Что ищет Норвегия в Русском секторе Баренцева моря

Что ищет Норвегия в Русском секторе Баренцева моря

Это Арктика, детка!
Норвежский стортинг давно не радует Россию, а сегодня особенно. Уже в начале года его депутаты подавляющим большинством голосов поддержали предложение правительства разрешить разведку и пробную добычу в глубоководных норвежских секторах Баренцева, Гренландского, Норвежского и Северного морей.

Арктика совсем непростой регион с точки зрения прав на всё, начиная с земельной и прибрежной собственности и кончая морскими ресурсами. На данный момент имеется в виду обширный шельфовый участок в 281 тыс. кв. км. Причём он включает и часть нового норвежского Баренцева сектора, включённого в состав Норвегии.

Этот сектор в официальном Осло сумели выторговать у Москвы, благодаря подписанному Мурманске в 2010 году соглашению с Российской Федерацией о разграничении морских пространств в Баренцевом бассейне и Северном Ледовитом океане (СЛО)…

По данным профильного российского портала (декабрь 2023 года), не только норвежские, но и многие скандинавские бизнес-структуры приветствовали упомянутые предложение правительства и решение стортинга». Первым так выступил стартап Loke Marine Minerals, занимающийся добычей полезных ископаемых на морском дне, «поддерживаемый такими крупными инвесторами, как нефтесервисная норвежская компания Technip FMC и норвежская морская группа Wilhelmsen.

При этом власти Норвегии с 2023 года призывают нефтяные компании королевства активизировать планы по разработке месторождений в Баренцевом море. В том же году правительство Норвегии провело лицензионный аукцион, в ходе которого было распределено для доисследования и разработки 92 участка недр на континентальном шельфе страны: 78 блоков в Баренцевом море и 14 – в Норвежском.

В передаче отказать!
В докладе Норвежского нефтяного директората (NPD), подготовленном в 2023 году, сообщалось об огромных залежах на норвежском шельфе, включая Баренцевый, природных ресурсов – не только нефтегазовых, но и миллионов тонн меди, цинка, кобальта, редкоземельных металлов (неодим и совершенно уникальный диспрозий – № 66 в таблице Менделеева).

В Норвегии стремятся побыстрее «оприходовать» ресурсы и того Баренцева сектора, который стал норвежским с 2010 года, ввиду упомянутого соглашения, подписанного с Россией. И это не случайно – в России с 2022 года обозначилась линия на приостановку действия этого документа.

Так, спикер Госдумы Вячеслав Володин в июле 2022 года поручил парламентскому Комитету по международным делам «изучить вопрос денонсации или приостановления» известного соглашения между Россией и Норвегией. Где речь шла, среди прочего, о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и СЛО.

И дело не только в том, что, по оценкам многих российских экспертов, около 100 тыс. кв. км Баренцевой шельфовой акватории было передано Норвегии без достаточных объективных причин. Нельзя забывать, что в этом сегменте акватории сосредоточены весьма крупные нефтегазовые ресурсы, не говоря уже о наличии там же значительных запасов разнообразных рыборесурсов.

В 2023 году официальных подвижек с российской стороны в этом вопросе не было. А норвежский МИД заявил в 2022, что данный документ не подлежит денонсации, ибо «такой тип соглашений действует бессрочно».

Впрочем, данное утверждение весьма спорно, так как Норвегия частично пересматривала де-юре или де-факто в 50-х, 80-х годах и позже свои шельфовые границы с Исландией, датскими Гренландией и Фарерскими островами по их инициативе. Кроме того, как отмечает вице-спикер Госдумы Константин Косачев,

«каждое государство в силу суверенитета, – вправе свободно присоединяться к какому-либо международному договору, прекращать или приостанавливать свое участие в нем: это ст. 38–39 федерального закона «О международных договорах Российской Федерации». Также действие договора «можно приостановить или прекратить, сославшись на коренное изменение обстоятельств, существовавших при заключении договора: это ст. 62 Венской Конвенции 1969 г. «О праве международных договоров».
Несвободный участок
Участок шельфа Баренцева моря, который Россия в 2010 году передала Норвегии по соглашению о разграничении морских пространств в Баренцевом море и СЛО, оказался чрезвычайно богатой нефтегазоносной провинцией. По данным Нефтяного директората Норвегии (NPD), сейсморазведка в последующие годы показала наличие в этом районе рентабельных для разработки не менее 1,9 млрд баррелей углеводородов (15 % из них нефть).

Эти данные уже к началу 2020-х гг. подняли оценку извлекаемых шельфовых запасов Норвегии на 11 % – до 18,7 млрд баррелей. А Осло остро нужны новые ресурсы нефти и газа. Ведь их добыча, особенно в Северном море, стабильно сокращается из-за старения и истощения прежних месторождений, используемых с середины 1970-х – начала 80-х.

Добыча здесь упала до 25-летнего минимума ещё в середине 2010-х. В этой связи «Юго-восток Баренцева моря (до 40 % этой акватории с 2010 году – норвежская часть… – Прим. авт.) – самый интересный из новых районов континентального шельфа Норвегии», – отметил в интервью Barents Observer (Осло) Геир Сельесет, менеджер по внешним связям Норвежской нефтегазовой ассоциации.

Что ищет Норвегия в Русском секторе Баренцева моря
Однако для России, дескать, «ценность этих ресурсов вызывает сомнения, поскольку трудоемкость и капиталоемкость добычи на шельфе значительно превышает показатели по другим российским месторождениям».

Подарок, но не вам!
Естественно, что получение Норвегией столь значимого подарка не может не сопровождаться мнениями якобы о нерентабельности для РФ экс-российских нефтегазовых ресурсов… Дело ещё и в том, что расширение норвежских Баренцевых границ приближает к границам России военно-политическую конфронтацию НАТО с Россией.

Тем более что в Норвегии, которая числится среди старейших членов в НАТО, власти уже дали понять, что не против отправки на Украину «военных советников и инструкторов» НАТО, в том числе норвежских. Этот фактор непременно должен учитываться при окончательном решении вопроса о «Баренцевом» соглашении России с Норвегией.

Между тем в 1926–1932 гг. притязания Осло распространялись почти на всю Баренцеву акваторию и даже на архипелаг Земля Франца-Иосифа. Группа норвежских «энтузиастов» в 1932 году вместо советских флагов установила здесь норвежские.

Москва предъявила Осло ультиматум, предупредив о военной операции по восстановлению советского суверенитета на архипелаге. В Норвегии решили не рисковать. А на международных переговорах о морских границах в Северной Атлантике в 1932–1933 гг. СССР поддержал норвежский суверенитет на островах Ян-Майен (восточнее датской Исландии), Надежды и Медвежий (юго-восточнее Шпицбергена).

Примерно в тот же период Москва признала суверенитет Норвегии на острове Буве на юге Атлантики и в примыкающей к нему акватории. Из Осло неожиданно оперативно «ответили» отказом от притязаний на архипелаг Франца-Иосифа и на примыкающую к нему часть Баренцева моря.

Но, повторим, в 2010 году притязания Осло в западной части этого бассейна – севернее Мурманской области – увенчались успехом…