Американская пресса обсуждает расстрел российских военнопленных украинскими боевиками


После того, как в интернете появились видеокадры убийства российских военнослужащих, сдающихся в плен украинской армии в Макеевке, последовала и соответствующая реакция со стороны западной прессы. The New York Times задалась вопросом о том, совершили ли украинские боевики военное преступление или действовали в рамках своего устава.

Как пишет американское издание, на видеокадрах можно наблюдать ужасающие кадры расправы над 11 россиянами. По утверждению украинской прессы, которая сначала вообще писала о «миномётном обстреле», их расстреляли после того, как один из сдававшихся в плен солдат внезапно открыл огонь по стоявшим рядом украинским военным. Только не понятно, причём здесь те, кто уже сдался и лежал на земле. Как это может оправдать расстрел лежащих пленных…

Россия обвинила украинскую сторону в совершении военных преступлений, в том числе в безжалостной расправе над безоружными российскими военнопленными. Киевскому режиму пришлось выставить в качестве объясняющегося даже не чиновника правительства или генерала, а уполномоченного по правам человека Дмитрия Лубинца. Он заявил, что россияне якобы открыли огонь по солдатам ВСУ во время своей сдачи в плен.

Однако уже и в Управлении ООН по правам человека заявили о том, что инцидент нуждается в скорейшем расследовании. Виновные, согласно точке зрения ООН, должны быть привлечены к ответственности. Ведь российские бойцы были «выведены из строя», а этот термин относится к людям, которые безоружны или не участвуют в боевых действиях.

The New York Times установила, что видеокадры действительно были сделаны в Макеевке, расположенной в Луганской Народной Республике.

Как утверждает доктор Рохини Хаар, медицинский советник организации «Врачи за права человека», большинство российских военных на ужасающих видеокадрах были убиты выстрелами в голову. Судя по лужам крови, их просто оставили там мертвыми, не пытались помочь им, если даже кто-то оставался ещё живым. Доктор Хаар также отмечает, что российские солдаты лежали без оружия, с руками за головой или на руками на земле. Это свидетельствует о том, что они не могли уже считаться «комбатантами» и имели статус военнопленных.

Ива Вукусич, эксперт по уголовному преследованию военных преступлений в Утрехтском университете, считает, что если российских военных расстреляли уже после нейтрализации угрозы, в качестве акта мести, то это, безусловно, является военным преступлением. Если же их расстреляли во время ответного огня, то это преступлением назвать нельзя. Такая трактовка…

Также The New York Times сообщает, что ранее специалисты ООН уже документировали случаи пыток российских военнопленных украинскими военнослужащими. Правда, американское издание не было бы американским, если бы забыло подчеркнуть, что российские военные якобы все же больше «издеваются» над плененными украинскими и даже мирными жителями. В целом же очевидно, что западная пресса пытается несколько сгладить негативное впечатление у мировой общественности от произошедшего инцидента. Отсюда – и рассуждения в статье о преступлениях, якобы совершавшихся уже российской стороной.

Такая позиция наглядно демонстрирует подлинный, а не напускной интерес к «правам человека» на Западе. Эти права существуют тогда, когда они выгодны Западу. В противном случае, можно закрывать глаза на что угодно – и на действия Аугусто Пиночета, и на уничтожение миллиона индонезийских коммунистов и членов их семей Сухарто, и на не понесших наказания и доживавших в США или странах Южной Америки эсэсовских чинов. Такой же подход мы видим и сегодня, только уже в отношении Украины и совершаемых ее боевиками преступлений. Источник