Антисоветский миф о ГУЛАГе для ветеранов-инвалидов

Антисоветский миф о ГУЛАГе для ветеранов-инвалидов
Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл освятил на Валааме мемориал памяти ветеранов Великой Отечественной войны, более тридцати лет проживавших в здешнем доме-интернате и нашедших на острове свой последний приют. 2011 год

Чёрный миф
Этот миф можно считать составной частью более серьёзного информационного оружия – серии чёрных мифов «о кровавом режиме Сталина». Либералы и прочие очернители «совка» без серьёзной фактологической базы утверждали, что после Великой Отечественной войны в СССР в городах поголовно отлавливали безруких и безногих инвалидов (т. н. «самовары») и отправляли в систему учреждений закрытого типа, вроде Главного управления лагерями. Там с инвалидами обращались как с заключёнными, что привело к массовой смертности.

Мол, инвалиды войны, которые бродяжничали и нищенствовали, портили в городах радужную картину державы-победительницы. Дело доходило до того, что такие «писатели», бывало, выдавали совершенно запредельную ложь о том, что ветеранов-инвалидов хватали сотрудники милиции, госбезопасности и увозили в лагеря в эшелонах, топили на баржах, массово расстреливали из пулемётов и т. д. Просто Мордор какой-то, а не советская сверхдержава, в которой власти и солдаты спасли во время войны простых немцев, женщин и детей. Великая цивилизация, которая первой в мире отправила человека в космос.

Очевидно, такие либеральные, антисоветские «писатели» брали в пример нацистскую Германию и её грехи переписывали на Советский СССР, лично на Сталина.

Эта ложь получила широкое распространение. Так, в 2010 году, в 65-летнюю годовщину Победы в Великой Отечественной войне, на ТВ-экранах страны широко демонстрировался документальный фильм Зинаиды Курбатовой «Интернат. Преданы и забыты». Тему поднимали многие популярные СМИ, в частности «Life», «Московский комсомолец», «Аргументы и факты», «Эхо Москвы» и другие. К ним присоединялись и представители церкви, которые считали, что в СССР было полное мракобесие и делать могли только «галоши».

Сообщали, что на острове Валаам создали настоящий концлагерь, куда в 1948 г. свезли десятки тысяч человек. А через десять лет там осталось всего 1,5 тыс. инвалидов, остальные умерли. Но реальные факты таковы, что дом инвалидов на Валааме физически не мог вместить одновременно больше 1 тыс. человек. Действовал дом инвалидов на Валааме с 1950 по 1984 г., и за 34 года всего умерло 200 с небольшим человек. В условиях большой «текучки», когда одни уходили, и принимали новых.

Основным источником, на который ссылались антисоветчики, описывающие ужасы дома инвалидов — книга «Валаамская тетрадь» петербургского исследователя Евгения Кузнецова (1940–2007), который работал экскурсоводом на Валааме. Он писал:

«В 1950 году по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР образовали на Валааме и в зданиях монастырских разместили Дом инвалидов войны и труда. Вот это было заведение! Не праздный, вероятно, вопрос: почему же здесь, на острове, а не где-нибудь на материке? Ведь и снабжать проще, и содержать дешевле. Формальное объяснение – тут много жилья, подсобных помещений, хозяйственных (одна ферма чего стоит), пахотные земли для подсобного хозяйства, фруктовые сады, ягодные питомники. А неформальная, истинная причина – уж слишком намозолили глаза советскому народу-победителю сотни тысяч инвалидов: безруких, безногих, неприкаянных, промышлявших нищенством по вокзалам, в поездах, на улицах, да мало ли ещё где. Ну, посудите сами: грудь в орденах, а он возле булочной милостыню просит. Никуда не годится! Избавиться от них, во что бы то ни стало избавиться. Но куда их девать? А в бывшие монастыри, на острова! С глаз долой – из сердца вон. В течение нескольких месяцев страна-победительница очистила свои улицы от этого «позора»! Вот так возникли эти богадельни в Кирилло-Белозерском, Горицком, Александро-Свирском, Валаамском и других монастырях…»
Антисоветский миф о ГУЛАГе для ветеранов-инвалидов
Г. М. Добров. «Неизвестный» («Автографы войны»), о. Валаам
Что было на самом деле
Один и тот же факт можно показать как положительный, так и отрицательный. Объективно, как свидетельствуют факты, их подробно разбирает, к примеру, М. Сизов в статье «Судьба инвалидов после Великой Отечественной. О домах инвалидов на острове Валаам и в Горицах», никакого «ГУЛАга» или «тюрьмы» не было.

Инвалидов, которые остались без присмотра, семьи, которые были обречены в такой ситуации спать под забором, спиваться, действительно собирали в дома инвалидов. Там они были под присмотром и уходом медицинских работников. Никакой тюрьмы: обычная жизнь, самодеятельность, книги, фильмы, работа, обучение. Те, кто мог, ходили на рыбалку, за грибами и ягодами. Имелась возможность создать новую семью. В условиях, когда миллионы здоровых мужиков погибли на фронтах, были уничтожены фашистами в концлагерях, даже «самовары» пользовались вниманием вдов, женщин, которые не могли найти себе полноценного мужчину.

К примеру, в Горицах со временем остались только те, от кого отказались родственники или кто сам не пожелал явиться к семье инвалидом, быть обузой. Те, кого смогли подлечить, возвращались в прежнюю жизнь, учились, получали новую профессию. Другие возвращались на малую родину. Кто-то умер, раны были тяжелые.

Основной задачей таких домов инвалидов была не изоляция, и тем более не физическая ликвидация ветеранов, а попытка дать человеку новую профессию. Чтобы он мог уже инвалидом работать, созидать, вернуться к обычной жизни. Например, с Валаама направляли на курсы счетоводов и сапожников. Безногие инвалиды могли вполне это освоить. Работать ветеранам 3-й группы было обязательно, 2-й группы – в зависимости от характера травм.

Виталий Семёнов, скрупулёзно изучавший архив Валаама, пишет:

«Типичная ситуация, которую видим по документам: солдат возвращается с войны без ног, родственников нет – убиты по пути в эвакуацию, или есть – старики родители, которым самим требуется помощь. Вчерашний солдат мыкается-мыкается, а потом машет на всё рукой и пишет в Петрозаводск: прошу отправить меня в дом инвалидов. После этого представители местной власти производят осмотр бытовых условий и подтверждают (или не подтверждают) просьбу товарища. И только после этого ветеран отправлялся на Валаам.»
Таким образом, Советское государство, основанное на базе социальной справедливости, не давало части общества опуститься, сгинуть под забором. О людях действительно заботились, хотели вернуть их в общество. Чтобы они получили новую профессию, жили обычной жизнью, а не становились социальным «дном», что было типично для капиталистического мира. К примеру, в России образца 1990- х годов миллионы людей опустились, спились, стали бездомными. Они стали «лишними» людьми, так как не вписались в «рынок».

Социальная защита инвалидов
Одно из неизбежных следствий ведения активных боевых действий – появление новой категории лиц, которые нуждались в социальной защите – инвалиды Великой Отечественной войны. В статистическом исследовании «Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооружённых сил» значится, что в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов демобилизовано по ранению, болезни, возрасту 3 798 200 человек, из них инвалидов 2 576 000 человек. И среди них 460 тыс. с ампутацией верхних или нижних конечностей.

В соответствии со ст. 56 Закона от 1 сентября 1939 г. эти лица имели право на государственную пенсию. Постановлениями Совнаркома СССР от 16 июля 1940 г. и 5 июня 1941 г. право на пенсию имели военнослужащие рядового и младшего начальствующего состава срочной службы и их семьи, лица высшего, старшего и среднего начальствующего состава, лица младшего начальствующего состава сверхсрочной службы, специалисты рядового состава сверхсрочной службы и их семьи. Также право на пенсию имели курсанты военных училищ, школ и курсов, медицинские сёстры медицинских частей, военнослужащие авиационных частей гражданского воздушного флота и т. д.

Порядок назначения и выплаты пенсий определяла Инструкция № 101, утверждённая советским правительством 31 января 1944 г. Размер пенсии устанавливался в зависимости от причины и степени инвалидности, характера работы инвалида до призыва в армию. По причине инвалидности пенсии делились на две категории: 1) вследствие ранений, контузий или увечий, полученных в боях, либо вследствие заболеваний, полученных на фронте; 2) вследствие несчастных случаев, заболеваний, не связанных с пребыванием на фронте. По степени инвалидности различались пенсии инвалидам 1-й, 2-й и 3-й групп (100, 75 и 50 % заработной платы).

Государство проявляло заботу о трудоустройстве инвалидов, частично сохранивших работоспособность. Для этого внесли изменения и дополнения в нормы трудового права. Основными были постановления правительства «О трудовом устройстве инвалидов Отечественной войны» от 6 мая 1942 г. и «Мерах по трудовому устройству инвалидов Отечественной войны» от 20 января 1943 г.

Инвалиды имели преимущественное право зачисления на работу, если были пригодны к этой работе. Инвалидам помогали с трудоустройством, в частности, на руководящие должности – директорами предприятия и артелей, председателями колхозов, сельских советов, сельпо (магазин сельского потребительского общества) и т. д. В учебных заведениях учили будущих бухгалтеров, часовщиков, садоводов, фотографов и т. д. В целом система мероприятий по трудовому устройству и обучению инвалидов позволяла вернуть более 80 % людей к общественно полезной трудовой деятельности.

Одновременно в стране работали над расширением материально-технической и производственной базы для протезирования инвалидов. В 1941 году в системе наркомата социального обеспечения РСФСР было 38 протезных предприятий. С началом войны в 22 городах создали такие предприятия, что позволило к концу года изготовить 40 тыс. временных протезов.

Также проводились меры по созданию необходимых для инвалидов производственных и бытовых условий, предоставления жилой площади в первую очередь. Повышалась персональная ответственность руководящих работников советских и хозяйственных органов за решение вопроса о трудоустройстве инвалидов.

Инвалиды получали льготы в деле получения образования в вузах и средних специальных учебных заведениях, преимущественные права в получении материальной помощи, в направлении в санатории, дома отдыха и т. д. Организация обучения новым специальностям проводилась уже на стадии эвакуационных госпиталей, затем в домах инвалидов, где проводилась трудовая реабилитация, профобучение на полном государственном обеспечении.

Советское государство даже в самых тяжелых условиях войны и послевоенного восстановления пыталось облегчить, улучшить жизнь инвалидов. На них распространялись многие льготы, их материально-бытовые условия улучшали. Для инвалидов открывали специальные магазины, для особенно нуждающихся товары и продукты доставляли на дом. Предоставляли преимущества в пользовании медицинскими учреждениями, столовыми, мастерскими, городским транспортом. Горожанам предоставляли лучшие огородные участки, члены колхоза имели право первоочередного приобретения скота и пр.

Семья умершего инвалида имела право на пенсию на тех же основаниях, что и семьи погибших, умерших и пропавших без вести военнослужащих на фронте.

Таким образом, «кровавый тоталитарный режим» Сталина, несмотря на тяжелые военные и экономические условия, прилагал большие усилия, чтобы удовлетворить необходимые духовные и материальные потребности инвалидов войны. Раненых старались реабилитировать, вернуть к производственной, созидательной деятельности с помощью разных социальных институтов, включая госпиталя, дома инвалидов, трудовые интернаты. Пенсионное обеспечение, разные льготы и преимущества в материально-бытовом обслуживании предоставляли инвалидам войны надёжную социальную защиту.