Индийский потолок, китайский шок и несколько строк за «Силу Сибири»

О чём думают в Нью-Дели?
Пару дней назад в новостном потоке не особо выделилась новость из Индии, где вдруг решили забыть про то, что они для нас вообще-то – «дружественная» страна. Никаких эмбарго, почти свободная торговля, в том числе и оружием, наконец – масштабные закупки российской нефти вопреки всем санкциям Запада.

И вдруг – признание необходимости, точнее – пока только возможности принять участие в небезызвестных «танцах на потолке». Нью-Дели может присоединиться к потолку цен на нефть, который незадолго до Нового года ввели страны Евросоюза и G7.

Вообще-то, индусов вполне можно понять – кто же откажется получить недорогое сырьё ещё дешевле. Ни для кого не секрет, что Индия сейчас покупает рекордно много российской нефти и, можно сказать, по максимально низким ценам. В настоящее время дисконт по разным оценкам достигает 12–15 долларов за баррель.

Однако российские компании пока не планируют снижать объёмы поставок. Не для того Россия многие годы оставалась за рамками ОПЕК, чтобы так легко отказываться от прибыльного, несмотря ни на что, рынка. К тому же, у Индии есть варианты сокращения объёмов закупок энергоносителя у РФ.

При одном условии – если ЕС введёт против неё санкции или если цена нефти превысит 60 долларов за баррель. Нефть у России покупают в основном частные индийские компании, что существенно снижает остроту проблемы – они могут воспользоваться не самыми легальными каналами.

Именно так они много лет делали это в торговле с Ираном. Однако нефтяной демарш Нью-Дели сразу напомнил о сложностях, которые могут ожидать Россию и в торговле газом. Ведь, как известно, цены на газ традиционно были и формально остаются привязаны к биржевым нефтяным.

Нефть и газ – как брат и сестра
Российских газовиков это никогда не устраивало, поскольку зависеть от исхода перманентных нефтяных войн и воли шейхов из ОПЕК – это гарантированно оставаться в аутсайдерах. Многие годы российские газовики жёстко торговались с покупателями, прежде всего из Европы.

Борьба шла за установку стабильных цен по долгосрочным контрактам. На какое-то время очень многое в этом направлении удалось. Однако в эпоху глобального противостояния всё пошло не так. И отсчёт этой эпохи мы ведём даже не с Майдана, а ещё с оранжевой и других цветных революций.

Именно с тех пор покупатели газа со Старого континента под диктовку из-за океана заголосили о том, что Россия превратила нефть и газ в инструменты политики, хуже того – в оружие. И продавили-таки для себя биржевые цены. А потом ополчились на оба «Северных потока».

В итоге Европа получила тысячу и даже две тысячи долларов за тысячу кубометров голубого топлива. Благо, что биржевые цены – это ещё не всё, но зато тот же «Газпром», благодаря им, уже покрыл все убытки, связанные с проблемами «Потоков».

В связи с этим тут же вспоминаются критические стрелы в адрес небезызвестного проекта «Сила Сибири» и пресловутого разворота на Восток. Который, вообще-то, уже происходит буквально у нас на глазах.

Но для начала сравним европейские цены на газ с нашими внутренними и экспортными для Китая.


В Европе котировки сейчас колеблются в диапазоне 800–850 долларов за тысячу куб. м. Однако для многих покупателей – например, в Сербии или Венгрии, цены совсем иные: вдвое, а нередко и втрое ниже, в соответствии со старыми или пролонгированными контрактами.

В России на сегодня газ обходится частным потребителям в 138 долларов за тысячу кубов, промышленным – в 45–90 долларов. Китай же платит за каждую тысячу кубометров русского газа по ценам, привязанным к цене мазута и газойля. От 150 долларов, в самом благоприятном варианте, до 220–250 долларов.

В то же время нельзя забывать, что «Сила Сибири» была построена именно с расчётом на покупателей из Китая и Кореи, а также на широкую газификацию востока страны. Если в какое-то время назад и поднимался реально вопрос о возможности доставки газа с того же Ковыктинского месторождения, о котором – чуть ниже, в Европу, то очень давно, и он был закрыт раз и навсегда.

Вспомнили? Это Ломоносов
Многие, как ни странно, даже после масштабной эвакуации промышленности в годы войны, после БАМа и реконструкции Транссиба, после космодрома «Восточный» – до сих не воспринимают всерьёз хорошо известные слова великого русского учёного. О том, что богатство нашей Родины Сибирью прирастать будет.

Впрочем, китайцы, беспардонно выжирающие русский лес и уже нацелившиеся на воды Байкала, поняли это, похоже, раньше многих из нас. Однако тут не о них – хотя как лояльные покупатели нашей нефти и нашего газа, да мало ли чего ещё, граждане КНР нам вообще-то вполне интересны. Вот только бы не зарывались. И мы им ещё много чего готовы предложить.

Под грохот башенных орудий мало кто вообще обратил внимание на другую новость, уже не из Индии, хотя её значение, по сути – стратегическое. 21 декабря 2022 года – всего три недели назад «Газпром» ввёл в промышленную эксплуатацию Ковыктинское газоконденсатное месторождение.

Параллельно в строй был введён и участок магистрального газопровода «Сила Сибири-1» от Ковыктинского до Чаяндинского месторождения. Не совсем понятно, почему кремлёвские пиарщики даже не сочли нужным пустить по всем возможным каналам информацию о том, что команду на запуск в режиме видео-конференц-связи дал президент РФ Владимир Путин.

Что ж, СВО сейчас важнее, хотя на какие средства, если не продавать газ и нефть, её осуществлять?

Но тут просто необходимо обернуться в прошлое, далёкое и не очень. Пресловутый Иркутский центр газодобычи должен был появиться на газовой карте СССР ещё в советские времена, но тогда условия для этого были не самыми подходящими.

Во-первых, задачу полной газификации страны, и в том числе – Сибири и Дальнего Востока, тогда, а потом уже и в попавшей под каток приватизации России, сочли слишком затратной. Хотя с идеей превращения газовой монополии, напомним – естественной, в почти полную копию РАО ЕЭС носились и Виктор Черномырдин, и его преемник в «Газпроме» Рэм Вяхирев.

Во-вторых, Китай, при всём росте его экономики, тогда много газа купить ещё просто не мог.

Наконец, в-третьих – необходимость глубокой переработки газа, как сейчас на Амурском комбинате, вызывала большие сомнения. В связи с незначительным потенциальным спросом на сопутствующие конденсат, а также гелий и ещё ряд компонентов.

Всего несколько лет назад они могли оказаться заведомо недешёвыми, но сейчас и цены оправданы, и технологии извлечения сильно продвинулись. К тому же, в связи с растущим спросом из Китая, а также и на внутреннем рынке, выявилась вполне чёткая перспектива наращивания мощностей и добычи, и транспортировки, и переработки.

Напоминаем – Ковыкта
Вернёмся в связи с этим к «Силе Сибири» и к базовому для неё Ковыктинскому газоконденсатному месторождению. О нём было известно давно, примерно с 80-х годов его уже планировали пустить в дело, но всерьёз добраться до Ковыкты в советское время не очень получалось.

После распада СССР «Газпром» вообще что-то намудрил с лицензией на его освоение. В результате после всех чудес приватизации и залоговых аукционов потенциальные несметные Ковыктинские богатства оказалась в зоне влияния компании ТНК и её партнёра – британской, а по сути транснациональной BP.


Как месторождение всё-таки перешло под контроль российской газовой монополии – это отдельная тема. Главное, что на данный момент проектная мощность Ковыктинского месторождения вместе с чуть менее мощным соседним Чаяндинским оценивается уже более чем в 50 млрд куб. м/год природного газа.

Напомним, мощность каждого из «Северных потоков» – 55 млрд куб. м/год. А всего ежегодные поставки газа в Европу из России однажды достигли более 200 млрд куб. м.
После этих цифр нельзя не подкрепить рассуждения о выгодах продажи газа в Китай ещё одним историческим аргументом.

Протаскивать газопровод от Ковыкты в Европу было реально невыгодно. К тому же нельзя было не учитывать европейский тренд на зелёную энергетику и многолетние «украинские» игры с транзитом. В конце концов, любой бизнес, а сырьевой в особенности, требует диверсификации, да и продавец обычно зависит от покупателя намного сильнее.

Не стоит забывать, что «Силу Сибири» вообще построили фактически по советским ещё проектам, откорректированным, конечно, под новые нормы, хотя и новаций там не счесть. К тому же в расчёте на западный рынок, как, впрочем, и на любой другой, проще было заняться Ямалом, развивая там также индустрию СПГ, что и было сделано. Источник