Гвардии стоять и умирать


Сражение при Гисгюбеле. Отряд Остермана пробивается к Теплицу. Фрагмент картины Б. Виллевальде

Общая ситуация
После поражения под Дрезденом (Победа Наполеона в Дрезденском сражении) Южная армия тремя колоннами отходила через Рудные горы в Богемию (так тогда называли Чехию). Австрийские колонны шли через Тарант к Фрайбергу и через Диппольдисвальде и Эйхвальд к Теплицу. Русско-прусские войска под общим командованием Барклая-де-Толли шли через Дону и Цегист, затем по шоссе через Петерсвальде к Теплицу. Занятие противником обоих главных путей от Дрездена, на Пирну и Фрайберг, заставило первую австрийскую колонну и русско-прусскую колонну отклониться от указанных им направлений.

Наполеон ещё 15 (27) августа 1813 года, пытаясь перерезать врагу пути отхода, направил обходным манёвром через Петерсвальде на Теплиц 1-й армейский корпус (32–35 тыс. солдат, 84 орудия). Бонапарт обещал Вандаму прислать ему на помощь корпуса Сен-Сира и Мармона. При успешном выполнении французами поставленной Наполеоном задачи, союзные войска оказывались в критическом положении. Захват Вандамом Теплица перекрывал союзным войскам узкий путь через Рудные горы. При подходе главных сил французов союзным войскам, при которых находился русский государь и прусский король, грозило окружение и поражение.

В Диппольдисвальде произошло большое столпотворение союзных войск, артиллерии, обозов, подвижных магазинов. Дожди и плохие дороги замедляли движение войск. Если бы французы быстро начали преследование, то союзники оказались бы в большой беде. Однако французская армия не преследовала противников.

Сначала Наполеон хотел догнать неприятеля. 28 августа войска Мюрата, Лотур-Мобура и Виктора двинулись к Фрайбергу, Мармона – в Диппольдисвальде, Сен-Сира – к Дону, а затем Максену, гвардия прибыла в Пирну. Император с гвардией вечером 28 августа был в Пирме, в 30 верстах от Кульма. На следующий день он мог прийти на помощь корпусу Вандама и закрыть дорогу союзникам, которые растянулись по узким горным дорогам. С тыла союзные войска блокировали войска Мюрата, Мармона и Сен-Сира. Но на следующий день Старая гвардия получила приказ вернуться в Дрезден. Союзная армия избежала возможной катастрофы.

Часть исследователей приписывает это решение болезни французского императора. Другие говорят о влияние известий о поражении Удино под Берлином (Как пруссаки Бюлова разгромили саксонцев Ренье и спасли Берлин) и разгроме войск Макдональда на Кацбахе (Сражение на Кацбахе).

Эти известия о неудачах французских войск привлекли всё внимание Наполеона к берлинскому направлению и Силезии, откуда могли появиться вражеские армии. Поэтому Старая гвардия с Наполеоном вернулась в Дрезден, Молодая гвардия получила приказ остаться в Пирне.

Другие корпуса хоть и продолжали преследование, но делали это медленно, осторожно, ограничиваясь захватом в плен отставших (в основном австрийцев) и брошенных обозов. А корпус Вандама, который располагался на самом главном и опасном направлении, не получил никаких конкретных указаний. 1-й французский корпус остался в одиночестве.


Первые бои
На пути французского корпуса оказался 10-тыс. русский отряд под началом графа Остермана-Толстого (уже в ходе сражения к нему подошли подкрепления). В состав Сводного отряда Остермана-Толстого входили: 1-я гвардейская дивизия под началом генерал-майора Розена (Преображенский, Семёновский, Измайловский, лейб-гвардии Егерский полки), нескольких полков 2-го армейского корпуса Евгения Вюртембергского, и отряд Гельфрейха. Остерман получил приказ не допускать французские войска к выходам из горных ущелий.

Первые стычки начались 28 августа. Бои шли у селений Гросс-Котты, Кричвиц, Кольберг. В то время как гвардия шла к Гисгюбелю (Гиссгюбель), под носом у французского корпуса часть сил отряда атаковала противника. Бригада Вольфа (Муромский и Черниговский полки) опрокинула противника за Кричвиц, где русские стрелки продержались до 16 часов. Отряд Кнорринга при поддержке батальона лейб-егерей и батальона семёновцев под личным командованием Ермолова атаковал Кольберг.

Французы не имели данных о численности противостоящих им сил противника, преувеличивая их численность. Вандам был введен в заблуждение решительностью действий русского отряда. Дальнейшее продвижение отряда сопровождалось постоянными схватками с французскими войсками.

Так, у Гисгюбеля гвардии пришлось освобождать дорогу от французских стрелков. Этот бой вошёл в историю Русской гвардии и армии.

Авангард колонны, во главе которого находился лейб-гвардии Преображенский полк, был встречен плотным артиллерийским и ружейным огнем неприятеля. Гвардейская батарея заставила замолчать французскую артиллерию. Командир 1-й гвардейской дивизии Розен развернул полк и лично приказал 2-му батальону проложить путь штыками.

Преображенцы в темно-зеленых мундирах с красной отделкой во главе со своим командиром полковником Никанором Свечиным стремительной штыковой атакой смяли французов. Штыками русские солдаты пробивали дорогу всему отряду. Атака гвардейцев Свечина была поистине молниеносной. Следовавшие в колонне даже не заметили, что головные батальоны преображенцев ведут жестокий бой. Обычно сдержанный граф Остерман-Толстой, наблюдая за происходящим, не мог и не желал скрыть восторга и восхищения мужеством и отвагой братьев-гвардейцев.

За лихую атаку близ Гисгюбелюя полковник Никанор Свечин был награжден орденом святого Георгия 4-й степени, а за Кульм произведен в генерал-майоры. Он удостоился получить благодарность из уст сразу трех европейских монархов – российского императора, прусского короля и австрийского императора. Его имя прославилось среди всей гвардии.


Сражение при Кульме. А. Е. Коцебу
Французское наступление
29 августа на рассвете французские войска оттеснили отряд Остермана-Толстого от Кульма в сторону Теплица. Русские войска заняли оборону юго-западнее Кульма у селения Пристен, построившись в две линии. Остерман сосредоточил главные усилия на своём левом фланге, вдоль дороги Кульм – Теплице. На правом фланге русские силы расположились на холмистой местности.

Остерман-Толстой призвал войска держаться на занятой позиции «до последней крайности» и «или умереть славною смертью на поле брани», но дать время выбраться из горных ущелий основным силам нашей армии и русскому государю. Его поддержал цесаревич Константин Павлович, во время объезда войск обращавшийся к гвардейцам со словами: «Ребята, друзья! Император в горах. Спасите царя!»

Вандам, надеясь, что только одно появление сил его корпуса заставит русских отступить и, торопясь занять Теплиц, не стал ждать сосредоточение всех сил и вводил части в бой по мере их пребывания. Первой пошла в атаку бригада Рейсса (6 батальонов). Около полудня она атаковала русские позиции у селения Страден. Атаку противника отразили, а командир французской бригады принц Рейсский погиб. Ермолов поддержал лейб-егерей Семеновским полком, и французы подались назад.

В это время против русского левого крыла вступила 42-я дивизия Мутона-Дюверне (9 батальонов). Русских стрелков вытеснили из леса у Страдена. Вандам развернул кавалерию Корбино (20 эскадронов) и направил из Кульма по обе стороны шоссе бригаду Гобрехта (8 эскадронов). Около 14 часов подошла дивизия Филипона (14 батальонов). Вандам, надеясь решить дело одним решительным ударом, один полк направил на Страден и три – на Пристен. Русские стрелки оставили Страден, но когда два французских батальона неосторожно кинулись преследовать их, окружили тех в лесу и по большей части перебили или захватили в плен.

Шёл кровавый рукопашный бой. Семеновский полк потерял до половины своего состава. Ермолов, докладывавший Остерману об огромных потерях, в ответ услышал: «Стоять на месте и умирать!»

Пристен несколько раз переходил из рук в руки. Французы вытеснили из него бойцов 2-го корпуса. Тогда князь Шаховский с 4-м егерским, Ревельским и Минским полками, отбили селение. Французы, неся большие потери от огня русской артиллерии, снова двинулись в атаку. Вюртембергский попросил подкреплений. В резерве у Толстого оставалось всего три батальона (два из Измайловского полка и один из Преображенского). Резерв ударил по врагу. Французов отбросили. Но и русские войска понесли большие потери. Командир Измайловского лейб-гвардии полка Матвей Храповицкий был тяжело ранен.

В это время отряд Толстого получил подкрепление – подошла 1-я кирасирская дивизия под началом генерал-майора Депрерадовича. Два кирасирских полка – Кавалергардский и Конный, заняли оборону на правом фланге, где стороны разделял овраг, а лейб-гвардии Уланский и Драгунский полки развернулись на левом фланге.

Около 17 часов французские войска двумя колоннами атаковали левый фланг русских войск. Французы пробили русскую оборону, захватили Пристен, но были приостановлены штыковой атакой батальона Семёновского полка. Семёновцы отбили орудия захваченной французами батареи. В этот момент по французам ударили лейб-гвардии Уланский и Драгунский полки под началом Ивана Дибича. Одна французская колонна смогла скрыться в лесу, другая вступила в бой и была разгромлена. Только пленными взяли до 500 человек.

На этом активные боевые действия в этот день закончились. Русский отряд понес большие потери – до 6 тыс. человек, но выдержал удар противника, устранив угрозу окружения и разгрома отступавшей союзной армии.

Сражение было крайне ожесточённым. Обе стороны проявляли храбрость и мужество. Остерман-Толстой был ранен, его перебитая ядром левая рука была отрезана. На слова сочувствия он ответил:

«Быть раненому за Отечество весьма приятно, а что касается левой руки, то у меня остается правая, которая мне нужна для крестного знамения, знака веры в Бога, на коего полагаю всю мою надежду».
Командование войсками принял на себя генерал Алексей Ермолов, командир 5-го гвардейского корпуса. Ермолов прекрасно выполнил задачу. Русские гвардейцы своим геройским самопожертвованием спасли всю армию. По мнению Дениса Давыдова, «знаменитая Кульмская битва, которая в первый день этого великого по своим последствиям боя, принадлежала по преимуществу Ермолову, служит одним из украшений военного поприща сего генерала». Не зря полководца прямо на месте битвы наградили орденом Св. Александра Невского, а прусский король вручил ему крест Красного орла 1-й степени.


Портрет Александра Ивановича Остермана-Толстого. Д. Доу
Разгром французского корпуса
Вечером к Теплицу стали подходить основные силы Барклая. Ночью отряд Ермолова был усилен 2-й кирасирской дивизией и частью 3-го пехотного корпуса. Они сменили на передовой обескровленные и измотанные боем подразделения 1-й гвардейской дивизии. Общее командование принял на себя Милорадович, а затем Барклай.

Примерно в это же время прусский корпус Клейста (35 тыс.) прошёл той же долиной в горах, что и французы, и вышел в тыл к противнику. Это оказалось неожиданностью и для пруссаков, и для французов. Вандам даже первоначально посчитал, что это подкрепления Сен-Сира. Общая численность союзных войск в районе сражения возросла до 50–60 тыс. человек.

Барклай на левом фланге в первой линии поставил 1-ю гренадерскую дивизию под командованием Раевского и бригаду Пышницкого, во второй линии располагалась австрийская бригада принца Гессен-Гомбургского. Общее руководство левым флангом осуществлял князь Голицын. В центре в первой линии был 2-й корпус Евгения Вюртембергского и отряд Гельфрейха, во второй линии – 2-я гвардейская пехотная дивизия генерал-майора Удома, гвардейская кавалерия и австрийские кирасиры. Здесь же располагалась 3-я кирасирская дивизия Дуки. Общее командование осуществлял Милорадович. На правом крыле были кавалерийский отряд Кнорринга (он был в этом сражении тяжело ранен), австрийские дивизии Коллоредо и Бьянки. Правый фланг должен был осуществить обход противника. Правым флангом руководил австрийский полководец Коллоредо.

Французские войска в этот день продолжали атаковать левый фланг союзных войск. Русские войска ударили на обоих флангах, а австрийские войска пытались обойти левый фланг неприятеля. К полудню в тыл французам вышли пруссаки. Вандам был вынужден повернуть часть своих сил против Клейста и контратаковал его. Прусские войска были отброшены на несколько километров к северу, но пробить коридор и уйти смогла только кавалерийская бригада генерала Корбино.

Французы, атакованные с трёх направлений, были смяты и разбиты. К 13 часам французские войска стали сдаваться. До 12 тыс. человек вместе с командующим и всей артиллерией (80 орудий) попали в руки союзников. Другие разбежались по лесам.


Генерал Доминик Вандам попадает в плен к русским. Худ. Фриц Нейман
Итоги
Союзная армия, благодаря мужеству и самопожертвованию тысяч русских солдат, избежала окружения. Угроза возможной военной катастрофы была ликвидирована. Наполеон не развил успех под Дрезденом. Австрийцы, которые ещё сомневались в будущем антифранцузской коалиции, не стали из неё выходить.

Французский 1-й корпус под командованием Доминика Вандама был полностью разгромлен. В сражении при Кульме французские войска потеряли до 5 тыс. убитыми, всю артиллерию и обоз. Пленных было около 12 тыс. человек. Общие потери французского корпуса оценивают в 17–22 тыс. человек, часть солдат разбежалось по лесам, и позднее присоединилпсь к своей армии. Наполеону пришлось формировать корпус заново, но фактически 1-й корпус так и не восстановил боеспособность до конца кампании.

Союзные войска потеряли около 10 тыс. человек, из них – 7 тыс. русских. Большая часть потерь пришлась на первый день сражения. Значительные потери понесли гвардейцы: Семёновский полк потерял 900 человек убитыми и ранеными, то есть половину списочного состава, Измайловский полк – 551 человека и т. д.

Для царя Александра это была первая победа, при которой он присутствовал, поэтому она стала для него особенной. По словам адъютанта русского государя Михайловского-Данилевского, позднее ставшего видным военным историком – «Кульмское сражение было для него всегда любимым предметом воспоминания».

Остерман-Толстой был отмечен орденом Св. Георгия 2-й степени и прусским Большим Железным крестом. Русские гвардейцы были отмечены Знаком отличия Железного креста (Кульмским крестом).

Многие участвовавшие в сражении генералы получили повышение: Остерман-Толстой стал генерал-адъютантом Александра I, Розен и Депрерадович произведены в генерал-лейтенанты. Русский царь пожаловал по 2 рубля солдатам. Гвардейским эскадронам выделили по три солдатских Георгиевских креста, ими должны были наградить тех, «кои по выбору собратий их избраны будут достойными к получению».

В Австрии в честь победы под Кульмом был сооружен монумент и отчеканили медаль с надписью: «Мужеству Русской Гвардии при Кульме».


Солдатский Кульмский крест