Кожно-нарывные ОВ. Тиоловые яды и модификаторы пластического обмена

В продолжение рассмотрения отравляющих веществ цитотоксического (в том числе кожно-нарывного) действия переходим к очень коварным токсинам.

Тиоловые яды

Основным механизмом воздействия на организм тиоловых ядов является возможность связываться с сульфгидрильными, или иначе называемыми тиоловыми, группами. Это дуэт атома серы и водорода, который входит в состав белков и участвует в их создании и поддержании. Рибосомы млекопитающих содержат около 120 тиоловых групп, и около половины из них имеют очень важное значение для синтеза белка.

Действие и токсичность тиоловых ядов различны. В основном к этой группе относятся металлы: мышьяк, ртуть, цинк, хром, никель, кадмий и их соединения. Синтезировано уже более 6 000 неорганических и органических соединений мышьяка. Из них наиболее опасными с военной точки зрения считаются триоксид мышьяка (As2O3), мышьяковистая кислота (HAsO2) и ее соли, в частности арсенит натрия, а также люизит (β-хлорвинилдихлорарсин).


Поражения люизитом имеют большое сходство с ипритными поражениями с той лишь разницей, что скрытый период у него практически отсутствует. Симптомы наблюдаются с первых минут контакта, а именно: выраженные болевые ощущения, бурное развитие воспалительной реакции с обильным кровоизлиянием и выделением жидкости.

Люизит – сосудистый яд, что вызывает прогрессирующее падение артериального давления.

Пострадавшие вялы, отказываются от пищи, рефлексы ослаблены. Состояние угнетения наблюдается на всём протяжении интоксикации вплоть до отсутствия реакции на раздражители перед смертью. Действие токсина вызывает усиление проницаемости сосудов, в связи с чем происходит выход жидкой части крови в плевральную и брюшную полости, а также в межклеточное пространство тканей. В связи с этим у пострадавших развивается отёк лёгких, гидроторакс, гидроперикард и прочее. В тяжёлых случаях возможны кровоизлияния во внутренние органы сначала точечно, затем обширно. Подобное «обезвоживание» приводит к сгущению крови, что в конечном итоге может привести к смерти.

Токсичные модификаторы пластического обмена

Все реакции в живом организме можно разделить на две группы и отнести либо к пластическому обмену, когда вещество создаётся, либо к энергетическому, когда вещество расщепляется. На этих принципах построен обмен веществ или метаболизм.

К модификаторам пластического обмена относятся полигалогенированные ароматические углеводороды, и пусть вероятность их боевого применения невелика, но эти крайне токсичные соединения, которым свойственна способность длительной кумуляции и стойкость в окружающей среде, требуют к себе особого внимания.

Свои названия соединения получили от количества атомов кислорода в составе молекулы. Один атом кислорода – галогенированные дибензофураны, два атома кислорода – диоксины, если вещества не содержат кислорода – это галогенированные бифенилы.

Разнообразие диоксинов обеспечивается большим количеством комбинаций химической структуры. Наличие хрома или брома, два атома кислорода и возможность изменять положение галогенов в молекуле породили несколько десятков семейств этих ядов, а общее число соединений превышает тысячу.

Самый токсичный представитель группы 2,3,7,8-тетрахлордибензо-пара-диоксин (далее ТХДД). За последние 40 лет в результате многочисленных аварий и инцидентов на производствах хлорированных фенолов, при которых отмечался выброс в окружающую среду среди прочих веществ и 2,3,7,8-ТХДД, пострадало более 1 500 человек. Основным компонентом смеси Agent orange, применённого США во время войны во Вьетнаме, была 2,4,5-трихлорфеноксиуксусная кислота, а в качестве примеси присутствовал диоксин. Всего в ходе войны в окружающую среду поступило примерно 200–500 килограмм диоксина, что сильно повлияло на здоровье самих военнослужащих США, принимавших участие в боевых действиях.

2,3,7,8-ТХДД – кристаллическое вещество, которое не растворяется в воде и легко разносится воздушными потоками. Кипит при температуре 305 градусов Цельсия и практически не обладает способностью к испарению. Это крайне стойкое вещество, которое накапливается как в объектах окружающей среды, так и в организмах живых существ, передаваясь по пищевым цепочкам. Период полуэлиминации («полураспада» вещества в крови) составляет 1–1,5 года, но при определённых климатогеографических условиях и характере почвы этот срок может быть значительно больше.


Из описания ясно, что диоксин поступает в организм с заражённой пищей или при вдыхании. После поступления в кровь вещество распределяется в тканях и органах. Жировая ткань – любимая ткань для накопления диоксина. У ряда жителей Вьетнама даже спустя 15 лет с окончания химической войны содержание отравы в жировой ткани было в 3–4 раза выше, чем у жителей Европы и США.

При смертельном отравлении сначала проявляются симптомы общей интоксикации (истощение, анорексия, общее угнетение, резкий упадок сил, проблемы с составом крови), затем добавляются симптомы, свойственные поражению печени, тканей и иммунитета. Отёки относятся к характерным признакам интоксикации. Жидкость накапливается в подкожной клетчатке сначала вокруг глаз, затем распространяясь на лицо, шею и туловище. При тяжелейших терминальных отёках жидкость обнаруживается даже в грудной и брюшной областях.

При лёгкой степени отравления ранним и наиболее распространённым признаком поражения является появление «хлоракне» из-за трансформации сальных желез. Подобный симптом можно увидеть у третьего президента Украины Виктора Ющенко.


Полихлорированные бифенилы или сокращённо ПХБ – синтетическое хлорсодержащее вещество. В зависимости от вида экспериментального животного и варианта соединения смертельная доза колеблется в интервале от 0,5 до 11,3 г/кг, что довольно много. Высокая термостойкость, химическая стабильность и диэлектрические свойства сделали ПХБ широко применяемым, как в электротехнике, так и красителях, смазках, гидравлических системах и даже текстиле и бумаге. Кроме того, ПХБ использовались при производстве изделий, в которых употребление других охлаждающих агентов было сопряжено с высокой опасностью взрывов или воспламенения.

В организм ПХБ могут проникать через кожу, лёгкие и желудочно-кишечный тракт. Попав в кровь, вещества быстро накапливаются в печени и мышцах, а затем перераспределяются в жировую ткань. Кроме того, ПХБ, как и диоксины, являются усилителями действия других чужеродных организму химических веществ.

Интоксикация ПХБ схожа с эффектами, развивающимися от диоксинов. Токсический процесс, проходящий у человека, изучен недостаточно. Острое поражение диоксинами и ПХБ зачастую остаётся незамеченным, из-за крайне медленного развития. То есть человек теряет вес, начинается хлоракне и выпадение волос, отёки, угнетение красного костного мозга, нарушение репродуктивной функции, и всё это длится так долго, что обнаружить и соотнести симптомы можно, только имея специфический опыт, и только благодаря тщательному наблюдению за личным составом.

Антидота от полигалогенированных ароматических углеводородов не существует.


Вывод
Как можно заметить, от быстрых повреждений, наносимых ипритом, функционал отравляющих веществ плавно сместился к кумулятивным свойствам, отравление которыми очень тяжело обнаружить.

Таким образом, вещества одной только этой описанной группы способны обеспечить своему владельцу разнообразие воздействия на цель, при наличии у него должной фантазии, разумеется. Кроме того, необходимо помнить, что некоторые отравляющие вещества практически не склонны вступать в реакцию с другими веществами, а значит – могут применяться одновременно.

Токсикология в целом и военная в частности представляет собой целый мир, схожий по своей сути с разведкой и контрразведкой, вот только пишут об этой медицинской науке не так уж и часто. Следующие статьи будут посвящены отравляющим и токсичным веществам удушающего действия. Источник