Хуситы в ретроспективе истории

Хуситы в ретроспективе истории
Хуситы – парни серьёзные

Йемен: некогда Эдем Аравийской пустыни
Хуситы нынче на слуху. Ребята они пассионарные: то судно израильское захватят, то корабль британский потопят, то дешёвенькими дронами в аравийском небе над дорогостоящим заокеанским ЗРК Patriot поиздеваются.

Но кто такие хуситы, откуда они взялись и за что сражаются – об этом мало кто знает.

Попробуем разобраться и начнём, как водится, с истории.

Йемен. Родина хуситов и в доисламский период наиболее развитая, в культурно-экономическом плане, часть Аравии.

Именно оттуда, как сказано в Писании, приходила послушать мудрости Соломоновой царица Савская.

Хотя

«на сегодняшний день, – пишет историк-востоковед С. А. Французов, – наиболее вероятной подоплекой библейского предания о посещении израильского царя Соломона царицей Сабы (Шевы) следует признать возможные контакты этого могущественного монарха середины X в. до н. э. с одной из североаравийских «цариц», то есть женщин-вождей крупных арабских племен, существование которых засвидетельствовано клинописными документами, правда, для несколько более позднего времени (VIII–VII вв. до н. э.).»
Важную роль в жизни Йемена сыграл Александр Великий. После его похода эллинистическая культура достигла и окраин Аравии. Так, в Йемене имели хождение греческие тетрадрахмы, в частности с гербом Афин в виде совы, а позже появились и римские монеты.

На смену династиям диадохов и прочим небольшим ближневосточным государствам пришёл выдержавший тяжелейшую борьбу с Карфагеном Рим. Поступь легионов достигла и Аравии.

Но если Вечный город подчинил себе во II в. Набатейское царство, расположенное на северо-западе полуострова, близ Мёртвого моря, то Йемен остался в статусе друзей Рима: и почётно, и особо ни к чему не обязывает.

На его нынешней территории ещё во II до Р. Х. сложилось царство Химьяр, называемое римлянами Арабия Феликс, то есть Счастливая Аравия.

Осчастливили его богатые торговые караваны. И не только его, но и будущих мусульман, поскольку

«своим возникновением, – пишет С. А. Французов, – Мекка, скорее всего, обязана тому, что через эти места проходил оживлённый торговый путь из Йемена в Палестину.»
Когда затрещали йеменские чубы
Между тем в III в. на смену ослабевшему Парфянскому царству приходит Персидская династия Сасанидов, исповедовавших зороастризм; спустя столетие в Римской империи христианство обретает статус госрелигии.

Обе сверхдержавы Ойкумены вступают в ожесточённую борьбу за преобладание на просторах Передней Азии. И здесь Химьеру уже не суждено было остаться в стороне, так как союзником Константинополя оказывается расположенное на территории современной Эфиопии, и частично Судана, христианское царство Аксум.

Это важно. Ибо противостояние персов и ромеев приняло, в числе прочего, религиозный характер, усугублённый церковным расколом на поддержанных Константинополем диофизитов и египетских монофизитов.

В те времена религия играла гораздо бóльшую роль, нежели сейчас, и не отделялась от политики, в плоскость которой богословские дискуссии тотчас и переместились, превратив Египет в средоточие антиромейского сепаратизма, чем не преминули воспользоваться персы, а позже арабы, легко завоевавшие долину Нила.

Причём в Аксуме, также как и в Египте, утвердилось монофизитство, но поскольку ромеи не претендовали на земли первого и не вмешивались в его внутренние дела, то отношения двух держав носили союзнический характер.

Утвердилось христианство и в Химьяре. Однако и внутренних противников у него хватало. Один из них, царь Зу Нувас, в 520 г. подверг разгрому христианский город Наджран.

К тому же по его приказу, как отмечал крупнейший российский востоковед В. В. Бартольд, были перебиты находившиеся в стране ромейские купцы, что играло на руку персам, ибо устраняло конкурентов, а сам монарх становился проводником их влияния на юго-западе Аравии.

Однако в силу удалённости Химьяра от границ Сасанидов, оперативную венную помощь Ктесифон Зу Нувасу оказать не мог. А Аксум – вот он, рядом, небольшим проливом отделён.

И помощь разошедшемуся в геноциде против христиан царю вскоре понадобилась. Проперсидская политика Зу Нуваса вызвала прогнозируемую реакцию и в Аксуме, и в Константинополе.

Союзники оперативно скоординировали свои действия: ромеи прислали флот, переправивший аксумские войска в Химьяр, быстро его завоевавшие. На полвека Йемен попал под власть более мощного соседа, оказавшего на него в том числе и культурное влияние, например, путём возведения в Сане величественного собора аль-Куллейз.

Позже мусульмане превратили его в мечеть, ныне располагающуюся, по словам С. А. Французова,

«в самом сердце старой Саны. От прежнего собора в ней сохранились колонны с капителями, украшенными крестами, и уникальная полихромная роспись потолка.»
Согласитесь: зримый символ неразрывной связи культур и эпох.

Хуситы в ретроспективе истории
Йемен – некогда райский уголок Аравии; да и сейчас впечатляет
Несмотря не удалённость, Ктесифон не мог спокойно взирать на расширение влияния враждебного ему Аксума в Аравии, тем более что Константинополь уговаривал союзника скоординировать действия против общего врага.

Аксумские войска действительно предприняли безуспешный поход в центр Аравии.

В конце концов, посланный шахиншахом Хосровом I Ануширваном (531 – 570) флот вытеснил завоевателей обратно в Африку, и Йемен превратился в персидскую провинцию.

Его наместник, видимо, в силу удалённости вверенной ему территории от метрополии, проводил в отношении христиан лояльную политику – Наджран получил статус вольного города, – контрастировавшую с происходившим в Закавказье насаждением зороастризма, о чём мы недавно беседовали: Иран и Армения в контексте истории и современности.

Ситуация не изменилась и в 614-м, когда персы достигли наивысших военных успехов в борьбе с ромеями, взяв Иерусалим и захватив Египет.

А дальше происходят тектонические изменения в самой Аравии: свою проповедь начинает Мухаммед. Начинает, живя не только среди язычников, но иудеев и христиан. Кстати, в отличие от упомянутого Набатейского царства, в Йемене Мухаммед не бывал.

И ещё нелишне, особенно в контексте дня сегодняшнего, заметить: на первых порах, благодаря Мединской конституции 622 г., мусульмане и иудеи составили единую умму и жили в мире.

Кроме того, в Йемене хватало разного рода богоискателей. Скажем, ханифы, верившие в единого Бога, но не являвшиеся ни христианами, ни иудеями.

Что интересно: у Мухаммеда появились и конкуренты на «пророческом» пути. Один из них проповедовал в Сане года за полтора до смерти основателя ислама.

Звали его Абхала по прозвищу ал-Асвад (Чёрный). Человек решительный: он пошёл на убийство персидского наместника. И таких «пророков» в Аравии хватало; даже нашлась одна женщина по имени Саджах.

После смерти Мухаммеда, в 632 г., ислам раскололся на шиитское и суннитское направления.

Рождение имамата
И в 740 г. в Куфе – некогда столица пришедшей на смену Омейядам династии Абассидов, а ныне иракский Эн-Наджаф – вспыхнуло восстание. Его причины выходят за рамки нашей темы, а вот руководитель – вполне в неё умещается.

Звали его Зейд ибн Али. И являлся он приверженцем высокоинтеллектуальной богословской школы мутазилитов, постулировавшей свободу воли человека, что разрушает стереотип о фатализме мусульман, приземлённости их религии, якобы отсутствии в ней глубины богословской и философской мысли.

Сам Зейд в ходе восстания погиб, но его сторонники укрылись в труднодоступных местах, включая Йемен. Они и разработали не выходящее в целом за рамки шиизма учение – зейдизм.

Нет, некоторые отличия есть. Шииты считают, что халифом, то есть главой всех «правоверных», может быть потомок двоюродного брата и зятя Мухаммеда – Али ибн Абу Талиба (сунниты почитают праведными первых четырёх халифов, шииты – только упомянутого). Зейдиты же готовы видеть халифом любого достойного мусульманина.

Испытав влияние мутазилитов, зейдиты, в широком смысле, проявляли лояльность к суннитам – да и доктринальная разница между ними невелика.

В 901-м они создали в Йемене имамат, продержавшийся до 1962 г.

Под португальским, османским и британским прицелом
Трагическим для него стал XVI в., вследствие появления португальцев с османами, вступивших в борьбу за контроль над транзитной индоевропейской торговлей.

Разорённый войной, Йемен оказался отброшен в развитии на столетия назад. В качестве аналогии: представьте современную Ливию, точнее то, что от неё осталось, в сравнении с Джамахирией М. Каддафи.

На беду Йемена, открытие морского пути вокруг Африки подорвало транзитную торговлю, из-за которой Лиссабон и Стамбул устроили кровавый сыр-бор.

Ситуация для имамата усугубилась активизацией османской экспансией в XVII в. Но Йемен выстоял, нанеся поражение противнику в битвах при Эль Куфле – 1613 г. и Сане – 1638-й.

Да, Порта была в зените своего военного могущества, но уже тогда наметился тренд к его закату, поскольку преобразившая христианский Запад военная революция на затронула мусульманский Восток.

Кроме того, фокус внимания султанов сосредоточился на Европе – две осады Вены: 1529 и 1683 гг. – и Иране: битва при Суфиане 1605 г. Во всех трёх случаях победа оказалась на стороне противников Стамбула.

Достаточных сил ещё и для покорения далёкой периферии у него просто не осталось.

Хуситы в ретроспективе истории
Расположенный ныне в Саудовской Аравии древний Наджран
Но у имамов появилась другая напасть: нежелание населявших Йемен племён жить в централизованном государстве и платить налоги, а в 1819-м до страны добралась Ост-Индская компания, силой оружия выбившая право на размещение гарнизона и торговые привилегии.

И османы периодически лезли, а после открытия Суэцкого канала, увеличившего их логистические возможности, худо-бедно поставили Йемен под свой контроль, точнее – поделили его с англичанами.

XX – XXI вв.: покой зейдитам только снится
Шанс реанимировать давно забытую мирную жизнь в Йемене представился в 1962 г. после осуществлённого организацией Свободные офицеры переворота, приведшего к свержению последнего имама Мухаммада аль-Бадра.

Однако мир толком не наступил. Причин множество. И неудачная попытка воплощения в жизнь идеи замешанного на исламе арабского социализма, и заигрывания с панарабизмом, и сепаратизм племенной верхушки, и борьба с владевшей военной базой в Адене Британией, и вмешательство внешних сил – тех же англичан, а также американцев и саудитов.

А тут ещё в 1967-м произошло временное закрытие Суэцкого канала, наотмашь ударившее по йеменской экономике, зиждущейся, как и в стародавние времена, на транзитной торговле.

Всё это усугубилось расколом на Арабскую и Народно-Демократическую республику. Последняя в 1986-м едва не рухнула в омут гражданской войны, а интриги, подчас принимавшие кровавый характер, внутри правящего Национального фронта (назову его так, без сложной аббревиатуры) не прекращались вообще никогда.

Некстати СССР свернул экономическую помощь. В этих условиях руководство НДРЙ почло за благо объединиться с АРЙ. Но произошло по сути то же самое, что и в центре Европе и в том же году, когда в рамках «объединения» ФРГ и ГДР, первая аннексировала вторую, обрушив её экономику, унизив офицерский корпус и отправив в политическое небытие партноменклатуру.

Новый виток конфликта породил в части йеменского общества ностальгию по имамату. Да и зейдизм как составляющая мировоззрения никуда не делся.

На руку его приверженцам сыграла недальновидная попытка секуляризации светской властью общественной жизни. Но если уж в шахском Иране процесс обмирщения не достиг успеха, то в более традиционализированном Йемене – и подавно. Особенно на фоне грызни внутри правящей верхушки.

Тут к месту и пришёлся энергичный Хусейн Бадруддин аль-Хуси, влиятельный клан которого возводит свою родословную к Мухаммеду.

Хуситы в ретроспективе истории
Хусейн Бадруддин аль-Хуси
Обвинил он, предварительно создав из своих последователей вооружённые отряды, власть в том же, в чём Р. Хомейни – шаха: в проамериканской ориентации. Не без оснований: Сана поддержала агрессию США против Ирака в 2003-м, что вызвало возмущение арабской, и не только йеменской, улицы.

Одновременно Тегеран стал активнее опираться на шиитов для распространения влияния в регионе, о чём мы недавно говорили: Иран: реальная политика под религиозным покровом.

И пройти мимо почти единоверцев в Йемене, учитывая его стратегически важное положение, Тегеран не мог. Почувствовав за собой крепкое иранское плечо, аль Хуси вступил в противостояние с центральной властью и погиб в первом же бою.

Но дело его живёт. По меньшей мере в названии. К тому же Сана, дабы добиться увеличения иностранной военной помощи, не нашла ничего лучше, как нелепо обвинить хуситов в связи с запрещённой в России Аль-Каидой, что только аккумулировало конфликт.

Движение, как подчёркивает историк-востоковед Д. Р. Жантиев, следует рассматривать в контексте роста шиитского – то есть по сути иранского – влияния на Ближнем востоке.

И если точнее, хуситы – важнейший инструмент в борьбе Тегерана за преобладание на юге Аравии, где значимый приз – контроль над Баб-эль-Мандебским проливом и Аденским заливом.

Да, из-за слабости собственных ВМС Исламская республика не в состоянии вытеснить оттуда США, но ослабить их влияние посредством включения Йемена в сферу своего влияния – способна вполне.

Вооружённый же конфликт хуситов с саудитами обусловлен всё более распространяемым, начиная с 1980-х влияниям салафизма, представляющего собой, по словам С. В. Французова,

«крайний суннизм», если под эпитетом «крайний» подразумевать нетерпимое отношению ко всем тем, кто с данным учением не согласен.»
В его распространении зейдиты справедливо обвиняют Эр-Рияд. Повод для беспокойства у них есть: идеи салафизма завоёвывают всё большую популярность у йеменской молодёжи.

В стране растёт число соответствующих школ и ширится распространение салафитской литературы,

«потоком текущей, – пишет Д. Р. Жантиев, – в Йемен из Саудовской Аравии и других суннитских монархий Залива.»
На волне в том числе противостояния салафизму и выступило семейство аль Хуси.

Политическое будущее хуситов непросто спрогнозировать. Как реальная сила, способная оказать существенное влияние на обстановку в Баб-эль-Мандебским проливе, они могут попасть в фокус внимания Китая, недавно создавшего в Джибути свою первую военную базу за рубежом; равно как и России – планирует, если не ошибаюсь, построить в Порт-Судане пункт материально-технического обеспечения ВМФ.

Другое дело, что Москва и Пекин сейчас активно развивают диалог с Эр-Риядом, так что если поддержка с их стороны хуситов и будет, то, думается, ограниченной и особо не афишируемой.

Но очевидно, что хуситское движение – всерьёз и надолго.

Использованная литература:
Густерин П.В. Йемен на пути к распаду // Военное обозрение. – 11.09.2014.
Жантиев Д.Р. «Хусистское» движение в Йемене: генезис и современное состояние
Бартольд В.В. Сочинения. Т. VI. Работы по истории ислама и Арабского халифата. М., 1966.
Ф. Муати Распространение шафиитского мазхаба в Йемене
Французов С. Полифония ислама