«Фрязи же и вси воеводы их възлюбиша злато и серебро». Первый штурм Константинополя

«Фрязи же и вси воеводы их възлюбиша злато и серебро». Первый штурм Константинополя
Осада Константинополя крестоносцами в 1203 году. Картина Якопо Тинторетто (1580)

Разгром Задара
Изначально крестоносцы (Четвёртый крестовый поход: папство, Византия и Венеция) должны были направиться морем в Египет, под властью которого и была Палестина. Святая земля принадлежала египетской династии Айюбидов, в которой в конце XII века, после смерти знаменитого Саладина, вспыхнули распри и раздоры. Казалось, что Четвёртый крестовый поход начинается в благоприятных условиях. К началу похода под властью христиан на Востоке оставались два крупных города – Антиохия и Триполи, и прибрежная крепость Акра.

Крестоносцы собирались в Венеции, которая за определённую сумму предоставляла свои суда для перевозки войска. Христиане планировали сначала завоевать Египет, и уже оттуда добиваться возвращения Палестины. Но Венеция не желала перевозить «воинов креста» бесплатно. Венецианский дож Энрико Дандоло требовал огромную сумму – 85 тысяч марок (более 20 тонн) серебром. Крестоносцы явились в назначенный срок не в полном составе (12 тыс. из планируемых 30 тыс.) и не смогли собрать такую сумму.

В июне 1202 года венецианские корабли уже были готовы, но лишь треть «пилигримов» прибыла в Венецию. Другие крестоносцы отправились через Фландрию, Марсель, Апулию или задерживались в пути. Тогда Дандоло предложил вождям крестоносцев в счёт долга помочь ему захватить город Зару (Задар), который лежал на далматинском побережье Адриатического моря. Незадолго перед походом Задар отпал от Венеции и перешёл под покровительство венгерского короля. Крупный город-порт стал конкурентом Венеции на Адриатике.

Несмотря на запрет папы римского поднимать оружие против христиан и на протест части знатных и рядовых крестоносцев, покинувших затем лагерь и вернувшихся на родину или продолживших путь в Палестину самостоятельно, остальные рыцари дали согласие на такой поход. То есть крестоносцы выступили против венгерского короля Имре, который принял крест, и города, что должен был поддержать Четвёртый поход.

При этом, как отмечал один их хронистов похода Робер де Клари, вожди скрыли свои планы экспедиции против христианского города от рядовых крестоносцев, чтобы избежать возможных волнений.

«Фрязи же и вси воеводы их възлюбиша злато и серебро». Первый штурм Константинополя
Крестоносцы захватывают город Зара, картина Андреа Вичентино
В начале октября 1202 года флот выступил из Лидо (остров у Венеции). Флот состоял из 72 галер и 140 грузовых судов. По сообщению Жоффруа де Виллардуэна, крупного французского феодала, маршала Шампани и одного из вождей «войска Христова», который стал автором хроники «Завоевание Константинополя», на кораблях также находилось «более трехсот баллист, катапульт и множество других орудий, которые нужны для взятия города». Всего армия насчитывала около 20 тыс. воинов, половина из них была крестоносцами, половина – венецианцами.

10 ноября флот подошёл к Задару. Гавань была закрыта цепями, но захватчики смогли прорвать их и высадили десант у стен города. Виллардуэн описывал осаждённый город с восторгом:

«Пилигримы увидели город, укрепленный высокими стенами и величавыми башнями. Тщетно они стали искать какой-нибудь город более прекрасный, более укрепленный и более процветающий».
Сначала горожан пытались убедить вернуться под власть Венеции, но без успеха. 24 ноября город взяли штурмом и разграбили. Выставленные жителями города на стенах распятия не остановили захватчиков. Наступала зима, поэтому «пилигримы» остались здесь на «зимние квартиры». Причём крестоносцы и венецианцы начали враждовать, и их конфликты едва не переросли в настоящую войну. Вождям похода едва удалось остановить бойню.

«Фрязи же и вси воеводы их възлюбиша злато и серебро». Первый штурм Константинополя
Осада Зары. Якопо Робусти, более известный как Тинторетто (около 1519–1594) – выдающийся живописец венецианской школы позднего итальянского Возрождения
Новая цель – Константинополь
Захват Зары был заметным ударом по престижу «пилигримов». Часть рыцарей отказалась от похода, либо пыталась добраться до Святой земли самостоятельно.

С другой стороны, Дандоло одержал первую победу. Услышав о разгроме Зары и получив жалобу венгерского короля на союзников, папа отлучил венецианцев и крестоносцев от церкви.

«Вместо того чтобы достичь обетованной земли, – писал папа Иннокентий III крестоносцам, – вы жаждали крови наших братьев. Сатана, всемирный соблазнитель, вас обманул… Жители Зары повесили распятия на стенах. Невзирая на Распятого, вы произвели штурм и принудили город сдаться…
Под страхом анафемы остановитесь в этом деле разрушения и возвратите послам венгерского короля всё то, что у него было отнято. В противном случае знайте, что вы подпадаете отлучению и действительно лишаетесь преимуществ, обещанных всем крестоносцам».
На венецианцев угрозы папы впечатления не произвели. Крестоносцы-«франки» стали добиваться снятия отлучения. Наконец, папа смилостивился, даровал отпущение, оставив под отлучением венецианцев. Причём не запретил «франкам» сноситься с Венецией. Их союз был сохранен.

Во время осады и захвата Зары в этой истории появилось новое действующее лицо – византийский царевич Алексей, сын свергнутого василевса (басилевса) Исаака II Ангела. Царевич в 1202 году смог сбежать из Константинополя в Италию, а затем к своей сестре Ирине, жене германского короля Филиппа Швабского. Царевич пытался добиться помощи для возвращения византийского трона своему отцу.

Германский король, который в это время был занят борьбой за Германию с Оттоном Брауншвейгским, существенной помощи оказать не мог. Но он отправил посольство в Зару с просьбой к Венеции и крестоносцам помочь Исааку и его сыну Алексею в восстановлении их прав на Византию. Царевич обещал за такую помощь церковную унию с Римом, большую сумму денег «пилигримам» и своё участие в крестовом походе.

Таким образом, происходило полное изменение в направлении похода и его характера. Дож Дандоло немедленно оценил все выгоды такого похода для Венецианской республики. Главная роль Венеции в восстановлении низложенного Исаака открывала для Республики св. Марка огромные возможности на Востоке. Надолго обеспечивала будущее Венеции. Венеция была обеспокоена действиями конкурентов – Генуи и Пизы, возрастающей экономической мощью генуэзцев. Нужен был сильный ход, и Республика св. Марка его сделала, чтобы обойти соперников. Твёрдая воля Дандоло сыграла огромную роль в этом событии.

Крестоносцы согласились не сразу и требовали, чтобы их вели против «сарацин». Однако в конце концов большая часть «пилигримов» решилась принять участие в походе на Константинополь. Но затем, как и планировалось, направиться в Египет. В Заре был заключен между венецианцами и крестоносцами договор о завоевании Константинополя. Сам ромейский царевич Алексей вскоре прибыл в лагерь под Зарой.

«В то время как юноша находился там, все знатные бароны и дож Венеции также собрались в палатке маркиза; и они судили и рядили о том о сём и в конце концов спросили у юноши, что он сделает для них, если они поставят его императором и возложат на него в Константинополе корону; и он ответил им, что сделает всё, чего бы они ни пожелали»,
– пишет участник похода французский рыцарь из Пикардии Робер де Клари.

Робер де Клари – автор «Завоевания Константинополя», которое наряду с хрониками Жоффруа де Виллардуэна и Гунтера Пэрисского является основным источником о падении в 1204 году Второго Рима.

Царевич Алесей обещал крестоносцам 200 тыс. марок, выделить 10 тыс. воинов и корабли для завоевания Египта. Подчинить православную церковь папству. Также обещал помощь греков, что в Константинополе при его появлении откроют ворота.

Русская Новгородская летопись довольно точно передаёт суть события:

«Фрязи же и вси воеводы их възлюбиша злато и серебро, иже меняшеть (то есть обещал) им Исааковиць (царевич Алексей Исаакович), а царева веления забыша и папина (то есть папы)».
«Фрязи же и вси воеводы их възлюбиша злато и серебро». Первый штурм Константинополя
Жоффруа де Виллардуэн (около 1148 или 1150–1212, 1213 или 1218) – крупный французский феодал, сеньор де Виллардуэн с 1145/1170, сеньор Вилли, сеньор Лезинна, маршал Шампани (1185–1202), маршал Романии с 1204 года, один из руководителей Четвёртого крестового похода, автор хроники «Завоевание Константинополя». Гравюра
На Константинополь
В мае 1203 года флот с Дандоло, Бонифацием Монферратским и царевичем Алексеем отплыл из Зары. По пути город Дуррес (Албания) признал власть Алексея. Но на Корфу местные жители атаковали венецианцев, в ответ крестоносцы разграбили остров. На Корфу «франки» оставались три недели.

За это время в их войске едва не произошел новый раскол, так как около половины войска во главе с рыцарями Эдом де Шамплитом, Жаком д’Авеном, Пьером Амьенским, Оже де Сен-Шероном и другими решили отделиться и присоединиться к Готье де Бриенну, захватившим Бриндизи, и вместе идти в Святую землю из этого порта. Вождям похода едва удалось убедить недовольных остаться до завершения срока действия соглашения с венецианцами. Так поход на Константинополь едва не сорвался.

В конце июня флот был у столицы Византии. Второй Рим в глазах «франков», по словам современника событий византийского хрониста Никиты Акомината, «представлял собой в совершенстве знаменитый изнеженностью Сибарис».

Считается, что богатство приучило жителей древнегреческого города Сибариса к изнеженному образу жизни, и слово «сибарит» вошло в пословицу и сделалось нарицательным обозначением человека, живущего в роскоши.

Жоффруа де Виллардуэн описывал глубокое впечатление, произведённое на «пилигримов» видом огромной византийской столицы (от 500 до 800 тыс. жителей, когда в «крупных» европейских городах было по 10 тыс. человек):

«Так вот, вы можете узнать, что они долго разглядывали Константинополь, те, кто его никогда не видел, ибо они не могли и представить себе, что на свете может существовать такой богатый город, когда увидели эти высокие стены, и эти могучие башни, которыми он весь кругом был огражден, и эти богатые дворцы, и эти высокие церкви, которых там было столько, что никто не мог бы поверить, если бы не видел собственными глазами и длину, и ширину города, который превосходил все другие города. И знайте, что не было такого храбреца, который не содрогнулся бы, да это и вовсе не было удивительно: ибо с тех пор, как сотворён мир, никогда столь великое дело не предпринималось таким числом людей».
«Фрязи же и вси воеводы их възлюбиша злато и серебро». Первый штурм Константинополя
Стены Константинополя в начале XIII века
Казалось, что столь огромный и хорошо укрепленный город мог легко противостоять не особо многочисленным «франкам» (около 30 тыс. воинов и 200 кораблей). В городе было большое войско, столица могла выставить сверх того и ополчение.

Однако в Константинополе не было единства. Различные греческие кланы боролись за власть и прибегали к помощи иностранцев. Сильного правителя и полководца, который организовал бы оборону и выгнал пришельцев, не было. Слабый василевс Алексей III Ангел не смог защитить столицу.

Моральный дух ромеев был крайне низким. Боеспособны были только наемники-варяги. У Византии не было флота, который смог бы сорвать высадку вражеского десанта. В предшествующий период чиновники просто разворовали бюджет, выделенный на флот. А адмиралы даже умудрились распродать частным лицам из арсеналов и складов паруса, снасти и прочее корабельное имущество.

В результате крестоносцы спокойно высадились на европейском берегу. 24 июня корабли пристали у Халкедона, где предводители крестоносцев заняли императорский дворец. 26 июня крестоносцы заняли Скутари, расположенный к северу, где также находился один из императорских дворцов.

Василевс вывел армию на противоположный берег Босфора, чтобы помешать переправе противника. Алексей III предложил крестоносцам большой выкуп, снабдить провиантом, чтобы они спокойно двинулись в Палестину. Крестоносцы потребовали отдать трон Исааку. При этом «франки» были неприятно удивлены, что местные греки не поддержали царевича Алексея. Его несколько раз вывозили на корабле к самым стенам столицы, показывая народу и призывая принять законного государя. Эти попытки не привели к успеху.

«Фрязи же и вси воеводы их възлюбиша злато и серебро». Первый штурм Константинополя
Алексей IV Ангел (ок. 1183–1204) – византийский император в 1203–1204 гг. Сын Исаака II
Штурм
5 июня 1203 года «франки» высадились у Галаты. Греческое войско, которое превосходило врага вдвое, бежало без боя. Авангард графа Балдуина Фландрского преследовал врага и захватил его лагерь, где взял большую добычу. Гуго де Сен-Поль в письме к графу Лувенскому с насмешкой сообщал, что греки бежали так быстро, что их нельзя было настичь даже стрелой.

Греческий хронист Никита Акоминат (Хониат) отмечал:

«…римляне (римляне-ромеи, так называли себя византийцы – Прим. авт.) не только не осмелились сколько-нибудь сами подойти к неприятелю, но, обратив тыл против его атаки, частью пали, частью едва ускользнули от смерти, вообще бросились бежать во весь опор, и преимущественно начальники, оказавшиеся более боязливыми, чем робкие лани. Да и как было им осмелиться на борьбу с этими людьми, которых они в страхе называли смертоносными ангелами, или неуязвимыми медными статуями, и при одном виде которых готовы были умереть от ужаса?»
Ночью крестоносцы вышли к Галате. Гарнизон города состоял из варягов, а также генуэзцев и пизанцев, враждебных Венеции. На рассвете 6 июля, получив подкрепление из Константинополя, гарнизон сделал вылазку. Бой был упорным. Но «франки» смогли отбросить противника и на плечах отступающих ворвались в крепость. Многие защитники были убиты или попали в плен, часть бежала. Затем венецианский корабль «Орёл» прорвал железную цепь, которая закрывала вход в Золотой Рог.

7 июля корабли крестоносцев вошли в гавань. Было решено, что «франки» атакуют с суши, а венецианцы – с моря. 10 июля крестоносцы двинулись вдоль восточного берега к Влахернскому дворцу, а венецианский флот направился в юго-западную часть залива, где находилась пристань. Восстановив разрушенный греками мост через Золотой Рог, «франки» 11 июля заняли позицию между Влахернами и монастырем Косьмы и Дамиана, который крестоносцы называли замком Боэмунда, во время Первого крестового похода там разместился предводитель крестоносцев Боэмунд Тарентский.

Сил у крестоносцев было так мало, что они могли осаждать лишь Влахернские ворота, и провианта у них было всего на 2 недели. Греки устроили две крупные вылазки, одной из которых руководил зять императора Феодор Ласкарь. «Франкам» пришлось тяжело.

«Фрязи же и вси воеводы их възлюбиша злато и серебро». Первый штурм Константинополя
Прибытие крестоносцев к Константинополю в 1203 году. Миниатюра Жана Коломба из «Походов французов в Утремер» Себастьена Мамро, 1474 г.
Капитуляция
17 июля 1203 года начался общий штурм с суши и моря. Балудин Фландрский с братом Анри, Луи де Блуа и Гуго де Сен-Поль возглавили атаку. Стену защищали варяги из императорской гвардии. После яростного боя передовой отряд «франков» захватил участок стены. Однако варяги-«секироносцы» контратаковали и отбросили противника. Крестоносцы понесли большие потери и отступили.

Венецианцы начали штурм у Петриона, в узком месте бухты. Здесь было слабое место обороны – одна линия стен высотой около 10 м. Оборону держали более слабые силы. Дандоло расположил корабли в один ряд, на них имелись осадные башни, которые возвышались над городскими стенами. С них венецианцы обстреливали противника. В некоторых местах корабли могли вплотную подойти к стенам.

Венецианцы опасались высаживаться на берег. Тогда полуслепой старик Дандоло приказал спустить его с корабля первым. За ним несли знамя Республики св. Марка. Его пример воодушевил воинов. Они проломили стену с помощь тарана, однако отрялы варягов и пизанцев в яростном бою отбросили противника.

Но в это время венецианцы нашили слабое место, где почти не было защитников. Они с кораблей влезли на стены и захватили большой участок с 25 башнями. Штурмующие заняли часть города и подожгли другие кварталы, чтобы отгородиться от превосходящих сил ромеев.

Василевс Алексей, под угрозой восстания горожан, которые открыто его поносили за слабость, повёл армию в контрнаступление. «Франки» заняли оборону в своем укрепленном лагере и позвали на помощь венецианцев. Греческий хронист Никита Акоминат считал, что ромеи могли победить, если бы василевс сам повёл армию на штурм или позволил бы это сделать храброму Феодору Ласкарю, который рвался в бой. Но после длительного стояния у лагеря противника император просто отвёл армию в город.

18 июля, взяв с собой дочь Ирину, золото, бросив жену и других детей, василевс бежал в Болгарию.

После этого толпа освободила из тюрьмы его брата Исаака. 1 августа Алексей и его отец были провозглашены соправителями. Начались мирные переговоры.

«Фрязи же и вси воеводы их възлюбиша злато и серебро». Первый штурм Константинополя
Противостояние венецианского дожа Энрико Дандоло с греческим императором. Густав Доре
Продолжение следует…