желающие начали пришивать на свои лохмотья кресты из красных ленточек в знак согласия пойти в поход, вот оттуда и появилось название «крестоносцы», а в последующем – красные кресты на белых плащах рыцарей-грабителей. Позже слова папы стали повторять по всем католическим храмам и церквям Европы, сводя с ума средневековую бедноту.

Одним выступлением в Клермоне папа не ограничился, он в течение восьми месяцев продолжит свои «гастроли» по Франции. Помимо представителей католической церкви, к делу призыва подключат разных «святых» и «юродивых», у которых были вещие сны, видения, они могли творить чудеса и рассказывать «священные небылицы», потому что

«крестовый поход – дело божеское, а не человеческое».
Папа хотел, чтобы поход был через 8–12 месяцев, а его речь воодушевила так, что через пару месяцев, несмотря на приближающиеся холода, набралось много желающих. Помимо этого, случившиеся в 1095 году природные явления (лунное затмение, метеорный дождь) были восприняты, как благословение для похода.

Урбан II обращался к рыцарям, но не к королям против мусульманского мира. Дело в том, что в противостоянии с тюрками-сельджуками византийский император Роман IV Диоген, возглавляя армию, значительно превосходящую числом противника, попал в плен в 1071 году в битве при Маназкерте (Манцикерте). Не только для Византийской империи, но и для всего Западного мира пленение императора султаном Алп-Арсланом стало громом среди ясного неба.

Роман IV был отпущен за выкуп в 1,5 миллиона номизматов. Урбан II, зная, что европейские короли боятся тюрков-сельджуков, поэтому их будет сложно заманить на войну против мусульман, основной упор он делал на вербовку рыцарей.

Профессиональные головорезы
Историки выделяют следующие Крестовые походы:

Крестовый поход «бедноты» (1096).
Первый крестовый поход (1096–1099).
Второй крестовый поход (1147–1149).
Третий крестовый поход (1189–1192).
Четвертый крестовый поход (1202–1204).
Детский крестовый поход (1212).
Пятый крестовый поход (1213–1221).
Шестой крестовый поход (1228–1229).
Седьмой крестовый поход (1248–1254).
Восьмой крестовый поход (1270).

В первый католический поход выдвинулась сплошная неорганизованная беднота, ведомая аскетом-монахом, но с выдающимися ораторскими способностями Петром Пустынником и обнищавшим рыцарем по имени Вальтер, прозванным Голяк (нищий). По разным данным, выдвинулось от 100 до 300 тысяч человек – воры, нищие крестьяне, разбойники, разорившиеся рыцари, прочие асоциальные элементы и даже дамочки с низкой социальной ответственностью.

Есть сведения, что были и многочисленные семьи с детьми. Они, вооруженные вилами да топорами, на своем пути грабили, убивали христианское и иудейское население за распятие Иисуса. Грабители получали отпор на землях венгров, болгар, чехов, французов, германцев, византийцев, через которые проходил их путь. До земель тюрок-сельджуков дошло существенно поредевшее войско, которое было уничтожено, едва оказавшись на территории предков современных турков в Малой Азии.

После такого разгрома католическая церковь объявила так называемый «божий мир», что означало запрет на стычки и военные конфликты. Под личиной заботы о жизни христиан скрывалось одно – жизни европейцев нужно сохранить, чтобы они гибли на Востоке. Следом знамя грабительских походов за беднотой подхватили рыцари. Это были уже профессиональные головорезы, чьи действия М. А. Заборов описывает следующим образом:

«Еще не достигнув Константинополя, эта разбойничья рать начала грабить и насильничать. Лотарингские рыцари с грабежом прошли всю Нижнюю Фракию. Жестокие насилия над населением Эпира, Македонии и Фракии чинили нормандские рыцари Боэмунда Тарентского.
Не менее дикими разбоями ознаменовали свой переход через Далмацию крестоносцы графа Тулузского. Южнофранцузский летописец Раймунд Агильерский, являвшийся капелланом графа во время похода, в своей «Истории франков, которые взяли Иерусалим», рассказывает, как земледельцы Славонии (Далмации) отказывались продавать что-либо рыцарям и давать им проводников, как при приближении крестоносцев они бежали из своих сел, убивали скот, лишь бы он не достался разбойникам с крестами на знаменах.
Жители Славонии видели в крестоносцах прежде всего грабителей и насильников. Да они и были такими на самом деле. Раймунд Тулузский, например, снискал себе печальную известность в Далмации своими зверствами: однажды он (об этом не без гордости рассказывает его капеллан) приказал выколоть глаза и отрубить руки и ноги далматинцам, захваченным в плен его рыцарями.
Весь путь западных крестоносцев по Балканскому полуострову сопровождался разнузданными грабежами и разбоями. Но это было лишь начало. Во всей своей неприглядности поведение христовых воинов предстало позднее».
Католические монахи начали строить гостиницы вдоль дорог, с рвением отправлять рыцарей и бедных, особенно тех, кто жил рядом, удаляя опасных социальных элементов подальше не только от своих церковных владений, но и из Европы. Епископы и аббаты принялись скупать недвижимость и имения сеньоров, которых манили в поход жажда наживы и военной славы.

Оказавшись на Святой земле, крестоносцы не спешили к Иерусалиму. Они направились грабить города, захватывать крепости и утверждать свои династии. Через 3 года пути, состоящие из грабежей и насилия, 7 июня 1099 года крестоносцы-фашисты стояли у стен желанного города с многовековой историей.

В храме Соломоновом кровь доходила до колен всадников
Миролюбивый эмир Иерусалима Ифтикар ад-Даул предложил крестоносцам беспрепятственное паломничество к святым местам, но без оружия и небольшими группами, но получил воинственный ответ: они прибыли не ради освобождения храма Гроба Господня…


Во время взятия Иерусалима крестоносцами 15 июля 1099 года было убито не менее 10 000 горожан независимо от национальности и вероисповедания, потому что их было не отличить внешне друг от друга. Рыцари добились того, за чем они направлялись в Святой город – они полностью разграбили Иерусалим.

Мусульманам без кровопролития отдали ключи от Иерусалима, а через 400 лет во время крестового похода город был жестоко завоеван.

Е. Ларина в статье «Иерусалимская бойня. Как крестоносцы грабили Святой город во имя Христа» описывает эти события:

«По свидетельствам историков, город утонул в крови практически буквально. Людей вырезали целыми семьями, а их жилища и все имущество крестоносцы обращали в свою собственность. За год до взятия Иерусалима та же страшная участь постигла и жителей вставшей на их пути Маарры, население которой крестоносцы истребили практически полностью. Дамаск уцелел лишь чудом – войско крестоносцев подняло мятеж и напомнило своим военачальникам о конечной цели похода.
Исторически Иерусалим был святым местом и для христиан, и для иудеев, и для мусульман. Войдя в город, крестоносцы жгли иудеев, спасавшихся в своих храмах, разрушали и грабили святые места мусульман. В храме Соломоновом кровь доходила до колен всадников, а головы младенцев разбивали о мостовые, чтобы кровью неверных очистить город, свидетельствуют летописцы.
Иерусалимское королевство фактически просуществовало вплоть до XIII века, поддерживая себя все новыми крестовыми походами».
А. Бокк в статье «Город Давида и Соломона. Иерусалим – столица живой истории» пишет:

«Но самое главное, что кровавые расправы над мусульманами, буднично совершавшиеся христианскими рыцарями во время похода, вызвали ответную реакцию со стороны мусульман, которые теперь рвались мстить за братьев по вере, не различая правых и виноватых. И глядя на современный Ближний Восток, становится понятно, что то, что началось 900 лет назад, не закончилось и по сей день.
А главный вдохновитель крестового похода Папа Римский Урбан II умер 29 июля 1099 года, спустя две недели после взятия Иерусалима. Но во времена, когда не было телеграфа, телефона, радио и интернета, двух недель для передачи новостей из Иерусалима в Рим оказалось недостаточно – об «освобождении Гроба Господня» узнал уже новый понтифик».
После успешного похода, когда рыцари не только награбили, но и основали свои монархические династии, к крестовым походам подключились европейские монархи – король Франции Людовик VII и германский император Конрад III. На фоне Второго крестового похода папа Евгений III предложил Крестовый поход против славян.

Второй поход не достиг желанных целей, был признан неудачным. Папа, благословлявший на грабежи, насилие и смерть, был прозван антихристом, его учитель и помощник святой Бернард из пророков скатился в лжепророки. Но если бы они остались довольны захватами, награбленным имуществом, то их носили бы на руках…

Но папство не приостановило своей кровавой деятельности. Римские папы Григорий VIII и его преемник Клемент III инициировали Третий крестовый поход, в котором приняли участи самые могущественные монархи Средневековой Европы: английский король Ричард I Львиное Сердце, германский император Фридрих I Барбаросса, французский король Филипп II, австрийский герцог Леопольд V, которым противостоял султан Саладин (Салах ад-Дин).


Пожилой германский император Фридрих Барбаросса, одержав несколько побед, погиб при переправе через реку в 1190 году, не достигнув Святой земли. Посчитав это плохим знаком, многие немецкие крестоносцы вернулись.

Противоборствующие стороны остались недовольны достигнутым. Иерусалим был отвоеван мусульманами, Саладин разрешил христианам-богомольцам посещать Святой город. Смерть султана от лихорадки и раздел его империи между наследниками существенно увеличили шансы завоевателей-крестоносцев.

Ваши дела – дела дьявола
Нельзя не рассказать о понтифике Иннокентии III, чью деятельность описали фразой:

«Ваши слова – слова бога, но Ваши дела – дела дьявола».

Годы «служения» Иннокентия III: 1198–1216, то есть он развязал 4-й, 5-й и Детский крестовые походы.

Иннокентий III без устали искал ораторов, которые могли вдохновить народ на новые грабительские походы. Во Франции он нашел священника, который завоевал среди масс репутацию «божьего человека», творящего чудеса и исцеляющего больных. Монархи Средневековой Европы остались глухи к чаяниям понтифика и его посланца.

Французский король Филипп II ответил, что на человеческую жизнь достаточно одного крестового похода. Ричард Львиное Сердце заявил следующее:

«Ты советуешь мне отречься от моих трех дочерей – гордыни, жадности и распутства. Ну, что ж, я их отдаю более достойным: мою гордыню – тамплиерам, мою жадность – цистерцианским монахам и мое распутство – попам».
Понтифик добился своего только тогда, когда завлек крестоносцев в долговые ловушки и обрек на испытания голодом, после которых у них не оставалось иного выхода, как идти на войну.

Венеция обязалась предоставить суда для переправы 4,5 тысяч рыцарей и коней для них, 9 тысяч оруженосцев и 20 тысяч пехотинцев. Крестоносцы обязались оплатить за это Венеции 85 тысяч марок серебра частями в четыре взноса, а также отдать половину всего того, что будет ими награблено. Ловушка заключалась в том, что крестоносцы обязались выплатить 85 тысяч марок независимо от того, сколько рыцарей явится в Венецию.

Как пишет историк М. А. Заборов, хотя крестоносцы и не догадывались о готовящейся западне, подписывая договор, об этом прекрасно был осведомлен Иннокентий III. Понтифик охотно утвердил договор, поставил небольшое условие: крестоносцы не будут воевать против христиан.

К назначенному времени (лето 1202) крестоносцы съехались в Венецию, но их оказалось существенно меньше ожидаемого количества воинов. Их отвезли на остров Лидо, а для сговорчивости начали морить голодом и мучить жаждой. Из требуемых денег удалось собрать лишь 51 тысячу. Венецианцы хотели с помощью крестоносцев завоевать христианский город Задар на побережье Адриатического моря.

Крестоносцы, помня запрет Иннокентия III, к нему же и обратились за разъяснениями. Понтифик, чьи дела были от сатаны, ответил, что лучше искупить малое зло великим добрым делом, нежели, оставив крестоносный обет невыполненным, бесславными грешниками вернуться домой.

Так, при содействии понтифика Иннокентия III крестоносцы обнажили мечи против своих же христиан.

Как крестоносцы убили Византию?
В следующий раз они это сделали против Византийской империи, чьи богатства и мощь не давали покоя католическим священникам и крестоносцам.

Принято считать, что Византийская империя, просуществовавшая 1123 года пала под натиском молодой империи османов, забывая упомянуть при этом, что до этого именно Запад вверг эту империю в пучину упадка, а затем добил Четвертым крестовым походом, и делал это он на протяжении нескольких десятилетий: с 1204 по 1261 год.

Ситуацию, предшествующую падению империи, красочно описывает историк В. Е. Шамбаров в книге «Царь Грозной Руси»:

«…Византия скатилась в упадок. Главной причиной стало изменение ее политики. Цари из династий Комнинов и Ангелов вместо использования национальных сил и ресурсов взяли курс на «дружбу» с Западом. Запустили в страну иноземных банкиров и торговцев, предоставив им широчайшие права. В империи внедрялись западные моды, нравы, модели управления. В результате богател и цвел Константинополь – город нуворишей, вельмож и олигархов, а провинция разорялась.
Чтобы получить помощь Европы, Михаил Палеолог пожертвовал Верой, заключив в 1274 г. с папой римским Лионскую унию. И хотя ее расторг сын Михаила, Андроник II, но следующие императоры снова потянулись к Ватикану. Иоанн V лично явился в Рим, унижался перед папой и целовал ему туфлю. А при Иоанне VIII прошел Флорентийский собор и в 1439 г. вторично заключил унию.
Да и в самой Византии большинство православных унию отвергло. Вместо укрепления страны она вызвала раскол в народе. А тем временем усиливались турки османы. Они фактически не завоевывали, а заселяли опустевшие земли империи. Часто жители добровольно отдавались под их защиту.
Бороться с османами у последних императоров не было ни сил, ни средств, они предпочитали платить дань. От былой державы остались лишь Константинополь и несколько клочков территории в Морее и Крыму. В отношении православных султаны повели себя умно, взяли их под покровительство. А византийским царям уния ни малейшей пользы не принесла. Помощи Запада они все равно не получили.
В 1453 г. в наказание за неумную политику и интриги Мехмед II осадил и взял штурмом Константинополь, и на месте исчезнувшей империи раскинулась другая, Османская».
Падение Византийской империи началось тогда, когда Запад вовлек ее в торговый союз, названный «Золотая булла». Лишь со временем византийцы поняли, что этот договор оказался кабальным и выгодным только Западу.

Почему-то у меня родилась параллель с Украиной. Запад отчаянно пытался заставить Януковича подписать Соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Когда к нему пришло прозрение, курок над Украиной был уже взведен, а после подписания Соглашения об урегулировании политического кризиса курок был спущен.

За считанное десятилетие стремительно деградировали производство и сельское хозяйство, местные товаропроизводители попали в зависимость от иностранцев или разорились. Когда император Андроник понял всю пагубность затеи и аннулировал договор «Золотая булла», попытался перекрыть потоки, выводящие финансовые ресурсы за границу, он был убит.

Империю добили венецианский олигархат, который организовал крестовый поход и грабил Константинополь пятьдесят лет. Сегодня собор святого Марка в Венеции украшают колонны, мрамор, драгоценное внутреннее убранство, вывезенное из Константинополя.

Множество византийских сокровищ, произведения искусства украшают музеи европейских городов. Как грибы после дождя начали появляться первые европейские банки и ломбарды. Константинополь через 50 лет смог освободиться от алчных крестоносцев, но не смог восстановиться из-за появившейся коррупции и олигархов, которые обзавелись своими армиями под видом слуг, а позже ввергли страну в пучину гражданских войн.

Империя перестала заниматься воспитанием народа, а под влиянием западных идеологий о насилии над личностью пустила идеологию на самотек. Она стала раболепствовать перед эпохой Возрождения, забыв о своей тысячелетней истории. Прозападники заявляли, что Византия исчерпала себя как политическое, культурное и религиозное явление, требовали переустройства всех институтов государства по образцу западноевропейских государств. Они одержали верх над патриотическими силами.

Вскоре начали пересматривать, искажать и переписывать историю империи, где победы преподносились как поражение, традиции высмеивались, армия уничтожалась. Молодежь перестала любить и уважать свою страну, а богатые родители начали отправлять своих отпрысков на учебу за границу.

Лучшие умы византийской науки переехали на Запад, теперь они работали не на свою империю, а на государства-разрушителей. Вступив в единый военно-политический союз с Западом, империя осталась без армии. Они затеяли реформу, уничтожили свою армию, а новую не создали.

Ничего не напоминает?..

О том, что последней разрушительной точкой и самым страшным ударом для Византии стала церковная уния с Римом, рассказывает митрополит Тихон Шевкунов в документальном фильме «Гибель Империи. Византийский урок»:

«Другой страшнейшей потерей от предательства веры стало утрата доверия народа к власти. И хотя далеко не все приняли унию, но дух народа был сломлен. Народ перестал хотеть жить. Редкие семьи, если и создавались, часто не имели детей. Аборты стали повсеместным явлением. Царило засилье самых мрачных оккультных и гностических систем, характеризующихся ненавистью к жизни. Самоубийства стали одной из основных причин смертности населения».
После того, как крестоносцев прогнали, Константинополь представлял собой печальное зрелище разрушенного и опустевшего города.

«Число его жителей сократилось до 40–50 тысяч. Для сравнения, до захвата Константинополя крестоносцами численность населения этого самого большого города Европы вместе с окрестными жителями составляла около миллиона человек»,
– приводит сведения Т. А. Матасова в книге «Софья Палеолог».

Петру I принадлежат слова:

«А пуще всего не забывайте дела ратного, дабы не уготовить себе судьбы империи Византийской».
Все остальные крестовые походы возглавляли европейские монархи, но отдельно хочу остановиться на Детском крестовом походе.

Детский крестовый поход
Историки пишут, что в начале XIII века во Франции и Германии крестьяне из-за феодальных междоусобиц и войн оказались в бедственном положении. На Западе испокон веков любое бедственное положение решают с помощью развязывания войн и грабежей иных земель и народов. В массы пустили мысль: нужно в очередной раз отвоевать Иерусалим, тогда Всевышний смилостивится, и закончатся беды, а лучше всего на эту роль подходят невинные дети.

Во Франции католическая церковь в качестве проповедника выбрала двенадцатилетнего мальчика-пастуха Этьена. Он ходил из одной деревни в другую, «совершал чудеса», рассказывал о своих видениях, где видел Иисуса, указывающего путь освобождения Иерусалима при помощи детей. Позже появились множество таких мальчиков-подражателей, они начали объединяться в огромные массы. К ним примкнули воры, разный преступный взрослый сброд и городская беднота.

Католическая церковь, разжигая пламя фанатизма, смогла за один летний месяц набрать до 30 тысяч детей. «Юные крестоносцы» были уверены, что дойдя до Марселя, перед ними, как перед Моисеем, расступятся воды Средиземного моря. Когда это чудо не случилось, нашлись сердобольные люди, готовые безвозмездно за «воздаяние божье» отвезти детей за море на семи кораблях. Два корабля с детьми утонули во время бури, остальные пять кораблей отвезли детей на невольничий рынок в Египте, и они пополнили ряды рабов.

В Германии нашелся мальчик Никлас, к которому аналогичным образом присоединились 20 тысяч мальчиков и девочек. Их горькую судьбу описывает М. А. Заборов:

«Преодолевая все трудности, эта армия, выйдя из Кельна, направилась вдоль Рейна, перешла через Альпы (в горах две трети участников этого похода погибли от голода), и, миновав Женеву, в августе 1212 г. добралась до Генуи: затем дети двинулись дальше на юг. Дойдя до Рима, часть повернула обратно, другая – к Бриндизи: только вмешательство местных властей помешало работорговцам погрузить на корабли живой товар, сам, казалось, шедший к ним в руки.
Иннокентий III ни словом не осудил всей этой затеи: он ограничился тем, что согласился дать юным крестоносцам отсрочку для выполнения их обета (до совершеннолетия). Почти все, еще оставшиеся в живых дети, погибли на обратном пути от истощения и болезней. Детские крестовые походы были одним из последних проявлений массового крестоносного исступления, а плоды его – гибель десятков тысяч детей – едва ли не самой страшной трагедией во всей истории крестовых походов».

На этот зашкаливающий цинизм хочется сказать: девочке-экоактивистке из Швеции со злобным лицом Гретте Тумберг повезло. Взрослые с трибуны ООН заставляют говорить, что ее детство испортили экологическими проблемами, а ей только обещают их решить, но дальше слов «бла-бла-бла» дело не доходит. Если бы она жила в Средневековье, то ее заставили бы возглавить Детский крестовый поход, и она где-нибудь по дороге на Святую землю умерла бы от голода или утонула, или была бы продана в рабство.

Западная Европа обогатилась за счет Востока не только посредством грабежей, но и за счет того, что позаимствовала ряд достижений в разных областях. Так, переняли ветряную мельницу, усовершенствованное водяное колесо, изобретения в архитектуре, музыкальные инструменты, технологии изготовления дорогих тканей, таких как шелк, атлас (по-арабски «красивый»), муслин (ткань так называется по именам городов Мосул и Дамаск).

Европейцы позаимствовали ранее неизвестные им садовые, бахчевые и полевые культуры (абрикосы, лимоны, рис, гречиху). Переняли и использование почтовых голубей. У китайцев арабы научились изготовлять бумагу, а европейцы взяли это у арабов. В сфере финансов переняли такой инструмент, как вексель. Европейцы позаимствовали также устройство горячих бань. Этот перечень обширен.

Но на этом не заканчивается история о злодеяниях римских пап, которые я хочу рассказать.

Дранг нах Остен
Никто не вечен, умер и сатанист Иннокентий III. Рыцари избрали себе новый объект для грабежа, который емко описывает М. А. Заборов:

«…богатые славянские земли по Лабе и Одре и в Восточной Прибалтике. И не кто иной, как Иннокентий III, еще в первые годы XIII в. взял на себя инициативу кровавого немецко-рыцарского «Дранг нах Остен».
Под лозунгом христианизации славян, ливов, эстов, пруссов римско-католическая церковь с начала XIII века направила хищных германских рыцарей в многочисленные крестовые походы против разрозненных тогда славянских и прибалтийских племен для завоевания Ливонии. В 1202 году Иннокентий III учредил даже особый немецкий военно-монашеский орден «Братьев христова воинства» или меченосцев – по образцу тех, которые были созданы в Палестине.

Разгромленный литовцами в 1236 году этот орден слился затем с другой разбойничьей организацией немецких рыцарей – Тевтонским орденом.


Он возник в Палестине еще во время Третьего крестового похода и, перебравшись в середине 20-х годов XIII века в Европу, выступил главным носителем кровавой агрессии германских феодалов в Южной Прибалтике. Орденские рыцари пытались подчинить своему господству и Северо-Восточную Русь. В Ледовом побоище 5 апреля 1242 года доблестные силы русских воинов под командованием Александра Невского положили предел этим завоевательным устремлениям немецких феодалов и апостольского престола.

Итак, в начале XIII века германские рыцари отыскали новое поле для своих захватнических действий – территории Восточной Европы: прибалтийские земли «язычников» и Русь являлись в их глазах более соблазнительными, чем далекие Сирия и Палестина. Немецкие рыцари в основном оставили без ответа призывы папских проповедников спасать «Гроб Господень».

Теперь настал черед Александра Невского бить псов-рыцарей и противостоять их хозяину в лице римского понтифика. Так, папа Иннокентий IV предлагал Александру Невскому перейти в католичество, получить королевский титул и войти в семью европейских народов, но получил отказ.

Некоторые историки считают, что Александр Невский сделал неправильный выбор в пользу Золотой Орды. Во-первых, история Европы показывает, что любая уния с Западом во все времена – зло, во-вторых, римские папы позволяли себе вмешательства в дела государства, которые могли лишить монарха трона.

Хочется для них привести пример того, как решения пап пагубно сказывались на государствах на примере двух европейских монархов Средневековья.

Однажды поссорились император Священной Римской империи Германской нации Генрих IV и понтифик Генрих VII, известный нам под прозвищем «Святой сатана».


Началось противостояние этих двух лидеров духовного и мирского бытия. В письме папа угрожал императору отлучением от церкви. В ответ, пользуясь своим правом, император Генрих IV объявил о низложении папы. Папа в ответ отлучил император от церкви.
Понтифик заявил подданными Генриха IV, что они свободны от вассальной присяги.

Священники перестали совершать обряды венчания, отпевания, крещения и т. д. Народ считал, что папа, будучи представителям Бога на земле, может как отправить в ад, так и в рай. Раз папа не доволен императором, то такому монарху нельзя служить, иначе и они попадут в ад. Император Священной Римской империи остался абсолютно один на один со своей номинальной властью без войска, вассалов, народа. После встреч с папскими легатами германские князья поклялись, что не будут признавать монарха до тех пор, пока папа не снимет отлучение.

Потом они занялись избранием нового императора. Только разрозненность между германскими князьями стала преградой к появлению нового правителя. Монарх, оказавшийся в безвыходной ситуации, зимой от монастыря в местечке Шпейер через Альпы пошел к замку Каносса, где находился папа. А это не один десяток километров пешком… Но заносчивому папе этого показалось мало. Он продержал монарха у ворот еще три дня на морозе с непокрытой головой. Все это время Генрих IV соблюдал пост и молился.

Генрих IV получил прощение от папы. После этого похода императора через Альпы появилась фраза «пойти в Каноссу», что означало неслыханное унижение. Немецкие князья договорились, избрали себе нового монарха, с ним пришлось повоевать Генриху IV. После победы он низложил папу, тот в ответ вновь предал его анафеме, но эффекта это не произвело, так как считалось, что невозможно быть дважды подвергнутым отлучению от церкви. Император со своей армией обрушился на Рим, папа Григорий VII бежал и умер в нищете. Следующего папу выбирал немецкий император.

Известный нам Иннокентий III, у которого дела от сатаны, был избран папой в 37 лет. Утверждая, что папа не только наместник апостола Петра, но и самого Бога на Земле, он призван господствовать над всеми народами и царствами. На торжественных приемах заставлял всех присутствующих преклонять перед собой колени и целовать туфлю, чего не заставлял делать ни один монарх в Европе. Он не только рьяно разжигал крестовые войны, но и вмешивался во внутренние и внешние дела европейских государств, возводил на престол и смещал монархов. Вассалами Иннокентия III признавали себя короли Англии, Польши, некоторых государств на Пиренейском полуострове.

В своем унижении от папы в истории Генрих IV был не одинок. Оспаривая власть друг друга, проиграв, Фридрих Барбаросса был вынужден целовать туфлю папы Александра III и ему, как конюху, прилюдно пришлось вести под уздцы коня понтифика, чтобы получить не только прощение, но и восстановить свою власть.

Но, несмотря на это унижение, план нападения на СССР Гитлер назвал в честь Фридриха I Барбароссы – германского монарха-предводителя в Третьем крестовом походе. Они пытались придать истреблению советского народа ореол неких высших идеалов, позволяющих убивать не христиан. На поясных пряжках фашистов была начертана известная фраза первых крестоносцев «С нами бог».

В декабре 2022 года Служба внешней разведки обнародовала материалы, доказывающие, что Папа Римский Пий XII, оставшийся в истории как «папа Гитлера» в апреле 1941 года знал о скором грядущем нападении гитлеровской Германии на СССР. В связи с этим иезуитам на западных советских территориях было велено перебираться поближе к границе:

«В среду, 23 апреля, состоялся секретный сбор 400 иезуитов у папы, который обратился к ним с призывом повысить активность на Востоке», – говорилось в сообщении. Отмечалось, что «иезуитам, находящимся в Прибалтике, Западной Украине и Белоруссии даны указания постепенно концентрироваться ближе к границе, так как ожидается наступление Германии против СССР вскоре после ликвидации греческого вопроса».
Эта статья показывает лишь малую часть тех кровавых злодеяний, сотворенных папством. Лишь в эпоху Средневековья были и реконкиста, и конкиста.

Земли вандалов
Одобренный римской курией поход европейских народов против мусульман, которые занимали Пиренейский полуостров, Южную Италию, Сицилию, назвали реконкистой или крестовыми походами до крестовых походов. Европейцы, захватывая земли, устраивали геноцид и грабеж местного населения. Завоевания мусульман в корне отличались от европейских. Их цель была – нести единобожие.

Берберы из Северной Африки приняли ислам и ведомые арабами из Марокко в 711 году переплыли 14 километров по Гибралтару и оказались на берегах Испании. До них на Пиренейском полуострове хозяйничало племя вестготов. Арабы и берберы назвали это государство Аль-Андалус, что означало «земли вандалов».

Мусульмане предложили находившимся в кризисе городам новое правление и правила жизни. Безусловно, не обошлось без битв и противостояний, но многие города сдавали ключи города, поселения и крепости без боя. Они были наслышаны о благожелательном правлении мусульман.

В отличие от своих предшественников, арабы не стали грабить людей, наоборот.

Благодаря этому войско мусульман пополнялось местным населением. Они построили мельницы, систему орошения, многие пустынные земли расцвели, преобразился ландшафт, и начали произрастать ранее невиданные растения. В Испании начали расти апельсины, лимоны, авокадо, артишоки, гранаты и многие другие. В то время, когда Вильгельм Завоеватель в Англии огораживал и под страхом смертной казни запрещал из леса выносить ветку толще пальца, устроил перепись населения и имущества, чтобы обложить все налогами, арабы раздали земли крестьянам.

Развитие сельского хозяйства не только давало еду крестьянам, но и приносило доходы в казну. В Аль-Андалусе как грибы после дождя начали появляться города, в которых были водопроводы и фонарное освещение по ночам. Мадрид, покоряющий своей красотой, основан мусульманами. В то время, когда процветала мусульманская Испания, в остальной Европе было мрачное Средневековье.

Арабская медицина на столетия опережала своих современников в Европе. Самым известным хирургом в столице Андалусии был Альбукасис (Абу-ль-Касим аз-Захрави). Он стал автором 30-томного труда «ат-Тасриф», в который вошли главы о хирургии, офтальмологии, ортопедии, фармакологии, питании и др., он описал 200 видов хирургических инструментов, был автором некоторых из них.

Некоторые хирургические практики, описанные арабским врачом почти 10 столетий тому назад, используются до сих пор. И чтобы дойти до того уровня, на котором была медицина Аль-Андалуса, европейцам понадобится выйти из кандалов папства и вырваться из огня инквизиции, а на это уйдет минимум два столетия.

На территории современной Испании, кроме севера, мусульмане основали халифат Аль-Андалус со столицей в городе Кордова. Когда в этом городе было более 100 тысяч домов, 700 мечетей, 300 общественных бань, 70 библиотек, в каждой из которых было около 500 тысяч книг. На их фоне Лондон или Париж были захолустными поселениями. Именно арабы сохранили и приумножили наследие древних ученых. Халифат распался на двадцать княжеств.

На севере Пиренейского полуострова оставалась небольшая часть, занятая католическими христианами – испанцами и португальцами. Вскоре они образовали христианское княжество. Реконкиста – термин, используемый для описания серии военных кампаний христианских государств против мусульманских княжеств, начиная с 711 года и заканчивая 1492 годом.

Мусульмане завоевали Испанию за 4 года, а у них отвоевывали её почти 800 лет. Может, не отвоевывали, а завоевывали у мусульман?

Комплекс неполноценности вкупе с религиозными предрассудками католиков и европейских монархов привели к замалчиванию вклада мусульман в развитие Европы.
Этому способствовали костры, в которых сожгли до одного миллиона книг на арабском языке после окончания реконкисты. Сам язык, на котором был ниспослан Коран, был объявлен еретическим, грубым и попал под запрет.

Оставшиеся в архивах католических священников научные труды и книги арабских ученых по медицине, астрономии, математике, геометрии, архитектуре, сельскому хозяйству и прочим наукам после перевода обогатили западную науку.

После реконкисты начнется конкиста – завоевание Америки, а это уже другая кровавая история истребления народов на другом континенте, вдохновляемая папством.

Вывод
В основе всех бед человечества лежат несколько причин.

Первая – когда человек теряет Бога в сердце. Тогда он теряет совесть. Отсутствие этой важной составляющей в жизни человека очень пагубно, ибо он становится способным совершить много плохого.

Вторая – жадность и неуемная алчность.

Третья – система наследования.

Понтифики место Бога в сердце заменили ритуалами, совесть «очистили» индульгенцией – платой за прощение грехов, но жажда власти затмила ум. Эти демоны сопутствовали римским понтификам и приводили к катастрофическим результатам для человечества.

Таким образом, это Римская католическая церковь принесла миру помесь зла и бесчеловечности, смесь аморальности и сатанизма, кровавые распри и грабежи.

Источник