Как Аляска готовилась к войне

Как Аляска готовилась к войне
Авиабаза Лэдд Филд, фото 1943 г.

В предыдущей статье я рассказал о меняющихся планах американцев по укреплению обороны Аляски, созданию военных баз в регионе. Американское командование понимало, что полуостров с прилегающими островами укреплён слабо, и если противники, в частности Япония, захватят территорию, то создадут для себя хороший плацдарм и будут контролировать большую часть Тихого океана.

США сделали первый шаг к реализации своей программы дальней обороны Аляски в августе 1939 года, когда началось строительство авиабазы Лэдд Филд в Фэрбанксе. Четырьмя месяцами ранее президент Рузвельт своим указом выделил землю недалеко от Анкориджа под проектируемую наземную базу. Армия надеялась, что строительство наземных и воздушных объектов вблизи Анкориджа начнётся весной 1940 года, но первоначально Палата представителей по военным ассигнованиям отклонила запрос о выделении средств. Завоевание Германией Нидерландов и Франции и угроза вторжения в Англию, а не просьбы армии, побудили Конгресс спешно подготовить пересмотренный законопроект об ассигнованиях, который включал средства на проект наземной базы вблизи Анкориджа.

Командование
Не дожидаясь окончательного решения, генерал Маршалл одобрил политику расширения оборонительных сооружений Аляски, которая предусматривала создание постоянного наземного гарнизона численностью около 2000 человек и временного чрезвычайного гарнизона на 3100 человек. Временный гарнизон должен был состоять из полка пехоты, сводного батальона полевой артиллерии, полка зенитной артиллерии. Генерал Маршалл распорядился, чтобы первое пополнение этих сил – батальон пехоты и батальон полевой артиллерии – отправили в Анкоридж не позднее 30 июня 1940 года.

Тем временем Конгресс в предварительном порядке одобрил создание форта Ричардсон в Анкоридже в качестве главного штаба армии, а 8 июня 1940 года началось строительство наземных и воздушных объектов. Первое пополнение боевых подразделений – 21 офицер и 732 рядовых под командованием подполковника Эрла Ландрета – прибыли в Анкоридж 27 июня.

Как Аляска готовилась к войне
Джон ДеВитт
До июля 1940 года армейские посты на Аляске находились непосредственно в подчинении Девятого корпуса, которым командовал генерал Джон ДеВитт. В результате запланированного тогда масштабного строительства, планируемого расширения как воздушных, так и наземных гарнизонов, а также развития военно-морских объектов генерал ДеВитт рекомендовал назначить специального командующего войсками на Аляске для непосредственного надзора за расширением обороны. Военное министерство приняло его предложение, и 9 июля 1940 года полковник Саймон Б. Бакнер-младший был назначен командующим войсками. Две недели спустя гарнизон новой армии был переименован в Силы обороны Аляски.

Как Аляска готовилась к войне
Симон Бакнер-младший
В апреле 1941 года Генштаб поднял вопрос о том, что нужно выделить Аляску в отдельный департамент из-за увеличившейся численности гарнизона, его удалённости от континентальной части Соединённых Штатов. На это было две точки зрения, особенно диспут шёл по поводу командования. Генерал ДеВитт решительно возражал против отделения Аляски от Западного командования обороны. Он утверждал, что это затруднит оборону Тихоокеанского побережья. Он хотел, чтобы все подразделения подчинялись ему. Карл Спаатс, известный впоследствии тем, что руководил атомными атаками на Японию, а тогда начальник штаба ВВС, выступал против генерала ДеВитта и предлагал выделить Аляску в качестве отдельного департамента. Он рекомендовал военному министерству разделить Северотихоокеанский треугольник на три части – Тихоокеанское побережье, Аляску и Гавайи, и сделать каждую часть отдельным театром военных действий. Он считал, что каждый командующий должен нести полную ответственность за наземную оборону своего участка. Но противовоздушная оборона всех трёх театров должна быть передана в ведение единого командующего. В итоге до 1943 года Аляска всё же осталась под командованием ДеВитта.

Подготовка к защите ВМФ
Когда военно-морской флот приступил к строительству авиабаз и баз подводных лодок в Ситке, на острове Кадьяк и в Датч-Харборе, армия приступила к предварительному планированию их обороны. В августе 1940 года появилась директива по обороне. Там признавалась возможность «внезапной агрессии против Аляски со стороны Японии или СССР», но предполагалось, что сухопутное вторжение маловероятно. Было одобрено создание армейских гарнизонов на каждой из военно-морских баз, которые бы состояли из пехотного батальона с артиллерийскими подразделениями на Кадьяке и Датч-Харборе и пехотной роты в Ситке.

Но довольно скоро проект в Ситке подвергся полному пересмотру. Скученность армейского гарнизона на двух крошечных островах вызвала резкую критику. Генерал ДеВитт вернулся с инспекции Ситки в мае 1941 года, убеждённый, что строительство жилья на насыпи привело бы к опасным заторам. Он запросил разрешение отказаться от проекта и заменить его строительством дамбы, соединяющей самую южную часть острова Японский и острова Махнати. Он утверждал, что строительство дамбы может быть завершено раньше засыпки; это облегчит коммуникацию, позволит рассредоточить жилые помещения и тактические подразделения, обеспечит всепогодный доступ к орудийным батареям и позициям прожекторов и в целом придаст обороне большую эластичность. Обращаясь за поддержкой ВМС в связи с этим изменением, он добавил, что дамба сделает Уайтинг-Харбор безопасным и позволит создать поблизости базу для военно-морских патрульных кораблей. Его рекомендация получила поддержку военно-морского флота и была одобрена начальником штаба.

В Датч-Харборе, где ВМФ начал строительство объединённой воздушной и подводной станции в 1940 году, первоначальные планы не оставляли места для армейского поста на острове Амакнак, где было сосредоточено военно-морское строительство. Армия отклонила предложения разместить свой гарнизон на соседнем острове, поскольку разведка местности показала, что единственным возможным местом для размещения наземного гарнизона был именно Амакнак. В итоге армейский форт Мирс построили в Датч-Харборе.

В начале 1941 года Военное министерство, реагируя на растущую напряжённость в американо-японских отношениях, частично изменило свою политику и поручило генералу ДеВитту организовать немедленное размещение войск на военно-морских базах. В марте он сосредоточил силы на западном побережье Кадьяка, Ситки и Датч-Харбора, а в конце месяца эти войска начали продвижение к Аляске. К июню части гарнизонов находились на всех трёх станциях. В течение лета войска в большом количестве и ускоренными темпами продолжали перебрасываться на военно-морские базы. Отправка сил защиты для военно-морских баз была основной причиной трёхкратного увеличения численности командования обороны Аляски в период с конца июня по конец сентября 1941 года – с 7263 до 21 565 человек. Четыре пехотных полка, три зенитных, один артиллерийский и танковая рота. В плане наземной обороны Аляска больше не была тем открытым и беззащитным регионом, каким она была в 1939 году.

Проблемы ПВО
В отличие от быстрого увеличения численности сухопутных войск армии, осенью 1941 года военно-воздушные силы командования обороны Аляски оставались заметно слабыми. Сильно не хватало самолётов. Армейское правительство не видело нужды в их поставке на Аляску, поскольку техника требовалась для баз Панамы, поставок в Европу и СССР.

Изначально делался упор на оборону района Сьюард-Анкоридж, дополненную совместной обороной Кадьяка армией и флотом. Согласно её предпосылкам, Алеутские острова были сферой операций военно-морского флота. Эта теория жила до тех пор, пока серьёзное нападение на Аляску казалось маловероятным. К началу 1941 года относительное ослабление позиций американского ВМФ на Тихом океане и всё более враждебное отношение Японии указывали на необходимость рассмотрения возможности наступательных действий. В результате сложилась новая теория обороны Аляски: использование полуострова в качестве базы для нападения на Японию, если она начнёт буйствовать на Тихом океане, теперь считалось жизненно важным.

Новая теория по обороне Аляски впервые появилась в анализе генерала Бакнера, который он представил генералу ДеВитту 3 сентября 1940 года. Генерал Бакнер согласился с тем, что враг может серьёзно угрожать региону, только если флот США потеряет контроль над Северной частью Тихого океана. Также сложный рельеф местности и отсутствие сухопутного транспорта у японцев фактически исключают крупное наземное вторжение. Генерал Бакнер, хотя и был наземным офицером, представлял Аляску как воздушный театр военных действий. Он придал воздушным силам первостепенное значение и наметил программу, в которой особое внимание уделялось усилению противовоздушной обороны территории.

План генерала Бакнера предусматривал строительство передовых баз для бомбардировочной авиации на западной Аляске, строительство вспомогательных аэродромов рядом с существующими основными базами, соединение Соединённых Штатов и Аляски цепью посадочных площадок, создание службы оповещения самолётов, поддержание в Соединённых Штатах резерва как боевых, так и транспортных самолётов, оборудованных для полётов в холодную погоду. Генерал активно настаивал на скором выполнении своего плана, но никак не мог договориться с министерством о местах по размещению аэродромов. Так и продолжалось до тех пор, пока США не поняли, что угроза Японии всё сильнее.

Сама Япония, казалось, оказалась зажатой в тиски конфликтующих интересов и несовместимых целей. С одной стороны, пакт о ненападении с Советским Союзом обязывал её сохранять нейтралитет. С другой стороны, Берлинский пакт может быть использован Германией, чтобы убедить Японию оказать активную помощь. Хотя отчёты американской разведки указывали, что японские войска перебрасываются на юг подальше от СССР, момент может показаться японцам благоприятным для реализации их давних амбиций по захвату Дальнего востока. G-2 призвала предусмотреть воздушное патрулирование на большие расстояния над водами в Беринговом проливе, договориться с Советским Союзом о совместном использовании морских и авиационных баз в Петропавловске, Командорских островах и Анадырском заливе. Генерал ДеВитт передал генералу Бакнеру приказ предупредить все свои гарнизоны о

«растущей опасности полного краха СССР и последующей возможности операций стран Оси в направлении Аляски.»
Одним из шагов, предпринятых генералом Бакнером после получения предупреждения, было патрулирование армейскими самолётами побережья от Бристольского залива до Пойнт-Барроу, и он попросил военно-морской флот выполнить аналогичную миссию от Кетчикана до Датч-Харбора. Когда ему сообщили, что средств для военно-морского патрулирования не хватает (в то время у ВМФ было всего три патрульных самолёта в водах Аляски), генерал Бакнер решил сам поддерживать патрулирование, насколько позволяли его средства.

Усиление ПВО
Аляска была последним из департаментов, получившим армейские боевые самолёты. Ещё в августе 1940 года генерал Арнольд заявил, что в течение этого года нет никакой перспективы отправлять их на Аляску. 5 сентября он согласился направить пару эскадрилий. Эти силы должны были прибыть на Эльмендорф Филд примерно 15 ноября.

Командование обороны Аляски получило свой первый боевой самолёт. В конце февраля 23-я авиабазная группа, 18-я эскадрилья преследования, оснащённая 20 P-36, и штабная эскадрилья 28-й сводной группы достигли места назначения. За этими силами в марте последовали ещё несколько частей эскадрилий с самолётами B-18A. 29 мая из этих подразделений были сформированы ВМС Аляски.

После обострения отношений с Японией в июле 1941 года, генерал Бакнер яростно, но безуспешно, требовал подкрепления с воздуха, написав:

«Моей непосредственной заботой является создание военно-воздушных сил, достаточно сильных, чтобы любая враждебная экспедиция против берегов Аляски была настолько рискованным предприятием, чтобы исключить её из сферы вероятности. После этого наш военно-морской флот может быть освобождён от задачи обеспечения нас постоянной защитой и сможет свободно действовать в другом месте.

В настоящее время все наши береговые станции могут быть взяты одна за другой вражескими экспедициями, превосходящими их численностью. Наши ВМС в настоящее время незначительны, а перспективы оперативного усиления несколько скудны. Мне сообщили, что вскоре мы будем усилены наземными войсками, но подкрепления авиационного корпуса в ближайшем будущем не предполагается. В нынешних условиях я бы предпочёл бомбардировщики, нежели наземные войска. Я сообщил об этом желании генералу ДеВитту, и он придерживается аналогичного мнения.»
Ни Штаб ВВС, ни другие подразделения Военного министерства не сочли угрозу безопасности Аляски в июле 1941 года достаточно острой. Точка зрения Военного министерства была выражена в письме генерала Маршалла генералу Бакнеру, в котором начальник штаба сказал:

«Военное министерство понимает важность вашей проблемы и делает все, в соответствии с общей ситуацией, для удовлетворения ваших потребностей. Вашему командованию был предоставлен высокий приоритет в отношении авиации, и мы пытаемся найти пути и средства для удовлетворения ваших потребностей в этом отношении. Поставки на Аляску были отложены из-за более насущных потребностей Филиппин, которым из-за критической ситуации на Востоке был придан более высокий приоритет, чем Аляске. Сегодня мне сообщили о следующем предлагаемом графике поставок самолётов на Аляску:

Бомбардировщики (M) серии B-26:
Сентябрь 1941 – 18
Март 1942 – 3
Май 1942 – 5
Бомбардировщики (H) серии B-17:
Февраль 1942 – 8
Июнь 1942 – 5
Октябрь 1942 – 3
Серия истребителей-перехватчиков P-40:
Сентябрь 1941 – 4
Октябрь 1941 – 21
Август 1942 – 6»
Поскольку в ноябре 1941 года возросла вероятность войны между США и Японией, все ведомства, ответственные за оборону Аляски, увеличили свои запросы на подкрепление с воздуха, но Военное министерство не смогло предпринять никаких действий. Как сказал генерал Арнольд:

«…мы делаем все возможное, чтобы увеличить количество подготовленных эскадрилий и групп, доступных для этих миссий. В настоящее время мы практически достигли дна.»
Нужно сказать, что США по всем направлениям сильно не хватало самолётов, и запросы с различных баз поступали ежемесячно.

Генерал ДеВитт немедленно приказал Бакнеру привести оборону Аляски в полную боевую готовность. Благодаря тому, что было сделано за предыдущие полтора года, последний теперь располагал сухопутными войсками численностью около 20 000 человек. Форт Ричардсон, главная армейская база, достроен. Четыре основных аэродрома на юго-востоке и в центральной части Аляски – Метлакатла, Якутат, Элмендорф и Лэдд – были в рабочем состоянии. Армейские посты для защиты военно-морских объектов в Ситке, Кадьяке и Датч-Харборе в боевой готовности. В Сьюарде и Номе функционировали большие гарнизоны. Улучшалась связь как внутри Аляски, так и с ней. Железная дорога региона также приводилась в рабочее состояние.

Как Аляска готовилась к войне
Бомбардировщик P-36
Как Аляска готовилась к войне
Истребитель B-18
Самой серьёзной слабостью обороны Аляски было отсутствие авиации. На Аляске всё ещё было только 12 бомбардировщиков B-18 и 20 P-36, предоставленных весной 1941 года, и только 6 из них были готовы к боевым действиям к моменту атаки на Перл-Харбор. Всего за три дня до него выявлены уязвимость жилья к бомбардировкам, недостаток зенитной артиллерии, подъездных путей, нехватка боеприпасов и отсутствие складских помещений. От полноценной и подготовленной атаки на Аляску у американцев защиты не было.