100 лет назад: когда коричневый стал цветом нацистов – и при чем здесь Хьюго Босс

100 лет назад: когда коричневый стал цветом нацистов – и при чем здесь Хьюго Босс
Для всех политических партий, как и почти для всех других организаций, коричневый цвет стал неприемлемым, поскольку нацистское движение изобрело коричневую рубашку как единую одежду, и в то же время это определило ее политический цвет. Это было 100 лет назад. Свою роль в этом сыграла Африка, случайность, а позже и швабский производитель текстиля, который сегодня всемирно известен своими дорогими дизайнерскими изделиями.

Но по очереди.

В первые годы Веймарской республики национал-социалисты и их военизированная боевая организация Sturmabteilung (SA) были лишь одним из бесчисленных политических образований. Поначалу многие молодые, часто безработные мужчины носили униформу в сочетании с гражданской одеждой, часто включая ветровки. Так называемый «серый полевой» цвет погибшей в мировой войне императорской армии был очень распространен в повседневной жизни – не только потому, что миллионам бывших солдат приходилось искать новую роль в гражданской жизни, но и потому, что гражданская одежда была для многих недоступна.

«До 1923 года бойцы СА носили все, что хотели. Только красная свастика была отличительным признаком»,
– говорит историк Даниэль Сименс из университета Ньюкасла.

«Цвет нацистского движения на ранних этапах на самом деле был красным, потому что он очень хорошо работал в качестве сигнального цвета»,
– полагает автор книги Sturmabteilung. История СА (Зидлер-Верлаг). Но тут возникли проблемы с социал-демократами и коммунистами, которые все считали себя красными.

Долгое время считалось, что нацисты первого часа были в основном возвращенцами с мировой войны, которые не нашли своего места в гражданской жизни и увлекались романтическими фантазиями, такими как «дух героя» и «дух товарищества».

«Однако доля бывших участников мировой войны была не слишком высокой»,
– отмечает историк Сименс, потому что многие из первых нацистов были слишком молоды для войны и пришли в «движение» из школы или ученичества. Тем не менее они любили носить униформу, которая, по мнению Сименса, подчеркивала сплоченность группы и требовала респектабельности. Более того, однотипные детали были широко распространены и поэтому доступны и дешевы.

Одним из этих целеустремленных людей был тогдашний 30-летний Герхард Россбах, бывший лейтенант мировой войны, а затем участник многочисленных послевоенных конфликтов в Прибалтике или Верхней Силезии, основатель в 1919 году свободного корпуса численностью около 1 000 человек – штурмовой дивизии Россбаха, которая позже была преобразована в СА.

Будучи участником путча Адольфа Гитлера против правительства Баварии 9 ноября 1923 года, Россбах бежал в Австрию, опасаясь ареста. Сообщается, что Россбах за небольшие деньги приобрел большую партию коричневых рубашек, которые изначально предназначались для сил защиты в колонии Германской Восточной Африки.

Там – на территории нынешней Танзании – главнокомандующий Пауль фон Леттов-Форбек противостоял превосходящим силам союзников до конца войны. В очень популярном в то время жанре «молодежного романа» борьба Леттова-Ворбека была описана в красочно иллюстрированных, прославляющих войну рассказах («Хейа Сафари»). В период политического упадка Леттов-Форбек считался «светлой фигурой».

Его возвращение на родину во главе своих войск 2 марта 1919 года через Бранденбургские ворота было отмечено как триумф широкой публикой, которая чувствовала себя униженной перед лицом поражения в войне, Версальского договора и революции. Соответственно популярной и к тому же насыщенной экзотикой была эта униформа: бежево-коричневая, намного светлее, чем более поздние гитлеровские рубашки, и с белыми перламутровыми пуговицами.

Прибыв в Германию, Леттов-Форбек сам незамедлительно присоединился к путчистам и, например, в марте 1920 года поддержал военного лидера путча Каппа Вальтера фон Люттвица, прежде чем он стал оптовым торговцем, чтобы покрыть серебром свои старые связи в Африке.

Первые коричневые рубашки во время гитлеровского путча
«Историю рубашек цвета хаки часто рассказывают, но детали до сих пор вызывают споры»,
– говорит историк Сименс.

«Коричневая рубашка не была обязательной для мужчин СА до 1926 года».
Согласно мемуарам, Россбах, умерший в Гамбурге в 1967 году, лично рассказал историку Георгу Францу-Виллингу, умершему в 2008 году, что он оказал решающее влияние на появление коричневых рубашек. Говорят, что еще в 1923 году Россбах прописал эту коричневую рубашку руководимой им «Шилловской молодежи», названной в честь прусского офицера и бойца Свободного корпуса Фердинанда фон Шилла.

«По крайней мере, с перестройкой партии после освобождения Гитлера из тюрьмы в 1924 году и снятием запрета на нацистскую партию в начале 1925 года коричневые рубашки утвердились в нацистском движении»,
– утверждает историк Даниэль Сименс.

«Коричневый цвет еще не был принят в партийном спектре, более того, нацисты также могли значительно отличаться от коммунистов по цвету».
Однако он заключает, что

«нацисты далеко не всегда были довольны выбором этого цвета, потому что коричневый цвет всегда ассоциировался с экскрементами, и один этот факт вызывал для нацистов много насмешек со стороны политических оппонентов».
Так впоследствии

«коммунисты продолжали играть своими замечаниями о «коричневых мальчиках» это связано с гомосексуализмом лидеров СА, таких как Эрнст Рем или Эдмунд Хайнс»,
– сообщает Сименс.

Гитлеровский фашистский образец Бенито Муссолини в Италии поступил проще: он сделал ставку на черный цвет (черные рубашки).

Современный люксовый бренд из Швабии
Однако, по словам Сименса, нельзя недооценивать и тот факт, что

«униформа стала важным источником дохода партии с 1926 года. Каждый член партии должен был сам оплачивать форму. Доставка была централизована в Мюнхене».
Не позднее 1931 года коричневые рубашки производила текстильная компания Hugo Boss, которая сегодня является брендом, отвечающим высоким стандартам. Владельцу одноименной компании из Метцингена в Швабии пришлось подать заявление о банкротстве в 1931 году после долгого периода краткосрочной работы и волн увольнений. В том же году он вступил в НСДАП, что повлекло за собой значительный объем заказов от нацистов.

«Компания (Hugo Boss) в основном выживает только благодаря сделке с нацистами»,
– говорит Сименс,

«а СА также обеспечивала заводскую безопасность, что обеспечивало производство посредством штрейкбрехеров во время забастовок».
После войны коричневый был сожжен как политический цвет в буквальном смысле. Даже правые экстремистские партии, такие как ДВУ, НДПГ и республиканцы, отказались от коричневого. Они использовали красный (НДПГ) или черно-красно-желтый (ДВУ, республиканцы).