Князь Олег и Рязанское княжество

Князь Олег и Рязанское княжество
Рязань, памятник князю Олегу на Соборной площади

Князь Олег Иванович Рязанский – одна из противоречивых и неоднозначных фигур русской истории. Карамзин в своей «Истории государства Российского» представил его, как «предателя общерусского дела». Костомаров, Соловьёв, Иловайский, Ключевский, другие авторы с этим не согласились.

Отметим, что о предательстве Олега говорится лишь в «Сказании о Мамаевом побоище» – литературном произведении, написанном не ранее конца XV века. Его анонимный автор мало что знает об описываемых им событиях и, рассказывая о сношениях Олега с Литвой, утверждает, что престол там в это время занимал умерший три года назад Ольгерд (а не Ягайло). Ближайшим советником Дмитрия накануне Куликовской битвы он называет митрополита Киприана, который в Москву был допущен лишь в 1381 году, а накануне тех событий предал этого князя анафеме. Но содержание писем, направленных рязанским князем Мамаю и «покойному» Ольгерду, излагает очень подробно.

А вот авторы летописей Олега предателем не называли. Да и никакого «общерусского дела», которое мог бы предать этот князь, в XIV столетии еще не было. Как не было и единого общерусского государства: Олег не был мятежным вассалом Дмитрия, но оба признавали царями ордынских ханов. Как можно увидеть на приведенной ниже карте, ещё сохранялись отдельные княжества, у каждого из которых были собственные интересы. Значительная часть территорий и вовсе входила в состав Великого княжества Литовского, которое тогда, наравне с Москвой, претендовало на роль собирателя русских земель.

Князь Олег и Рязанское княжество
Русские земли в конце XIV века
Никто тогда не мог знать, что победу в конечном итоге завоюют потомки не слишком удачливого Дмитрия Ивановича Московского, который, одержав несколько тактических побед, потерпел стратегическое поражение (1382 г. – возобновление выплаты дани Тохтамышу в двойном размере против той, что он не хотел платить Мамаю, 1385 г. – Олег Рязанский отвоевал Коломну, захваченную москвичами ещё в 1300 году, 1389 г. – смерть 38-летнего Дмитрия).

Если все же попытаться ретроспективно и объективно оценить каждого из живших в то время князей, окажется, что Дмитрий Иванович Донской вредил «общерусскому делу» не меньше своих современников, а связанный с его деятельностью поход Тохтамыша 1382 года и вовсе отбросил Русь на несколько десятилетий назад. Помощь тогда пришла, откуда никто не ждал – из Средней Азии, от Тимура, который в двух жестоких войнах полностью разгромил государство Тохтамыша.

Князь Олег и Рязанское княжество
Найденный в 1935 году на склоне горы Улу Таг (Казахстан) «Камень Тимура», поставленный завоевателем во время похода против Тохтамыша. Хранится в Эрмитаже
В рязанских землях Олег Иванович был настолько популярен, что уже в начале XV века его стали почитать в качестве святого (а также и супругу князя). В сентябре 1862 года в духовном журнале «Странник» (Санкт-Петербург) было написано:

«Низший класс народа лучше помнит и знает историю своего бывшего князя и супруги его; простолюдины доныне с благоговением чтут память схимонаха Ионы и супруги его инокини Евпраксии, как память праведников, угодивших Богу, и, ради благ вечной жизни, оставивших и презревших величие земное, просиявших высокими добродетелями и безчисленными благодеяниями народу при своей жизни».
Князь Олег и Рязанское княжество
Икона XIX века с изображением князя Олега (в монашестве – Иоаким) и его жены Евфросиньи, принявшей имя Евпраксия
К Олегу-Иоакиму обращались и больные, причем исцеляла людей кольчуга князя («железная рубашка Олега»). Утверждалось, что «более всего ходатайство благоверного князя Олега пред Престолом Божиим помогает при пьянстве и «падучей болезни» (то есть эпилепсии).

Князь Олег и Рязанское княжество
Кольчуга князя Олега, Рязанский художественный музей
В начале XVII столетия на рязанской печати появляется изображение воина, которого стали отождествлять именно с князем Олегом. В «Росписи всем государевым печатям» 1626 года можно прочитать:

«Печать Рязанская: человек, а у него в правой руке меч, а под ним земля».
А вот как выглядит эта печать в «Царском Титулярнике» 1672 года:

Князь Олег и Рязанское княжество
Знаменитый Бурхард Миних (еще не фельдмаршал, а генерал и обер-директор над фортификацией) по поручению Верховного Тайного совета составил Знамëнный гербовник, утвержденный в 1730 году. На знамени Рязанского пехотного полка «в серебряном щите, на жёлтом поле» изображен уже не просто воин, а

«Русский Князь в красной епанче, в платье, сапогах, шапке с собольею опушкою, зелёных, держащий в правой руке меч, а в левой ножны и стоящий на зелёной земле».
Наконец, в 1779 году Екатериной II был утвержден герб Рязани с таким описанием:

«Городъ Рязань имҍетъ старый Гербъ. В золотомъ полҍ стоящій Князь, держащій въ правой рукҍ мечъ, а въ лҍвой ножны, на немъ епанча червленная, а платье и шапка зелёная, обложенная соболями».
Князь Олег оказался и на современном гербе Рязани, утвержденном в 2001 году:

Князь Олег и Рязанское княжество
О князе Олеге мы и поговорим, но вначале скажем несколько слов о его «отчине» и «дедине». Ведь правил Олег уже сложившимся Рязанским княжеством, у которого были свои особенности развития, свои традиции и непростая история взаимоотношений с соседями. Был у Рязани и свой богатырь – и какой: безупречный Добрыня Никитич, единственный, о котором в былинах не сказано даже и одного плохого слова.

Князь Олег и Рязанское княжество
Добрыня Никитич, кадр советского диафильма
Но можно вспомнить и об Илье Муромце – ведь история Рязани тесно связана с историей Мурома, и в определённый период времени эти города находились в составе одного Древнерусского государства.

Рязанское княжество
Сейчас считается, что коренным населением территорий Рязанского и Муромского княжеств были финно-угорские племена. Однако со II–III вв. здесь стали селиться и балты, которые, впрочем, остановились по правому берегу среднего и нижнего течения реки Москвы, на левом берегу закрепились лишь в отдельных местах. Затем в Волго-Окское междуречье были отмечены три колонизационных потока славян.

С северо-запада и запада эти земли заселялись новгородскими словенами (которые на рубеже IX–X вв., вероятно, и остановили миграцию балтийских племен) и кривичами, с юга – вятичами. Кстати, многие современные исследователи согласны, с утверждением летописей о том, что радимичи и вятичи «происходят из ляхов», то есть имеют западнославянское происхождение.

Согласно летописям, славянское племя вятичей и местные финно-угорские племена, которые платили дань хазарам, впервые были подчинены Святославом Игоревичем в 964–965 гг. Однако уже в 981 году с ними пришлось воевать его сыну Владимиру, и в дальнейшем вятичи сохраняли определенную самостоятельность. Долгое время они сопротивлялись и христианизации, именно на их землях был убит священномученик Кукша Печерский, который, по некоторым данным, сам происходил из местного знатного рода – то ли князей, то ли старейшин.

Как полагают, славяне и финно-угры занимали разные территории: первые жили вдоль рек (в некоторых византийских источниках славяне называются «речным народом»), вторые – в лесах. И потому особых конфликтов не отмечалось, славяне и угро-финны предпочитали войне торговлю. Да и земли было более чем достаточно, многие историки отмечают, что эти малолюдные области славянам приходилось не завоевывать, а заселять.

Слабонаселенная территория будущего Рязанского княжества поначалу активно осваивалась выходцами из Черниговских земель, которые постепенно смешались с вятичами и местными племенами, так сформировался рязанско-муромский субэтнос, несколько отличавшийся от соседних. Д. Иловайский, например, писал:

«При всей своей жестокости характер рязанцев не был лишён других более привлекательных качеств; таковы неукротимая отвага или наклонности к молодечеству и постоянная преданность своим князьям».
Перманентная военная угроза, действительно наложила отпечаток на характер жителей этих пограничных земель. Они всегда были готовы к отражению очередного удара – из-за этого Рязань порой даже называли «Спартой древней Руси». В дальнейшем рязанско-муромский субэтнос слился с Великорусским этносом и растворился в нем.

В 1097 (или в 1095) году территория будущего Рязанского княжества была выделена из Чернигово-Северского удела и вместе с муромскими землями отдана Ярославу Святославичу – внуку Ярослава Мудрого (и брату знаменитого Олега Гориславича). Ярослав Святославич и стал первым князем Муромским.

Кстати, городом Муром до него в качестве удельных князей некоторое время по очереди управляли ставшие первыми русскими святыми дети Владимира Святославича – Глеб и Борис. Иловайский считал первым удельным князем Мурома Глеба, Соловьев – Бориса.

В состав Муромского княжества вошла и Старая Рязань (Резань), находившаяся в 50 км от современного города, первое упоминание о ней относится к 1096 году. Д. Иловайский прямо называет Рязань «форпостом Черниговских князей в Муромской земле». Именно в Чернигов из Мурома (восстанавливая «прямоезжую» дорогу) первоначально направляется Илья – самый любимый народом богатырь русских былин. А его первый противник, Соловей-разбойник, как полагают, был мелким финно-угорским князьком, который, подобно какому-нибудь немецкому барону, «оседлал» торговый тракт и грабил проезжающих по нему купцов, либо брал с них за проезд непомерную плату.

В XII веке на восток стали переселяться и жители других южных княжеств, которые принесли с собой знакомые названия, например, Переяславль, Трубеж, Лыбидь.

Князь Олег и Рязанское княжество
«Киевская» река Лыбидь впадает в «Переяславльскую» реку Трубеж в современной Рязани. Поскольку рязанский Трубеж больше и шире Лыбиди, можно сделать вывод, что переяславльцы появились здесь раньше киевлян
В 1129 году сыновья Ярослава Святославича разделили принадлежавшие ему земли на два княжества – Муромское и Рязанское. В составе Великого Рязанского княжества оказалось удельное Пронское со своей ветвью князей, которое существовало до 1483 года. Поначалу оно подчинялось Мурому, но потом перешло под юрисдикцию Рязани. Два пронских князя даже некоторое время занимали великокняжеский Рязанский престол.

В 1150-х гг. при Владимире Ярославиче Рязань стала главным городом обоих княжеств, но после его смерти они снова обособились – потомки Владимира закрепились в Муроме, сыновья его брата Ростислава – в Рязани. Однако некоторые историки считают, что единое Муромо-Рязанское княжество окончательно распалось лишь после нашествия монголов.

Рязанские земли находились на границе «дикого поля» и потому часто подвергались набегам кочевников, из-за чего населены были не так плотно, как соседние территории, и местные князья не имели сил и возможности предъявлять претензии на Киевский престол. К тому же Рязань испытывала постоянное давление и со стороны Владимирских князей.

Страшным врагом этого княжества оказался Всеволод Большое гнездо, который разорил его в 1187 и в 1207 году. Во время второго похода он даже назначил в ряд городов своих посадников, а рязанским князем объявил своего сына Ярослава. Но в 1208 году рязанцы восстали и изгнали захватчиков. Всеволод в ответ сжёг Рязань, пленил князей и самых видных бояр, однако их потом отпустил его сын Юрий – видимо, в обмен на вассальную клятву.

В 1217 году рязанские князья Глеб и Константин Владимировичи поразили современников, убив во время пира своих гостей, среди которых были их ближайшие родственники. Убийц из Рязани выгнал опоздавший на пир князь Ингварь Игоревич.

Рязанская дружина не участвовала в знаменитой битве на реке Калке (1223 год), в которой погибли от шести до девяти русских князей (точно задокументирована гибель шести), множество бояр и до 90 % процентов рядовых воинов. Но именно Рязань первой оказалась на пути войска Бату-хана во время его похода на Русь.

Первый удар монголов
Решение о походе на Запад против «арасютов и черкесютов» (русских и жителей Северного Кавказа) и «докуда доскачут копыта монгольских коней» было принято на великом курултае весной 1235 года. Завоеванные земли должны были войти в улус Джучи, правителем которого назначался Бату-хан – сын Джучи и внук Чингисхана. В его подчинение были переданы четыре тысячи монголов (многие из них стали основоположниками новых аристократических родов) и воины, собранные на уже покоренных территориях – 10 % всех боеспособных мужчин, а также добровольцы, которых оказалось немало.

Набираться боевого опыта в этот поход были направлены и другие молодые чингизиды – сыновья Великого хана Угэдэя Гуюк и Кадан, сын хранителя Ясы Чагатая Байдар и его внук Бури, сыновья Толуя Мункэ и Бюджек, последний сын Чингиса Кюльхан (рождённый не его любимой женой Бортэ, а меркиткой Хулан). Фактическим главнокомандующим этой армии стал знаменитый полководец Субудэй, которого монголы называли «барсом с разрубленной лапой». Неизвестный автор знаменитого «Слова о погибели Русской Земли» говорит о судьбе русских княжеств:

«И в те дни, – от великого Ярослава, и до Владимира, и до нынешнего Ярослава, и до брата его Юрия, князя владимирского, – обрушилась беда на христиан».
Князь Олег и Рязанское княжество
«Повесть о разорении Рязани Батыем»
Сведения о нападении монголов на Рязань носят противоречивый характер. С одной стороны, говорится о непреклонной позиции князя Юрия Ингваревича, который будто бы заявил требовавшим «десятины во всем» послам Бату-хана:

«Когда нас не будет, тогда возьмёте все».
Но в «Повести о разорении Рязани Батыем» сообщается, что на совете рязанских, муромских и пронских князей было принято решение попытаться договориться с ханом. При этом Юрий Ингваревич запросил помощь у князей Владимира и Чернигова.

Посольство к Батыю возглавил молодой князь Фёдор – сын Юрия Ингваревича. Русские послы почему-то были убиты в ставке хана, что для монголов, вообще-то, совершенно не характерно. Возможно, Федор и его спутники предвосхитили судьбу князя Михаила Черниговского, отказавшись пройти через обязательный ритуал очищения огнем, либо не поклонившись изображению Чингисхана.

Многие считают, что рассказ о требовании монголами «жен и дочерей» рязанских послов был придуман позже – для усиления драматического эффекта. Однако Бату-хан действительно мог потребовать от послов прислать к нему рязанских княжон (разумеется, девиц), но не на поругание, а для того, чтобы выдать их замуж за чингизидов и кровными узами скрепить намечающийся союз.

Это была обычная практика: у того же Батыя, по свидетельству Гильома Рубрука, было 26 жён – в том числе дочери и сёстры правителей покоренных народов. С точки зрения монголов, рязанскому князю и его родственникам оказывалась великая честь. Однако русские князья, которые охотно женились на дочерях половецких ханов, своих дочерей замуж за них не выдавали. Отказ породниться с прямыми потомками «Потрясателя Вселенной», безусловно, должен был стать для монголов страшным оскорблением.

Так или иначе переговоры сорвались, рязанские послы были убиты в ставке Бату-хана, жена Федора Евпраксия, взяв малолетнего сына на руки, в состоянии аффекта бросилась на землю с крыши терема.

Князь Олег и Рязанское княжество
Князь Федор Юрьевич Рязанский и Евпраксия перед Богоматерью
Некоторые историки (например Карамзин) говорят, что после этого рязанский князь Юрий Ингваревич вышел с дружиной к реке Воронеж, был разбит и погиб в бою (а с ним – еще три князя: муромский Давид Ингваревич, коломенский Глеб Ингваревич и пронский Всеволод Ингваревич).

Князь Олег и Рязанское княжество
Брань благочестивых с нечестивым Батыем, средневековая русская миниатюра
Но большинство исследователей считают, что «битвы в поле» не было. Рязань ведь, как мы помним, была ослаблена походами Всеволода Большое гнездо и вряд имела достаточно сил для того, чтобы князья рискнули вступить в большое сражение с монголами. Рассчитывали на помощь из Чернигова и Владимира, но, как вы знаете, дружины из других княжеств на помощь Рязани так и не пришли.

Армия Бату-хана осадила столицу княжества, которая пала (по разным данным) то ли через три дня, то ли через пять. Деревянный город полностью сгорел – и вместе с ним погибли все его защитники и жители. Некому было придти на пепелище и отстроить город.

Князь Олег и Рязанское княжество
Городище Старая Рязань, реконструкция
Столица княжества была перенесена в Переяславль-Рязанский, который со временем стал восприниматься как город, «перенявший славу» прежней столицы. В 1788 году (время правления Екатерины II) было решено передать ему название знаменитого древнерусского города – он стал Рязанью.

Но вернемся во времена Батыева нашествия. После падения Рязани были разрушены Пронск, Белгород, Ижеславец.

Князь Олег и Рязанское княжество
«Разорение Рязанской земли», Миниатюра из Лицевого летописного свода XVI век. Российская национальная библиотека
Именно тогда пришедший из Чернигова «с малой дружиной» Евпатий Коловрат мог атаковать арьергардные части монголов между Коломной (последний город Рязанского княжества) и Москвой (первый город земли Суздальской).

Князь Олег и Рязанское княжество
Евпатий Коловрат, памятник в Рязани
В дальнейшем Рязань часто становилась жертвой татарских набегов. В. Каргалов пишет о событиях второй половины XIII века:

«Владимирские и суздальские земли опустошались за это время пять раз… Четыре раза громили татары новгородские волости, семь раз – княжества на южной окраине (Курск, Рязань, Муром), два раза – Тверские земли… Переяславль-Залесский татары разрушали четыре раза (в 1252, 1281, 1282 и 1293 году), Муром – три раза, Суздаль – три раза, Рязань – три раза, Владимир – по меньшей мере два раза (да ещё трижды татары опустошали его окрестности)».
Таким образом, чаще, чем Рязани (точнее – Переяславлю-Рязанскому), от татар доставалось лишь другому Переяславлю – Залесскому. А Муром в то время, по словам Д. Иловайского, «едва обнаруживал признаки жизни в истории».

Кстати, за время правления героя статьи – князя Олега Ивановича, татары совершили 12 набегов на рязанские земли. Но мы забежали вперёд.

В начале XIV столетия в Орде были казнены два рязанских князя: Василий Константинович в 1308 году, Иван Андреевич – в 1320. В 40-х годах XIV века отмечались ещё и войны Рязанского и Пронского княжеств, в которых погибли двоюродные братья – Иван Коротопол Рязанский и Александр Пронский.

В 1353 году на Руси началась эпидемия чумы, которая тогда не затронула Рязань: князь Всеволод Холмский даже прислал сюда свою семью (но чума все же пришла на земли этого княжества в 1364 году.)

И именно в 1353 году в Никоновском летописном своде в первый раз упоминается имя Олега Ивановича Рязанского. О нём мы подробно поговорим в следующей статье.